Новости

16.02.2021 21:01
Рубрика: Культура

Джоди Фостер ищет правду

Знаменитая актриса в новом фильме спасает заключенного в Гуантанамо
В феврале 2021 года исполняется 30 лет культовому фильму "Молчание ягнят". 12 февраля на видеосервисах в России выходит спин-офф - ответвление этого фильма - сериал "Кларисса", посвященный героине Джоди Фостер Клариссе Старлинг. Но в новом сериале Клариссу играет другая - молодая актриса Ребекка Бридс. Однако Джоди Фостер также не сидит без дела. Уже 18 февраля в российский прокат выходит фильм, в котором она сыграла главную роль, - "Мавританец".

Лента основана на реальных событиях. Героиня Фостер - адвокат по имени Нэнси Холландер, которая защищает Мохаммеда ульд Слахи. Его арестовали в родной Мавритании после событий 11 сентября и поместили под стражу в Гуантанамо-Бэй на Кубе. Слахи пытали и держали в заточении 14 лет без предъявления обвинений.

В фильме рассказывается о том, как Джоди Фостер (Холландер) и Шейлин Вудли в роли ее помощницы Терри Дункан берутся за практически непосильную задачу - предоставить Слахи защиту, несмотря на множественные препятствия со стороны правительства США и враждебно настроенную общественность, которая обеих обвинила - ни много ни мало - в предательстве. Об этой роли и главном послании, заложенном в фильме, Джоди Фостер и рассказала в интервью.

История Мохаммеда ульд Слахи чрезвычайно важна. Что именно привлекло вас в "Мавританце" и насколько, по вашему мнению, такой фильм актуален при нынешней политической обстановке в США?

Джоди Фостер: Думаю, он очень актуален сегодня. Ведь речь идет о верховенстве закона и о том, насколько важно этот закон соблюдать, чтобы выжила наша хрупкая демократия и планета в целом. И чтобы мы сохранились как нация. Меня зацепила личностная часть истории. Думаю, что и режиссера Кевина Макдональда - также. Когда он только начал работать над сценарием, то сосредоточился на личном и эмоциональном аспектах. Эта история в первую очередь о Мохаммеде, который хотел послужить своей истории, своим примером показать и каждому американцу, и любому человеку на Земле, что именно происходило с мусульманами после событий 11 сентября. Чтобы они почувствовали всю несправедливость, которую мир обрушил на них. Гнев, неприязнь, предательство и страх - вот во что вылилось это страшное событие для мусульман.

Что примечательно в случае с Гуантанамо-Бэй - это то, как внезапно поменялось общественное мнение о заключенных. Первоначальный гнев, который испытывали многие - не только в США, но и по всему миру, - отошел на второй план, и люди начали задавать вопросы. Например, почему такие, как Мохаммед, годами содержатся под стражей, их пытают, но обвинения им не предъявлены.

Джоди Фостер: Полагаю, что большинство людей не осознают, что по меньшей мере 85 процентам заключенных в Гуантанамо-Бэй просто не повезло. Когда американцам объявили: "Если вы думаете, что кто-то из ваших знакомых террорист, звоните нам", многих забрали как раз потому, что кто-то позвонил и сказал: "Заберите-ка моего соседа Мохаммеда". И вот их похищают, насильно увозят, а потом долгие и долгие годы держат в заключении без официального предъявления обвинений.

Можете рассказать о вашей героине - адвокате Нэнси Холландер? Таких, как она, называли предателями, потому что они вставали на защиту заключенных в Гуантанамо-Бэй.

Джоди Фостер: Нэнси потрясающая. Мы пару раз встретились до начала съемок, но она также приезжала на съемочную площадку. Мохаммед тоже приезжал, так что они "зависали" вместе с нами вдвоем. Они были, как семейная пара, которые давно женаты (смеется). Они смотрели пингвинов в Кейптауне, ходили по музеям, спорили и вместе обедали. Нэнси - невероятная, она ярый борец за социальную справедливость. Это не самый популярный выбор, ведь она считает, что Конституция может оспаривать действия правительства. Если государство может доказать чью-либо вину, она возразит: "Вы, конечно, молодцы, но моя работа состоит в том, чтобы защищать беззащитных, а там уж в процессе мы узнаем, кто заслуживает обвинения, а кто - нет".

