Новости

16.02.2021 19:55
Рубрика: Общество

Дети и деды

Социологи расспросили россиян, зачем им семейные альбомы и старые письма
Когда человека хотят всерьез задеть, его называют "Иваном, не помнящим родства", "перекати-полем без роду-племени". Проверенный способ развязать конфликт (от бытовой поножовщины до вековой вендетты между кланами, как у Шекспира) - сказать что-то оскорбительное о родителях или более дальних предках человека. Лучше такие темы не трогать никогда, а то хуже будет.
Историческая память начинается с воспоминаний о близких людях. Родных и незабываемых. Тех, с кем мы - вместе. Фото: Сергей Куксин Историческая память начинается с воспоминаний о близких людях. Родных и незабываемых. Тех, с кем мы - вместе. Фото: Сергей Куксин
Историческая память начинается с воспоминаний о близких людях. Родных и незабываемых. Тех, с кем мы - вместе. Фото: Сергей Куксин

Люди могут менять веру, место жительства, жен и мужей, политические убеждения. Но для большинства из них "семейная память" - дело очень важное и практически святое. На неуважение к ней они реагируют очень нервно. И стараются по мере сил хранить. Даже если давно "оторвались от корней" и семейных альбомов в глаза не видели.

Ученые Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН провели масштабное исследование, которое было специально посвящено проблемам нашей общей "исторической памяти". В том числе и личной, семейной. Без которой говорить о "любви к Родине" практически невозможно. Именно отцы и деды, близкие люди - участники исторических событий делают эту любовь чем-то осязаемым, "своим", а саму историю - предметом гордости или горечи.

Это было с Родиной и с нами

Память отдельной семьи неотделима от истории всего государства. "Когда мы разбили Наполеона...", "Когда мы взяли Берлин..." Такие слова люди произносят без тени сомнения, абсолютно естественно. Хотя лет им совсем немного, а на "ветеранов Куликовской битвы" и любой из Отечественных войн никто из них точно не тянет. Встречной иронии такие реплики не вызывают - ну да, "мы" разбили и "мы" взяли, а кто же? Половцы с печенегами, что ли? Это очень распространенный психологический феномен, к которому исследователи относятся вполне серьезно и называют его "постпамять". Именно она лежит в основе "гражданских чувств", государственной или оппозиционной идеологии. На той же самой платформе строятся "бессмертные полки", а люди безошибочно отличают чужих от своих по нескольким фразам. Это в широком смысле то, во что мы верим, когда говорим о прошлом своей страны и ее граждан. Очень серьезная и важная тема.

Историю страны люди пропускают через собственные чувства и память. Проецируют ее на себя и своих родных. Это не всегда безобидно - в памяти поколений сохраняется не только дружба, но и вражда. Иногда - по меркам сегодняшнего дня - не слишком обоснованная, но эмоционально "заряженная". Так нередко бывает, когда речь идет об отношениях между соседями или народами, живущими на одной или смежных территориях, особенно если общее прошлое было далеко не безоблачным. Пока государственные мужи думают над урегулированием конфликтов и экономическими стимулами к сотрудничеству, за кухонным столом говорят "не люблю я этих, не верю им, вот и дед с ними воевал...". И все аргументы "из телевизора" перестают действовать. За примерами далеко ходить не надо.

К счастью, есть и мощный пласт "постпамяти", который в наше время все-таки объединяет и сплачивает, а не разделяет людей. Общие достижения, общая боль, "Победа - одна на всех"... В последние годы символом такого единения стал "Бессмертный полк", когда люди идут по улицам разных городов с портретами своих родных - фронтовиков Великой Отечественной. Это и сама память о Победе для миллионов жителей "русского мира" (России и русскоязычного населения постсоветских республик, дальнего и ближнего зарубежья). По данным опроса ФНИСЦ РАН, для большинства наших сограждан при всей несхожести их взглядов это - безусловная ценность, которую не подвергают сомнению.

