Новости

17.02.2021 06:02
Рубрика: Происшествия

Подвиг сильнее клеветы

Чем запомнится процесс по делу об оскорблении ветерана
В Бабушкинском районном суде во вторник, 16 февраля, продолжились слушания на процессе по делу о клевете Алексея Навального. Как и первые два заседания, судья мирового участка N 320 Вера Акимова провела их в выездном заседании в здании райсуда. Помещение мирового участка просто не в состоянии вместить всех аккредитовавшихся на процесс журналистов.
Игнат Артеменко попросил суд дать правовую оценку высказываниям Навального. Фото: vesti.ru Игнат Артеменко попросил суд дать правовую оценку высказываниям Навального. Фото: vesti.ru
Игнат Артеменко попросил суд дать правовую оценку высказываниям Навального. Фото: vesti.ru

В июне прошлого года Навальный назвал Артеменко и всех тех, кто снялся в ролике телеканала RT в поддержку поправок в Конституции, "холуями" и "предателями". Этот процесс мог бы закончиться не начавшись, если бы блогер просто попросил бы прощения у седовласого ветерана. Но он не стал этого делать, наоборот, продолжил оскорблять в суде пожилого человека и его родственников.

Второй день заседания тоже не принес каких-то сенсаций. Блогер не стал извиняться перед 94-летним ветераном Великой Отечественной войны, продолжил оскорблять его родственников и хамить судье и прокурору. Все это вместе с журналистами выслушивали и три дипломата из Латвии, Литвы и Эстонии. Правда, с представителями СМИ они традиционно общаться не стали. А еще во время прошедшего 12 февраля заседания был поставлен своеобразный антирекорд. Процесс длился 10 часов 40 минут, а подсудимый получил около 20 замечаний за неуважение к суду, свидетелям и прокурору, а также за оскорбительные и недопустимые высказывания.

Во время очередного замечания и предупреждения об удалении из зала Навальный в открытую хамил судье: "Это я вам делаю замечание и удалю из зала". Навальный вел себя в процессе так, словно это он судья и последняя инстанция. Раздавал ярлыки судье и прокурору и обещал, что они "здесь сидеть в кителе не будут", когда "мы придем к власти".

Когда суд продолжил опрос внука Игната Артеменко - Игоря Колесникова, который не успели закончить на первом заседании, Навальный сходу заявил, что внук "подделывал все подписи за деда и торговал им".

Навальный: "Свидетель, я о вас знаю все".

После чего начал перечислять годовой доход Колесникова и его жены.

Военный билет Игната Артеменко.

Колесников: "То, что вы не нашли мой реальный заработок, дает вам повод говорить, что я торгую дедом. Вы негодяй. Я здесь только для того, чтобы защитить честь моего геройского деда от таких, как вы".

Навальный на этом не успокоился и продолжил "качать" свидетеля про "подделанное" заявление ветерана.

В конце второго дня процесса слово получил сам подсудимый. Начал он, как всегда, с политики, а потом опять заявил, что до суда не знал никакого ветерана Артеменко. Сказал, что никакой клеветы не было. Но при этом опять утверждал, что ветерана использовали и "трясли как куклу". Говорил без остановки и заявил, что ему затыкают рот, хотя его ни разу никто не остановил. После того как Навальный сказал все, что хотел, вопросы ему задала прокурор.

Прокурор: "Понимали ли вы, что ваш комментарий будет доступен большому количеству пользователей?"

Навальный: "Я очень на это рассчитывал".

Прокурор: "Оскорбление ветеранов - это позиция вас и ваших сторонников по дискредитации Победы".

Навальный: "Я защищаю права ветеранов".

Прокурор: "Почему вы до сих пор не принесли извинения потерпевшему Игнату Артеменко?"

Навальный ушел от ответа, обвинив во всем внука ветерана.

