Иосиф Сталин: Черчилль и его друзья поразительно напоминают Гитлера

Фултонская речь бывшего премьер-министра Великобритании стала спусковым крючком к началу "холодной войны"

Советский посол в Лондоне Федор Гусев прозорливо назвал британского премьера "авантюристом, для которого война является его родной стихией". 5 марта 1946 года, всего через десять месяцев после своего тоста за Победу, уже бывший премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, выступая в Вестминстерском колледже в городе Фултоне (США, штат Миссури), произнес ставшие крылатыми слова о советском "железном занавесе".

AP
AP

И призвал к скорейшему созданию англо-американского военного союза.

Вызов брошен

Бывший премьер полагал, что надо сполна использовать историческую передышку перед тем, как СССР создаст собственную атомную бомбу. В том, что это произойдет, Черчилль не сомневался:

"От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике железная завеса спустилась на континент. <...> Я отгоняю от себя мысль, что новая война неизбежна или, более того, что новая война нависла. Я говорю теперь об этом потому, что я уверен, что наше счастье находится в наших собственных руках и что мы в силах спасти будущее. <...> Я не верю в то, что Советская Россия хочет войны. Она хочет плодов войны и безграничного распространения своей силы и своих доктрин"1.

Сталин и Черчилль: пока еще союзники. Октябрь 1944 года. Фото: РГАКФД

С точки зрения Запада Сталин хотел невозможного: вернуть некогда принадлежавшие Российской империи турецкие области Карса, Артвина, Ардахана, установить контроль Советского Союза над черноморскими проливами, гарантировать участие Красной Армии в оккупации Японии. Союзники расценили эти вполне логичные для страны-победителя требования как абсолютно недопустимые.

Через неделю после фултонской речи новоявленного ученого (бывший премьер выступал по случаю вручения ему диплома о присуждении ученой степени), 11 марта 1946 года, газета "Правда" опубликовала передовую статью "Черчилль бряцает оружием". Да, к этому моменту фултонский оратор был уже просто частным лицом. Да, присутствовавший в Фултоне американский президент Гарри Трумэн отказался прокомментировать его слова. Но суть вещей была иной.

Миссури - родной штат Трумэна. Президент прибыл в колледж вместе с Черчиллем и представил его академической общественности, что сразу придало грядущей речи "ученого" особую политическую значимость и веское основание трактовать ее как совместный англо-американский политический манифест. Отказ президента от комментариев можно было истолковывать как неизбежную в данных обстоятельствах дань дипломатическим традициям.

"Фултонская речь впервые открыто сформулировала фундаментальный западный вызов Сталину, который тот не мог не принять"2.

"Правда", 14 марта 1946 года. Беспрецедентно жесткое интервью Сталина, посвященное фултонской речи бывшего премьера.

Вызов принят

Сталин сполна использовал неожиданный информационный повод для очередной мобилизации ресурсов. Коллективные читки и обсуждения газетной передовицы прошли на всех предприятиях. Во время одной из таких бесед сменный мастер цеха Московского автомобильного завода им. Сталина заявил: "Наглость Черчилля, его бредовая речь направлены против нас. Не покладая рук мы должны работать над укреплением обороноспособности Родины"3.

Публикация в "Правде" обширных выдержек "фултонский речи" взбудоражила общественное мнение и мгновенно породила множество вопросов у руководителей и рядовых граждан. "Будут ли увеличены ассигнования на военные нужды? Сможет ли наше правительство в случае внезапного нападения быстро перестроить промышленность на военный лад, если сейчас ряд важных оборонных заводов переведен на выпуск мирной продукции? Не приостановится ли демобилизация бойцов из Красной Армии? Будут ли переведены важные оборонные предприятия на удлиненный рабочий день? Не повлияет ли усложнившаяся международная обстановка на выполнение намеченных планов по выпуску товаров широкого потребления?"4

И товарищ Сталин незамедлительно дал ответ.

Через три дня, 14 марта 1946 года, "Правда" опубликовала интервью Сталина по поводу речи Черчилля. Вождь рассуждал о международных проблемах без необходимого в подобных случаях дипломатического такта и не стеснялся в характеристиках недавнего союзника по борьбе с гитлеровской Германией. Оценки отличались оскорбительной для бывшего премьера прямотой, открыто выражавшей пренебрежение и неуважение. "Смесь элементов клеветы с элементами грубости и бестактности"; "господин Черчилль грубо и беспардонно клевещет"; "что ни слово, то грубая и оскорбительная клевета"; "он явным образом передергивает карты"; "бродит около правды"5...

Более того, интервьюируемый провел параллель между Черчиллем и Гитлером. "По сути дела г-н Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И г-н Черчилль здесь не одинок - у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки. Следует отметить, что г-н Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. <...> Несомненно, что установка г-на Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР".

А закончил интервью категоричным утверждением: если Черчилль и его заокеанские друзья организуют новый поход против СССР и стран Восточной Европы, "то можно с уверенностью сказать, что они будут биты так же, как они были биты в прошлом, 26 лет тому назад"6.

Кукрыниксы. Карикатура из серии "Поджигатели войны у позорного столба". Фото: РИА Новости

Вызов поддержан

Вождь не только недвусмысленно заявил народу о весьма вероятной новой войне, но и конкретно указал на тех, от кого исходит угроза послевоенному миру. В сложившейся ситуации не могло быть и речи о скором улучшении жизни населения: все имеющиеся ресурсы должны быть направлены на достижение единственной цели - укрепление обороноспособности страны.

В очередной раз вождь переломил настроения людей. После сталинского интервью уже не мечтали о выстраданном на Великой Отечественной светлом будущем, но думали только об одном: "Лишь бы не было войны!" Слесарь одного из столичных оборонных заводов: "Только было начали беспокоиться об улучшении материально-бытовых условий трудящихся, и это всем нам было приятно. Тов. Сталин сказал, что мы сильны и побьем капиталистов. Из этого следует вывод: надо готовиться к войне и опять переживать трудности"7. Работница фабрики в городе Коврове: "Свободная торговля по коммерческим ценам несколько облегчила положение рабочих, а тут опять война, - придется запастись сухарями"8.

1. Из сообщения ТАСС о выступлении У. Черчилля с речью в Вестминстерском колледже в Фултоне (США). 11 марта 1946 года // Москва послевоенная. 1945-1947. Архивные документы и материалы. М.: Мосгорархив, 2000. С. 150, 151.

2. Фултонская речь Черчилля // Источник. 1998. N 1. С. 93.

3. Информация оргинструкторского отдела МГК ВКП(б) Г.М. Попову - об откликах трудящихся Москвы на речь У. Черчилля и на передовую статью газеты "Правда". 11 марта 1946 г. // Москва послевоенная. С. 152.

4. Там же.

5. Там же. С. 152, 153, 154.

6. Там же. С. 152, 154. 13 марта 1920 года Красная армия заняла Мурманск, ликвидировав последний плацдарм белых на Севере России.

7. Информация оргинструкторского отдела МГК ВКП(б) Н.П. Фирюбину - об откликах трудящихся Москвы на интервью И.В. Сталина корреспонденту "Правды" относительно речи Черчилля. 14 марта 1946 г. // Москва послевоенная. С. 155.

8. Из организационной сводки сектора информации Организационно-инструкторского отдела ЦК ВКП(б) о настроениях населения в связи с опубликованием речи Черчилля в Фултоне. 23 марта 1946 г. // Советская жизнь. 1945-1953. М.: РОССПЭН, 2003. С. 614.