Новости

25.02.2021 08:19

Эффект сквера

Почему преобразование городской среды наталкивается на жесткую критику
В 2020 году на Среднем Урале по нацпроекту "Жилье и городская среда" благоустроили 106 дворов и 77 общественных пространств, потратив 3,2 миллиарда рублей. В 2021-м цифра поменьше, но тоже внушительная, - 1,7 миллиарда. При этом почти каждый крупный проект сопровождается шумом в прессе и соцсетях: почему сроки затянуты, смета превышена? Горожане удивляются: их ожидания и результаты не всегда совпадают.
Николай Смирнов: Недовольные тоже нужны - они держат нас в тонусе. Но критика должна быть конструктивной. Фото: Татьяна Андреева/РГ Николай Смирнов: Недовольные тоже нужны - они держат нас в тонусе. Но критика должна быть конструктивной. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Николай Смирнов: Недовольные тоже нужны - они держат нас в тонусе. Но критика должна быть конструктивной. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Мы пригласили в уральский филиал "РГ" министра энергетики и ЖКХ Свердловской области Николая Смирнова, чтобы откровенно поговорить, почему так трудно прийти к консенсусу в сфере благоустройства.

Николай Борисович, почему вокруг таких проектов постоянно возникают конфликты?

Николай Смирнов: Замечу, что это происходит лишь в Екатеринбурге. Ни в одном другом городе Свердловской области такого нет. Это обусловлено спецификой мегаполиса, где очень сильна разнополярность мнений. Но проходит год - и нареканий по тем же объектам уже практически нет. Вспомните набережную Исети или сквер у Оперного театра. Да, бывают спорные решения, например низкие фонари. Но, когда я задал вопрос архитекторам, в ответ услышал резонное: "А почему мы должны подстраиваться под тех, кто ломает? Почему не делать такие площадки, которые, наоборот, прививают культуру?"

В нацпроекте существует целевой показатель - уровень вовлеченности населения. В Свердловской области он по одной методике 47 процентов, по другой - 23,5 при среднероссийских 12-13-ти. Именно это может быть одной из причин такого широкого резонанса.

Лично у меня не фонари вызвали возмущение, а то, что сдача объекта постоянно откладывалась.

Николай Смирнов: Действительно, подрядчик там оказался не самый сильный.

Это минус системы госзакупок, где побеждает тот, у кого цена ниже?

Николай Смирнов: И в этом причина, и в том, что в первые годы реализации нацпроекта многие подрядчики к нему присматривались. Сейчас на конкурсы подают заявки более сильные компании, которые понимают: это долговременность работ и гарантия оплаты.

За два года мы реализовали проекты благоустройства в 57 муниципалитетах, и могу сказать, что в малых городах они воспринимаются с душой и благодарностью. Недовольные тоже нужны - они держат нас в тонусе. Но критика должна быть конструктивной. Почему обычно возникает недопонимание? Из-за разности восприятия эскиза и реального воплощения. К тому же не всегда подрядчик и заказчик идут строго по эскизу. Допустим, в нужный момент не нашли определенных светильников или они резко подорожали, а необходимо уложиться в смету. При этом у нас ни разу не отошли от сути проекта. Единственное, на что я постоянно обращаю внимание глав администраций: зеленые насаждения нужны не по 50-70 сантиметров, а хотя бы по полтора метра, чтобы успели порадовать не только следующее поколение, но и нынешнее.

Приходилось слышать от жителей: зачем наняли вчерашних студентов архитектурного вуза? Они нарисовали какую-то красивую, но нереальную картинку.

Николай Смирнов: Я бы на месте глав администраций поручал эскизы как раз молодым архитекторам: их идеи уникальны, самобытны, свежи. А вот уже на выполнение проектной документации, привязку объектов к месту приглашал бы профи с опытом. Тогда получится спайка креатива и практики.

Опыт какого города будет полезен другим?

Николай Смирнов: Я всем ставлю в пример комплексный подход к благоустройству Краснотурьинска. По нацпроекту "Жилье и городская среда" сделали набережную, по нацпроекту "Безопасные дороги" - реконструкцию улиц. По областной программе капремонта отремонтировали все фасады и кровли домов, выходящих на набережную. В Каменске-Уральском удачно соединили федеральные программы с муниципальными, тем самым получили целое кольцо зеленых зон: бульвар, сквер, еще бульвар, площадь, выход к набережной, сама набережная. В Волчанске пустырь превратился в центральный парк с водоемом, где даже водится рыба. В Верхней Туре три объекта, и все разнонаправленные: первым был парк Молодоженов, потом набережная. В этом году собираются сдать спортивный парк.

Бизнес понимает: чем более комфортная среда в населенном пункте, тем больше шансов удержать кадры

Резюмирую: если глава хочет изменить город, ему жители и помогут, и простят какие-то ошибки. А мы, со своей стороны, конечно, поддержим. Думаю, года через два-три все, в том числе критики, оценят, как много делает государство. То же самое было с капремонтом: сначала неприятие, сегодня воспринимают нормально и даже спасибо говорят.