В ходе исследования 82% респондентов указали, что их семьи на фронте или в тылу "приближали Победу". Постепенно, как это всегда бывает при смене поколений и неизбежном их уходе в прошлое, даже такие эмоции будут затихать. Но на сегодняшний день они - живые и яркие. Естественно, одних эмоций мало. Среди источников знаний об истории страны треть россиян (32%) назвали воспоминания родных и близких, семейную историю. Это третий по значимости канал информации о прошлом и его героях. А первые два - кинематограф, по-прежнему "важнейшее из искусств". 45% опрошенных изучают историю по художественным фильмам и сериалам, еще 40% - интересуются документалистикой.

Как показал опрос, четверть россиян (26%) получают информацию об историческом прошлом из интернета, на сайтах соответствующей тематики. Примерно столько же (25%) читают исторические романы и художественную литературу. 24% посещают музеи, ездят на экскурсии и в турпоездки. Лишь каждый пятый (21%) использует для изучения истории школьные и вузовские учебники. 19% вникают в исторические исследования и научные труды, по 13% - смотрят специальные программы на телевидении и читают мемуары. 4% играют в компьютерные игры с историческими сюжетами. А 17% честно признаются - их эти темы не интересуют.

Кому семейная история дороже всего? Как ни странно, в желании знать ее смыкаются две группы, которые обычно не отличаются единодушием: люди с высшим образованием (36%) и жители сельской местности (35%). Именно они чаще других обращаются к семейной истории как источнику наиболее достоверных данных о прошлом. Впрочем, это вполне объяснимо. На селе по традиции несколько поколений живут рядом, и рассказы передаются из уст в уста. В больших городах говорят о семейном прошлом с родственниками меньше четверти респондентов (23%). Переезд в поисках работы или лучшей жизни - это всегда разрыв семейных и соседских связей. Многие жители мегаполисов воспринимают это достаточно болезненно, но что поделаешь.

Фото: Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Анна Четверикова

Что же касается уровня образования, то здесь зависимость также прямая: высокообразованные люди проявляют интерес ко всем источникам знания, и к семейной истории - в том числе. Это часть их интеллектуального багажа. Есть и возрастные особенности. Чем люди старше, тем больше они задумываются о своих "корнях". Среди 51-60-летних таких исследователей 37%. В когорте молодежи (18-30 лет) - заметно меньше, 28%. При этом молодые люди чаще других используют для реконструкции семейных историй возможности интернета, социальных сетей, цифровых архивов.

В целом, вне зависимости от степени интереса к такой теме, среди молодежи половина (51%) хорошо знакома с историей как минимум трех поколений своей семьи. Среди респондентов старше сорока лет таких обнаружилось примерно две трети (60-66%).

Рубили под корень

К сожалению, до самых глубоких своих корней большинству россиян в буквальном смысле докопаться трудно. Люди знают что-то в основном о тех, с кем имели возможность встретиться лично, - о бабушках, дедушках, старших родственниках. Лишь каждый пятый житель России (21%) хорошо знаком с историей своей семьи не менее чем за четыре поколения. Примерно столько же (19%) вообще ничего на эту тему сказать не могут. А каждый девятый (11%) поведал, что в их семье "не принято вспоминать прошлое".

Опасно, когда память пытаются подогнать под единый стандарт. Разделить предков на "хороших" и "плохих", о чем-то умалчивать 