Бенедикт Камбербэтч играет подполковника Стюарта Коуча, чья задача состоит в поиске доказательств виновности Мохаммеда. Он сталкивается с серьезной моральной дилеммой и... делает неожиданный выбор.

Джоди Фостер: Должна вам сообщить, что многие военные прокуроры оставили свои должности в знак протеста. Это лучшее доказательство того, какой Коуч на самом деле. Трудно найти более правого человека. Сейчас он работает со "Стеной Трампа" - (ограничение между границами США и Мексики. - Прим. С.А.). Он прокурор по иммиграционным вопросам и ярый защитник "Стены". Так что вдвойне прекрасно видеть такой его героический жест. В фильме есть одна фраза, которую подполковник Коуч сказал самому Кевину Макдональду: "Если они докажут, что он (Мохаммед) причастен к 11 сентября, я лично воткну иголку ему в руку". Думаю, это очень важные слова.

Кевин Макдональд - оскароносный режиссер-документалист. Как, на ваш взгляд, опыт съемки реальных, исторически значимых событий помог ему в работе над "Мавританцем"?

Джоди Фостер: Именно то, что художественный фильм снят человеком с опытом работы в документальном кино, и делает его таким сильным. Кевин хочет, чтобы просмотр стал глубоким опытом для каждого человека и любая деталь была на своем месте. Им записаны тонны часов интервью с каждым свидетелем - от адвокатов до заключенных. Он провел невероятно тщательные исследования. Но при этом он еще и художник, и ему хотелось сделать фильм, который будет затрагивать зрителя эмоционально, и здесь важно было раскрыть характеры персонажей. Ему удалось сбалансировать и то и другое. Обычно ведь режиссеры придерживаются какого-то одного лагеря, но Кевину удалось совместить реализм и художественность. В этом и заключается сила этого фильма.

Что удивительного вы узнали, готовясь к съемкам фильма про Гуантанамо?

Джоди Фостер: Очень многое. Я, как американка, заставшая теракт 11 сентября, прекрасно помню то ощущение первобытного ужаса и страха, с которым непонятно что делать. Интересно, что правительство США ощущало то же самое, и они предприняли ряд мстительных, преследовательских мер. Мохаммед испытал на себе ужас, страх и несправедливость, но он смог обернуть их себе на пользу и вышел из заключения более сильным человеком - прощающим, открытым, чувствительным, эмоциональным и любящим. Государство не смогло сломить его веру. Свои испытания он превратил в духовный опыт. Это лучшее доказательство силы человеческого духа.

Мохаммед и правда удивительный человек. У него очень заразительная улыбка. Как вообще можно пройти через такое, провести 14 лет в заключении и не потерять желания улыбаться?

Джоди Фостер: Я не представляю. Это не просто улыбка. В нем столько энергии, оптимизма, желания взаимодействовать с людьми и слушать их истории. Он очень любопытный, продолжает надеяться на лучшее и живет настоящим. Можно сказать, он поймал дзен. Мы его так и дразнили - дзен-мастер (смеется). Он написал целую книгу о том, как выжить в тюрьме, когда нет никакого просвета. Ответ таков: с любовью, верой и надеждой.

Чему Мохаммед научил лично вас?

Джоди Фостер: Многим вещам. Он очень вдохновляющая личность. Дело в том, что он травмирован. Речь не только о физической травме, хотя нельзя сказать, что произошедшее с его телом не оказало на него никакого влияния. Но он показал, что все можно пережить и преодолеть. Нет необходимости забывать о своей человечности. Я бы сама до этого не дошла. Я бы скорее решила, что он станет злиться, захочет отомстить и никогда не простит своих обидчиков - и у него было на это полное право, но он этого не сделал.