Бизнес тоже подключился к нацпроекту, но почему-то то тут, то там возникает напряжение от подобного ГЧП. В частности, УФАС возмутилось, что в Верхней Салде фирма, аффилированная с градообразующей корпорацией, потребовала компенсацию за реконструкцию площади. В Полевском общественники недовольны, что трубный завод выделил на ремонт улицы свое вторсырье - серый щебень.

Николай Смирнов: Во-первых, когда на конкурс выставляется проектно-сметная документация, там пишется: "материал такой-то либо аналоги". Мы не имеем права указать конкретную марку или производителя. Во-вторых, в Салде ситуация спорная. На мой взгляд, если четко прописать порядок передачи земельных участков в работу с частичной компенсацией затрат подрядчику, такой механизм тоже имеет право на существование.

Градообразующие предприятия вложили в благоустройство уже 1,3 миллиарда рублей. Разными способами: завод может проложить лыжероллерную трассу, поставить воркаут-площадку, помочь стройматериалами бесплатно или перечислить средства в фонд поддержки города, на которые потом выполняются те или иные работы. Есть удачные примеры сотрудничества в Верхней Пышме, Реже, Сысерти, Шале. Потому что бизнес понимает: чем более комфортная среда в населенном пункте, тем больше шансов удержать кадры.

Нужно ли усовершенствовать механизм рейтингового голосования? Я лично столкнулась с тем, что в Екатеринбурге учителя агитировали родителей за конкретные объекты. Разве это не нарушение?

Николай Смирнов: Нет, я даже считаю, что это обязанность мэрии - высказывать свое мнение и приоритеты. Потому что именно она определяет стратегию развития населенного пункта. Жители могут поддержать или не поддержать, но сама по себе агитация не запрещена.

Можно считать недостатком то, что в первые годы на голосование выносили объекты лишь в центре города. А в этом году мы увидели наконец Уралмаш, Заречный, Академический, Солнечный.

Насколько справедливо, что победили новые микрорайоны? Ведь там можно просто за счет застройщиков разбить шикарные парки, без всяких нацпроектов.

Николай Смирнов: Спорно. Если застройщики вложатся в парки, на кого лягут затраты? Скорее всего, на покупателей квартир. И потом, в старых районах плохие или хорошие общественные зоны отдыха есть, а у новостроек нет, дворы к ним не относятся. Кроме того, при выборе объектов надо обращать внимание не только на количество проголосовавших за них, но и на их долю от проживающих в этом районе.

Продолжим тему эффективности расходования бюджета. Недавно мы писали, что жители Полевского возмутились грядущим выкупом у частника очистных сооружений за 150 миллионов рублей (именно столько муниципалитет попросил у области). Теперь, говорят, звучит уже другая сумма - 88 миллионов. Министерство контролирует подготовку таких сделок? Ведь можно попросить и миллиард.

Николай Смирнов: Первая цифра - это предварительная независимая оценка. Вторую в своем отчете написала организация, которую наняла администрация Полевского. Он не принят, потому что экспертиза проведена некачественно. Если исполнитель не исправит недочеты в срок, договор расторгнут, по конкурсу выберут нового оценщика. Тогда и получим объективные данные.

Насколько целесообразно брать старые очистные на баланс? Может, проще новые построить?

Николай Смирнов: Негде: нет в Полевском свободной земли. К тому же, если строить в другом месте, придется все магистральные сети перекладывать. Это огромные затраты. А тут можно поэтапно реконструировать объект. Решение назрело, потому что собственник очистных - банкрот и не проводит нормативную очистку стоков.

Уже второй год РЭК откладывает принятие дифференцированных нормативов на тепло. Собственники ждут их как манны небесной, считают, что сейчас переплачивают.

Николай Смирнов: Как раз наоборот, при введении дифференцированных нормативов в домах высотой до пяти этажей может произойти чуть ли не двукратное увеличение платы. В девятиэтажках она останется примерно на том же уровне, в более высоких зданиях снизится. А кто у нас в основном проживает в малоэтажках? Пенсионеры. В этом году перехода на дифференциальные нормативы не ожидается, решение принято на федеральном уровне.

Президент поручил правительству вместе с Газпромом обеспечить поэтапное завершение газификации страны к 2030 году. Для этого нужно актуализировать региональные программы. На какой стадии работа?

Николай Смирнов: Поставлена задача к 2030 году обеспечить природным газом населенные пункты, где есть для этого техническая возможность. Планируется в каждом регионе создать оператора - координатора газификации: скорее всего, им станет представитель Газпрома. Жители будут подавать заявки на подключение ему напрямую. Областное министерство совместно с местными администрациями и оператором сформируют программу.

Жаль, что Свердловская область не попала в пилотный проект, в рамках которого население будут подключать бесплатно.

Николай Смирнов: Бесплатно трубу доведут до участка в любом регионе, а вот разводящие сети и котел собственникам придется установить за свой счет. В целом у нас уровень газификации сейчас равен 72 процентам, с учетом крупных городов. В сельской местности и малых городах - около 50-ти. Если администрация хочет газифицировать территорию, она готовит проектно-сметную документацию и подает заявку, мы же обеспечиваем софинансирование из областного бюджета.