Это очень любопытный феномен, чисто российский. С начала прошлого века страна постоянно жила в эпоху перемен. И не простых, а кровавых и болезненных. В списки неблагонадежных попадали то дворяне, то "кулаки", то офицеры царской армии, то священнослужители, то "подозрительные интеллигенты", то "врачи-убийцы" и прочие "враги народа"... Огромное количество людей прошло через сталинские лагеря и поражение в гражданских правах после освобождения. После войны опасно было говорить о том, что человек или его родственники оказались на оккупированной территории. Когда рухнул Советский Союз, многие "убежденные коммунисты" предпочли не только "потерять" партбилеты, но и не говорить лишнего о своей бывшей партийной работе. То же касалось и сотрудников разного рода силовых ведомств. Сама жизнь приучала человека излагать в публичном пространстве только "благонадежные" версии своей биографии и истории близких. Итог - целые поколения, которые понятия не имеют, кем были их деды и тем более прадеды. Сказалась и постоянная миграция, переселение людей в ходе индустриализации и освоения новых земель, послевоенная разруха, когда опустели целые деревни. Да и нынешние массовые переезды из города в город, приток населения в мегаполисы из прочих городов и весей поневоле делают из людей перекати-поле. С внуками в гости к бабушкам не наездишься, особенно если между ними пролегли границы государств.

И логическое следствие. Если человек растет без связи с предыдущими поколениями, он и историю своей страны знает сугубо "на троечку". Каждый пятый россиянин (19%), невысоко оценивающий собственные познания в истории, признается: в их семье прошлое вспоминать не любят. А 39% из тех, кто в этой области подкован неплохо, как раз имеют представление и о судьбе своих предков. Среди таких россиян только 2% не говорят о прошлом в домашних стенах.

Меньше других об истории своей семьи информированы жители мегаполисов. 26% ее вообще не знают, причем половина - из-за "обета молчания" старших. Хорошо знакомы с ее страницами в двух поколениях чуть больше половины (52%), в четырех и более - 23%. В крупных городах краевого и республиканского значения про свою семью достаточно хорошо знают 84%, из них каждый пятый - до прадедов. Примерно такая же ситуация в райцентрах и небольших городах. В сельской местности и поселках городского типа подавляющее большинство (81-83%) семейную летопись может очертить глубоко и подробно, и лишь 18-19% затрудняются с ответами по тем или иным причинам.

Бабушкина чашка

Главное, что остается от прежних поколений наших близких, - семейные фото. Это основная и, пожалуй, самая "эмоционально заряженная" часть любого архива. Такие снимки есть в семьях трех четвертей (74%) россиян. Хранятся и другие реликвии. Ордена и медали, почетные грамоты (они есть почти в каждой третьей семье - 29%). Письма (14%). Иконы, религиозные книги и другие подобные вещи (13%). Во многих семьях есть "от бабушки доставшаяся" домашняя утварь - швейные машинки, посуда, патефоны (12%). А иногда и драгоценности или антиквариат (12%). Каждый девятый респондент хранит личные вещи своих предков. Ничего из этого нет только у 11% россиян.

И все же память не только материальна. Она - в традициях, в рассказах, в каких-то важных для человека ритуалах. Поэтому 42% опрошенных считают своим долгом ухаживать за могилами родственников. Это характерно даже для тех, кто больше никак не проявляет свой интерес к семейным делам минувших дней. И даже в тех семьях, где о прошлом предпочитают молчать, более трети (37%) респондентов все равно хранят фотографии предков (а ровно столько же - нет. Возможно, потому, что и беречь уже нечего). 36% "отказников" от семейной истории тем не менее ездят на могилы родственников, красят оградки и поправляют памятники. Потому что иначе все-таки "не по-людски" получается.

Тридцать три процента опрошенных рассказывают детям и внукам об истории их родных. Также считая, что это - обязанность старших ("а кто еще помнит?"). Есть и особые 7 процентов наших сограждан. Эти люди хранят архивные выписки и документы, которые позволяют установить неизвестные обстоятельства жизни предков. То есть результаты большой работы, поиска в архивах, расспросов. Такие "архивисты" - немногочисленны. Но именно благодаря им проясняются многие неизвестные страницы не только семейной, но и общей истории. Они, как правило, выходцы из семей, где подобный интерес культивировали на протяжении многих поколений, даже в самые сложные времена.