Какие вопросы вы задавали Нэнси Холландер при встрече?

Джоди Фостер: Я люблю детали. Что коллекционирует? Откуда это пошло? Какие у нее отношения с родителями? Все эти мелочи. Я хотела узнать обо всех ее противоречивых частях. Она красит губы красной помадой, ногти - красным лаком, обожает шопинг и при этом слушает кантри и фанатеет от гоночных машин. Мне нравятся эти противоречия, и я хотела убедиться, что в фильме мы уделим им достаточно внимания. В то же время я хотела узнать, когда настал тот момент, когда она перестала верить в виновность Мохаммеда, и была ли она вообще в этом уверена. Это интересно, потому что ее уверенность действительно пошатнулась. 85 процентов людей, которых она защищала, были виновными, и она это знала. Ее миссия состоит в поддержке верховенства закона и в защите людей вне зависимости от того, виновны они или нет. Она не бросает человека только потому, что считает его виновным. Так когда она отказалась от этих идей? Отказалась ли? Может, она до сих пор втайне задается вопросами? Думаю, главный вопрос, на который мне хотелось получить ответ, - это не говорила ли она сама себе: "Что ж, возможно, Мохаммед на самом деле виновен".

И она ответила в своем стиле, она сказала мне: "Слушай, если бы были доказательства, хоть крупица доказательств его виновности, они бы ее нашли". Она не сказала, что такое невозможно. Она адвокат и не может такое сказать. Часть работы, которой нет в фильме, потому что это было бы слишком скучно и затянуто, это то, как они провели те расследования, которые не удосужилось провести правительство США. Когда двоюродный брат Мохаммеда прислал ему деньги со словами: "Оплати больничный счет моего отца в Мавритании. Я свяжусь с тобой и верну деньги", правительство решило, что это ложь, но они даже не позвонили в больницу и не спросили: "У вас есть сведения об отце двоюродного брата Мохаммеда?" Разумеется, в больнице эти сведения были. Юристу из Американского союза защиты гражданских свобод потребовалось 15 минут, чтобы их раздобыть. Так оказалось, что все цитируемые и не цитируемые "доказательства", которые были у правительства США, были необоснованными. Все косвенные улики, что он якобы встречался с какими-то людьми, были опровергнуты.

Соединенные Штаты стали лучше после случившегося в Гуантанамо и допущенных ошибок?

Джоди Фостер: Вопрос в том, сработала ли правозащитная система? Восстановилась ли справедливость? Думаю, в большинстве случаев - да. Но всему есть своя цена. Цена за человечность, за жестокость, за человеческие жизни, которые оборвались. Мохаммед больше не увидится со своей матерью. Он потерял ее, когда в 2001 году его заключили под стражу. Она умерла, пока он был в тюрьме. Огромную часть своей жизни ему уже не вернуть. Никакое количество денег и извинений не вернет ему то, что он потерял. В конце концов, да, правосудие сработало, но оно могло бы сработать лучше, и мы должны убедиться, что такого больше не повторится.

Что, как вы надеетесь, зрители извлекут из этого фильма?

Джоди Фостер: Для зрителей-американцев в нем есть ряд отличных от жителей всего остального мира смыслов, поскольку эти события - особенная часть нашей истории. В Америке нам редко удается увидеть главного героя - мусульманина, который не был бы террористом. Думаю, нам очень важно посмотреть на такого человека, прочувствовать его и представить себя на его месте. Его тоже растили родители, у него тоже есть ребенок, и вообще он сам по себе просто отличный парень. В этом плане наш фильм разрушает стереотипы, которые принесли столько горя людям вроде Мохаммеда. Что касается жителей других стран, но и Америки тоже, я надеюсь, они увидят, насколько глубоки способности к адаптации у человеческого духа. Мы все можем преодолеть жестокость и бесчеловечность. Нам не нужно хвататься за мечи. Величайшее средство от несправедливости - это справедливый мир.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Кино и ТВ с Сусанной Альпериной