Кто угрожает фронтовику

Состоялось очередное заседание суда по делу Навального о клевете в адрес Игната Артёменко. Накануне были опубликованы архивные документы минобороны с подробностями биографии фронтовика, которые отвечают на все сомнения хейтеров, развернувших травлю 94-летнего ветерана Великой Отечественной. Мы поговорили с его сыном Владимиром Артёменко о том, какие ценности защищает отец на суде.

Владимир Игнатьевич, как чувствует себя Игнат Сергеевич?

Владимир Артёменко: Отец восстанавливается после суда. Он прожил долгую жизнь и всегда верил, что наше государство, законы и Конституция его защитят и поддержат. Как и все здравомыслящие люди кругом. Есть какие-то вещи, которые нельзя переступать никому. Например, память. Она хранит все самое дорогое, что есть в жизни. Не все просто отцу далось, хотелось бы, чтобы таких эксцессов в его жизни было как можно меньше.

Что отец рассказывал вам о войне?

Владимир Артёменко: Он, как многие наши ветераны, рассказывал нам с сестрой о войне очень скупо. Узнавали мы все от его друзей, которые с ним воевали и в партизанском отряде, и в действующей Красной армии. Тогда они еще были живы. Разговоры обычно заводили мы, он только кивал головой, подтверждал что-то, если начинали спрашивать. Все мы слышали от людей, о себе отец говорил мало. Человек высокой скромности, честности и порядочности. Вообще, и он, и мама - люди теплые. Никогда я в детстве не слышал от них плохих и громких слов, никогда не видел отца выпившим. Все делали вместе. Папа любил посиделки на кухне: выключали свет, а в ванной горело окошко, и начинались задушевные разговоры, истории...

В партизанский отряд попал совсем мальчишкой, но совершал взрослые и, можно сказать, героические поступки. Только что РВИО опубликовало его биографию. И вот читаем: "Весной 1942 года (не было 16 лет. - Прим. ред.) Игнат Артеменко начал помогать партизанам, собирая и храня по их просьбе в своем огороде оружие. Осенью того же года был доставлен на допрос в немецкую комендатуру, в ходе которого не сообщил никаких сведений и не выдал партизан. Совершил побег от конвойного, вернулся домой и затем ушел в лес, где находился несколько месяцев..."

Владимир Артёменко: Когда убежал от конвойного, понимал, что ведут в тюрьму, когда конвоиры отвлеклись, он махнул через футбольное поле...

Вы присутствовали на суде?

Владимир Артёменко: Нет, не был. Поддерживал отца дома. Дело в том, что показания, которые я дал раньше, были не по сути слушаний. Его назвали предателем, потом говорили, что он лжеветеран. Это опровергнуть могут только архивные данные минобороны.

Какое впечатление на вас произвело выступление Навального в суде?

Владимир Артёменко: Мы увидели, что он по ту сторону всего, что можно назвать порядочностью и честностью. Как можно было, понимая, что перед тобой человек, который годится в деды, говорить такие вещи! Отец все слышал! Просто подло и мерзко.

Можете представить себе картину: навстречу Навальному и его фанатам идет Бессмертный полк...

Владимир Артёменко: Но эти две силы уже сталкивались: помните, сторонники Навального пытались опорочить "Бессмертный полк", размещали в рядах виртуального шествия фото нацистов, коллаборационистов... Это их лицо: нет ничего святого, даже памяти, даже героев...

И вот еще что. Это не просто борьба одного человека против клеветы, а всех нормальных людей, которые хотят гордиться своими предками, против ненормальных. Но не отец должен защищаться, а государство должно его защитить.

Правда, что вашей семье угрожают?

Владимир Артёменко: Мне лично никто не угрожал, а вот моему племяннику - да, были угрозы через соцсети. Разузнали, где он живет и номер машины тоже... Но это нарушение закона. Не знаю, почему так спокойно к этому относятся наши правоохранительные органы. Зная, какой общественный резонанс у этого суда, они должны бы охранять его.

Семья переживает из-за всего этого. Мы дружные, всегда помогаем друг другу. Встанем стеной и никого в обиду не дадим.

Происшествия Правосудие Суд