Кстати, есть спрос - есть и коммерческое предложение. Вот уже много лет в России и других странах процветает весьма успешный бизнес - по анализу крови "определить", откуда родом твои предки. Людям "находят родственников" по всему миру, от Австралии до Аляски. Практической пользы от знания, что у тебя, например, 15% алеутской и 20% скандинавской крови, немного. Но услуга востребована. Неплохо зарабатывают и коммерсанты, которые "с нуля" могут начертить человеку родословное древо и найти ему выдающихся, титулованных предков. Насколько реальных - это уже на совести изыскателей и их заказчиков. Но как бы смехотворно ни выглядели представители "дворянского рода Переплюйкиных", их можно понять. В основе таких поисков - явная и ощутимая тоска по утраченным корням. По предкам, которых человек никогда не видел, но очень бы хотел это сделать.

Путь в бессмертие

К счастью, не все связи утрачены. И анализы крови или псевдородословные многим ни к чему. В последние годы каждое 9 Мая люди выходят на улицы с портретами своих предков-фронтовиков. Этот общественный парад уже стал общегосударственным, и о нем, по данным опроса ФНИСЦ РАН, осведомлены 97% россиян. Каждый третий респондент (30%) сам участвовал в шествии, еще 67% в деталях представляют, как это было. Причем даже среди людей, которым подробности участия их предков в войне неизвестны, треть встала в колонны и подняла над головой портреты солдат Великой Отечественной.

Если человек растет без связи с прежними поколениями семьи, он и историю своей страны знает сугубо "на троечку" 

Менее распространена еще одна общественная акция - "Последний адрес", призванная увековечить память жертв сталинских репрессий. О ней знают далеко не все. Да и потомками репрессированных считают себя гораздо меньше граждан. Только четверть (24%) респондентов указывают, что их семей коснулись репрессии 30-50-х. А о подробностях судьбы своих родственников, пострадавших в ГУЛАГе, знает лишь каждый десятый респондент. Уверены, что эти беды обошли их семью стороной, 39%. А больше трети (38%) не могут такие факты ни подтвердить, ни опровергнуть. В семье есть "смутные" свидетельства, какие-то обрывки рассказов, собственные догадки... И говорит это лишь об одном - если обрубить или покалечить какую-то ветвь генеалогического древа, она не отрастет уже никогда. А боковые ветви со временем заслонят, но не заменят ее.

Неслучайно большинство (61%) участников опроса считает, что нынешнему поколению россиян надо более полно и честно рассказывать обо всех страницах истории страны. Не только о героических, но и о страшных, трагических тоже. Даже если это покажется кому-то "идеологически неверным". За то, чтобы "не ворошить" тяжелые эпизоды прошлого, высказываются чуть больше четверти граждан (29%). Особенно остро эту проблему ощущают люди старшего поколения. Среди них за то, чтобы говорить о прошлом правду и только правду, выступают 69% опрошенных. Даже в семьях, которые привыкли к фигурам исторических умолчаний, половина - за честность и открытость в подходе к таким темам.

Уникальная судьба каждого человека жива, пока о нем помнят потомки. Хранят его письма, фото, рассказывают о нем детям. Дальше - тишина. Погружаться в нее навеки - обидно, несправедливо и очень не хочется никому.

Фото: Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Анна Четверикова
Комментарий

Итоги опроса комментирует научный руководитель ФНИСЦ РАН, академик РАН Михаил Горшков

Михаил Константинович, в свое время Борис Гребенщиков сформулировал: "Чтобы стоять, я должен держаться корней". А если с научной точки зрения - что дает человеку знание семейной истории?

