Новости

22.02.2021 11:35
Рубрика: Общество

Полковник Мезин в 96 лет провел сеанс связи из боевой машины

Текст: Никита Зайков (Новосибирск)
В Новосибирской области военнослужащие ЦВО поздравили с Днем защитника Отечества 97-летнего ветерана Великой Отечественной войны Михаила Мезина, подарив возможность опробовать в деле самые современные образцы аппаратуры связи. Пройдя бои под Сталинградом и в Донбассе, после второго ранения, лейтенанта Мезина направили в училище связистов. В последние месяцы войны он сам обучал будущих спецов, готовившихся к отправке на фронт, а после Великой Отечественной окончил спецакадемию и еще 37 лет служил в войсках связи. Работал и с такой аппаратурой, о которой до сих пор рассказывать нельзя. А вот мудростью с молодым поколением военнослужащих Михаил Алексеевич, ушедший в отставку в звании полковника, поделиться всегда готов.

Главной удачей полковника Мезина во время своеобразного тура по восковой части стал тренировочный сеанс связи из командно-штабной машины на транспортной базе БТР. Первым делом он уточнил, в каких диапазонах, в каких частотах работает аппаратура, а сев на место одного из членов экипажа, быстро освоился, связавшись по КВ-станции с войсковой частью в Кузбассе.

- Прием, - отчеканил он.

- Я 204-й, на приеме, как слышно меня?

- Отлично. Слышимость прекрасная! - подтвердил Михаил Алексеевич.

- Я вас приветствую с полигона Кемеровской области, - доложил собеседник.

- Далековато. Надо же, какая слышимость! - удивляется ветеран, попутно продолжая расспрашивать сидящего рядом прапорщика об особенностях техники.

Компетенция полковника Мезина, окончившего военную академию связи еще в 50-х, удивляет и сегодняшних связистов. А ветеран признается: приходится спорить с некоторыми боевыми товарищами, которые ничего не читают, не знают о развитии современных технологий в собственной же специальности: "Ну и что, что возраст?". У него вот интерес не пропадал никогда. Видно, что и здесь он быстро ориентируется: где какой переключатель, какая кнопка за что отвечает. На глазах заметны слезы: "Я так скучаю по всему этому" - говорит он чуть дрожащим голосом, зажав рукой микрофон. А через секунду, собравшись, по-командирски благодарит ребят из Кузбасса за сеанс связи и дает отбой.

Покинув бронемашину, он продолжает "пытать" молодежь: какая мощность, система защиты, какие частоты она закрывает? "В наше время УКВ не закрывались", - поделился он. Интерес к системам защиты переговорных линий не случаен, когда-то Михаил Мезин служил в должности старшего офицера по ЗАС - засекречивающей аппаратуре связи. А когда в частях начали создавать целые специализированные отделы, возглавил такой.

Он имел высокий доступ к самым секретным образцам аппаратуры своего времени. Говорит, что техника, которую он испытывал еще в конце 60-х, лишь относительно недавно была снята с обеспечения армии - до того была передовая. В качестве примера ветеран упомянул телеграфную аппаратуру Т-206 - все обозначения и индексы устройств он помнит назубок.

Но современная аппаратура удивляет своими возможностями и бывалого связиста. Как, например, одна из самых передовых передвижных радиорелейных станций для передачи цифровых потоков со скоростью свыше 300 мегабит в секунду. Внушительных размеров машина буквально напичкана сложнейшей электроникой и обеспечивает командные пункты не только цифровой аудиосвязью, но и стабильным видеосигналом.

- Сколько времени требуется для развертывания? - интересуется Михаил Мезин. А услышав ответ, качает головой: "Все равно пока многовато".

- Есть станции и более оперативного развертывания, но у этой и возможности соответствующие, - поясняют военнослужащие.

Свои впечатления от армейской техники ветеран "секретной связи" не скрывает: с момента увольнения из вооруженных сил в начале 80-х годов, техника шагнула не на одну, не на две ступени, а преодолела в своем развитии самые смелые ожидания, которые тогда казались фантастикой.

- А значит, люди работают, - уверен Михаил Мезин. - Значит, остались кадры, ими кто-то руководит и, как видно, порядочные люди руководят. Которые знают: если не будет в армии связи, то и государства не будет.

Оценил ветеран и спутниковые системы. Он вспоминает, как в войсках появилась первая станция такой связи "Корунд". Для того чтобы воспользоваться ей, заранее нужно было знать, когда и где на орбите пролетит спутник, которых тогда в космосе было-то: раз-два и обчелся. Аппаратуру надо был ставить под определенным углом, иначе она теряла сигнал. А, например, антенны установок тропосферной связи, нужно было разворачивать так, чтобы перед ними на большом расстоянии не было жилых домов. Тогда это было новое слово техники, основа для сегодняшних образцов, но работать с ней было гораздо сложнее.

Вот и заглянув в салон спецавтомобиля связистов "Тигр", оснащенного аппаратами засекреченной связи, полковник Мезин цокает языком: "Если вспомнить первые системы ЗАС-телефонии, скажем, "Лиану" или "Эльбрус" - это целая стена в комнате". В сравнительно же небольшом "Тигре" сразу несколько засекреченных телефонов - они чуть больше обычных офисных аппаратов, а держать стабильную связь могут и на полном ходу.

- У нас много говорят о новых видах ракет и другого вооружения. А вот про новые системы связи молчат. И правильно делают, - рассуждает Михаил Мезин, разглядывая новейшую аппаратуру на борту бронеавтомобиля. - Пусть потенциальный противник сам, так сказать, поработает, попробует что-нибудь выяснить. А помогать ему не нужно. Эту технику должны знать только те, кто ее эксплуатирует, кто дает строжайшую подписку о неразглашении. Кстати, надбавка-то к окладу за секретность у вас есть? У нас была 30 процентов.

- Так точно! - с улыбкой отвечает офицер, - В зависимости от формы допуска.

В небольшой аудитории послушать воспоминания бывалого полковника собрались молодые солдаты. Вскользь он поругивает районный военкомат: перестали приглашать на призывные пункты. Пообщаться с молодежью для полковника Мезина всегда было чем-то вроде отдушины. Раньше он часто и в школах бывал, и с призывниками беседовал, но в последние годы про него словно стали забывать. Теперь, увидев десятки внимательных ребят, Михаил Алексеевич снова прослезился. И снова по-офицерски быстро взял себя в руки, начав рассказ:

- Я попал на фронт в начале 1942-го года…

В регионах Общество Ежедневник Праздники Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область РГ-Фото