Вопросы контент-партнеров "РГ" в Свердловской области - газет "Тагильский рабочий" (Нижний Тагил) и "Звезда" (Невьянск), информационного холдинга "6 канал" (Талица)

Что вы можете сказать о судьбе сферы теплоснабжения в Нижнем Тагиле? Теплоснабжающие предприятия города много лет работают по известной модели: за банкротством следует период оздоровления, затем снова банкротство и конкурсное управление. Нескончаемые убытки при постоянно растущих тарифах и очень высоких нормативах потребления теплоэнергии.

Николай Смирнов: Почему банкротства? Потому что объем средств, которые собирают с потребителей, не соответствует затратам. Какой выход? Либо тариф повышать, но не факт, что жители будут готовы платить больше, либо себестоимость снижать. Наша задача - где возможно, снижать себестоимость. За счет реконструкции, модернизации, строительства новых котельных, приближенных по мощности к потребителю, и т.д. Не могу сказать, что проблема банкротств коммунальных предприятий - проблема только Свердловской области, но ситуация несколько улучшилась за счет того, что мы начали приводить в соответствие себестоимость продукции и тариф.

Проблема, которая у всех на слуху - перетопы. Январь выдался холодным, февраль тоже. Люди получили квитанции, где на полторы тысячи рублей больше сумма за отопление. Энергетики говорят, что все в порядке. Но, возможно, причина в поверках и поломках общедомовых приборов учета (ОДПУ)? Забюрократизирована система, а пока идет поверка, граждане платят по нормативам. Ресурсникам это выгодно.

Николай Смирнов: Каждый год встает вопрос: почему за январь так много платим? Мы вновь и вновь рассказываем, что в январе каникулы, люди треть месяца проводят дома, чаще пользуются горячей водой. К тому же к январю приплюсовываются последние дни декабря: в конце года показания снимают раньше, чтобы успеть провести платежи. Но основное - это объем тепловой энергии, которую потребляет дом. Его фиксирует прибор учета. Говорить, что ресурсникам выгоднее большие показатели, некорректно. Если бы это было в одном, двух, десяти домах, то да, возник бы вопрос, но во всех сразу это невозможно. Тем более, в этом году к началу отопительного сезона теплоснабжающая организация автоматизировала теплопункты, они регулируют подачу тепловой энергии в зависимости от температуры наружного воздуха. Не от ТЭЦ, а именно от теплопунктов, приближенных к домам. Поэтому основная причина роста платежей - холод.

То есть с процедурой поверки общедомовых счетчиков вы это никак не связываете?

Николай Смирнов: Нет. Тем более что есть достаточно четкое указание: если УК и ТСЖ не провели поверку ОДПУ в период пандемии, не закручивать гайки.

Раз заговорили про автоматическую регулировку температуры, после того, как в Невьянске установили датчики с автоматической регулировкой, в старых домах температура в квартирах держится на уровне 18 градусов. Вроде, в пределах нормы, но очень свежо. Техника не учитывает ветер и продуваемые межпанельные швы. И еще в городе нет централизованного горячего водоснабжения, холодная вода греется бойлерами в подвалах домов. Чем ниже температура теплоносителя - тем холоднее вода в кране. Люди возмущаются: "За что платим?"

Николай Смирнов: Есть постановление правительства РФ, которое предписывает, что температура воздуха в жилом помещении должна быть20-22 градуса. Если меньше, необходимо сделать заявку в УК и произвести замеры. Этот акт передадут в ресурсоснабжающую компанию, чтобы та отрегулировала подачу теплоносителя.

Что предпринять собственникам жилья, куда обращаться при негативных последствиях капремонта? Жители поселка Ребристого Невьянского городского округа, в частности, столкнулись с мокрыми стенами и распространением плесени в квартирах после того, как был утеплен фасад их многоквартирного дома. Кто должен устранять недочеты? Куда в первую очередь обратиться и что делать, если эти обращения не "работают"?

Николай Смирнов: Надо обращаться в фонд капремонта, который определит, что стало причиной образования плесени. Если стены не утеплялись, конструктив не менялся, их только оштукатурили, то плесень не может появиться. А вот если после замены системы отопления в квартире стало холодно, влажно, то такое возможно.

В Талице проблемы с питьевой водой. Суд даже обязал администрацию привести к санитарным нормам то, что течет у граждан из крана. Но бюджет города невелик, в лучшем случае Талица получит чистую холодную воду лет через 5-7. Может регион как-то посодействовать?

Николай Смирнов: Мы уже проговорили с главой администрации: они за счет своих средств готовят проектно-сметную документацию, заявляются в областную программу "Чистая вода", а мы готовы взять на себя до 90 процентов софинансирования. Думаю, к 2025 году проблема решится.

Вообще в Талице ситуация не самая критичная, там, по данным Роспотребнадзора, около 80 процентов жителей получают качественную питьевую воду. Гораздо хуже в Волчанске, Нижнем Тагиле, где надо возводить новые очистные сооружения. Проектно-сметная документация уже отдана на экспертизу.

В регионах Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область