Новости

16.02.2021 20:27
Рубрика: Общество

Русист из Тбилиси: Непросто влюбить в себя ученика дистанционно

На XXI Международный Пушкинский конкурс "РГ" "Русский онлайн в пандемию: испытание или шанс?" пришла работа из Грузии. Русист из Тбилиси Валериан Маркаров, описывая жизнь учителя русского языка до и после коронавируса, признается, что ощущения неопределенности и безысходности от новых стандартов образования и страха за жизнь близких он уже испытывал. Они похожи на то, что он пережил в девяностые. Но педагог уверен: это важный жизненный урок, из которого нужно извлечь пользу. Лучше "дистант", чем ничего.
 Фото: iStock  Фото: iStock
Фото: iStock

Валериан Маркаров убежден, что русский язык вновь востребован в Грузии, где любят цитировать Чехова: "Сколько языков ты знаешь - столько раз ты человек". По его словам, владея русским на достойном уровне, человек подтверждает статус развитой личности: ему радушно открыты двери во многие вузы, а позже его, соискателя хорошей работы, способного красиво, грамотно и полноценно излагать свои мысли, "оторвут с руками" лучшие кадровые агентства.

Но самочувствие русского языка, как и других сфер жизни, отмечает Валериан, сильно поменяла пандемия.

"Многие в Грузии потеряли работу и замерла экономика. На фоне введения карантина в людях проснулись фобии - их мучают неопределенность и неизвестность, им страшно за детей, за родителей. Казалось, апокалипсис может случиться где угодно, но только не в маленькой Грузии - уделе Божьей матери. К несчастью, и ее не миновала чаша сия, нарушив размеренную систему жизни в гостеприимной стране: здесь введен режим ЧП, объявлены карантин и комендантский час, полностью остановлен транспорт", - таким высоким слогом описывает ситуацию в своей стране в период локдауна русист.

Пандемия закрепила в сознании такие понятия, как дистанционная работа, дистанционное лечение, дистанционный шоппинг и теперь уже дистанционная учеба, пишет учитель. Образовательные учреждения растерянно закрыли свои двери, объявив тотальный переход на обучение в режиме "онлайн", что застало врасплох всех.

Маркаров размышляет о том, что его поколение не сталкивалось с пандемиями. Зато ему довелось пройти через лихие девяностые, своим практицизмом тормозившие духовное развитие и сулившие радикальные перемены.

"Ты вспоминаешь, как прорывался сквозь горнило гражданской войны, когда не было хлеба, а по улицам столицы бродили вооруженные до зубов бандформирования. Как работал при полном отсутствии света и тепла, выполнял домашние задания под коптящей керосиновой лампой и топил в столичной квартире допотопную дровяную печь с раскалённой металлической трубой, о которую неоднократно обжигал руки. В ту пору казалось, этот ужас будет длиться вечно. А школа, как старая, суровая мать, которая не улыбается, но все-таки раскрывает объятия, давала знания только тем, кто был согласен их взять. И тот, кто захотел чему-то обучиться - смог преодолеть все трудности и невзгоды, а кто нет - находил тысячу причин этого не делать, дерзостно полагая, что никто еще не достиг величия, следуя школьным правилам", - подчеркивает педагог.

Он задается вопросом, что потеряли учителя и ученики, оказавшись на удаленке. Прежде всего, стало сложнее в полной мере освоить учебную программу, например, некоторые виды контрольных, групповую работу. И удерживать внимание ученика. "Ты не всегда знаешь, чем он занят в это время, не отвлекается ли на гаджеты, или, что не исключено, витает в облаках... А визуальный контакт - это крайне важно. Тебе нужны внимательные глаза твоего ученика! Как воздух нужны. Все это похоже на театр - актеру так же необходимы глаза зрителей", - пишет Валериан.

Педагог называет и еще одну проблему дистанционного обучения: многим родителям недюжинных усилий стоит объяснить детям, почему школа оказалась теперь у них дома, и это не значит, что начались каникулы, а надо упорно учиться. Да и создать условия для успешной учебы им не так-то просто, требуется устранить все отвлекающие факторы, скоординировать время, усадить свое чадо за стол, обеспечить его бесперебойным интернетом, организовать в доме "класс" и "тишину", тем более, если в семье растут и другие дети.

А перед педагогами стоит новая и очень сложная задача: проявить больше чуткости в отношении детей, вновь влюбить их в себя, но уже дистанционно.

Пушкинский конкурс Общество Образование