Горшков: Да вот это и дает - устойчивость. Осознание себя как части своего общества, страны, рода-племени. Некую систему координат, в которой он чувствует себя уверенно и комфортно. Для человека такие связи очень важны, это неотъемлемая часть его самоидентификации. Как члена той или иной группы, как гражданина большой страны. Добавлю, что людям достаточно сложно дается постоянное "переосмысление истории", когда оценки событий меняются с плюса на минус и наоборот. В обществе очень сильно чувствуется запрос на "историческую стабильность". Безусловно, понимание сути исторических фактов со временем меняется, это неизбежный процесс. Но пока к этому более-менее готовы только молодые люди. Или те, чье мнение формируется под влиянием исключительно зарубежных СМИ. Но даже в этих группах с возможностью пересмотра истории согласны не более 37-40 процентов.

История всегда очень тесно связана с политикой и идеологией. Именно поэтому говорили, что "в России прошлое непредсказуемо". Насколько сильно это сказывается на том, что касается личных, семейных страниц истории? Не возникает ли у людей желание создавать легенды и наоборот, что-то снова замалчивать?

Горшков: Новую биографию прадеду или бабушке уже вряд ли придумаешь. Но, конечно, люди чутко реагируют на "историческую моду". Рассказывают то о предках-дворянах, то о красноармейцах. Разыскивают новые факты в истории семьи, искренне гордятся тем, что "и наши там были". Это нормально и, по большому счету, хорошо. Хотя бы потому, что у людей не остывает интерес к истории, увиденной через призму личных эмоций и воспоминаний. Если государство поощряет такие изыскания, это можно только приветствовать. Опасно другое: когда общую память стремятся излишне бюрократизировать и подогнать под единый стандарт. Разделить предков на "хороших" и "плохих" или что-то замолчать. Люди остро реагируют на несправедливость по отношению к своим близким, в особенности - к тем, кто в прошлом и без того пострадал. И, безусловно, это относится к оценке различных межнациональных и прочих конфликтов прошлого, к роли разных народов в исторических событиях - например, в Великой Отечественной войне. Мы знаем примеры, когда неосторожные высказывания приводили к печальным последствиям и жесткому противостоянию на долгие годы. В подходе к таким темам СМИ и политикам надо быть очень тактичными и сдержанными. Разногласий в обществе хватает и без того.

Михаил Константинович, в недавно вышедшей книге вы подробно рассказали о своем жизненном пути, о родителях. А вы сами на сколько поколений вглубь знаете историю собственной семьи? Кто были ваши предки, и что самое главное вы от них унаследовали?

Горшков: Недавно я прошел через юбилейный рубеж - 70 лет. Как раз тот возраст, когда хочется подвести некие итоги и провести параллели. Поэтому и в книгу я включил не только избранные научные труды, но и некоторые страницы личной биографии. Надеюсь, читателям это было интересно.

Еще бы!

Горшков: Что же касается моих предков, то знаю, что в XVIII веке они обосновались недалеко от Москвы - в одной из деревень Нарофоминского района Московской области. По численности жителей деревня была небольшая, и занимались они одним и тем же ремеслом - горшечным производством, используя запасы хорошей местной глины. Отсюда - и корни фамилии всей моей дальней и ближней родни - Горшковы. Удивительна военная история моего отца и его пяти родных братьев. Все они с первого до последнего дня были на фронтах Великой Отечественной войны, и все остались живы. В общем-то, мне было очень интересно погружаться в семейную историю, узнавать о судьбах своих предков. Уверен, что, если стремишься изучать общество в целом - никогда не помешает "начать с себя" и своей семьи. Крайне познавательно и поучительно.

Справка "РГ"

Исследование "Исторические символы как фактор укрепления общероссийской гражданской идентичности" проведено ФНИСЦ РАН в рамках первого этапа Программы научных исследований, связанных с изучением этнокультурного многообразия российского общества и направленных на укрепление общероссийской идентичности (поручение президента РФ N ПР-71 от 16.01.2020 г.), в сентябре 2020 г. по репрезентативной общероссийской выборке (2000 человек в 22 субъектах РФ). Сбор первичной информации осуществлялся методом персональных очных интервью с соблюдением санитарно-эпидемиологических требований.

Общество Соцсфера Социология Общество Семья и дети