Михаил Гуров: Учитель "из науки" может принести колоссальную пользу

 Фото: Тагир Раджавов
Фото: Тагир Раджавов
Победитель Всероссийского конкурса "Учитель года-2020" Михаил Гуров преподает математику в Ростове-на-Дону. Зачем он ушел из науки в школу? Об этом Гуров рассказал читателям "РГ".

Михаил Николаевич, когда вас поздравлял президент, он сказал, что его смущают слова "элитный" и "элитарный" в названиях учебных заведений. Не появляется ли сегодня между способными детьми из небогатых семей и хорошим образованием непреодолимый барьер - деньги?

Михаил Гуров: Деньги - отнюдь не входной билет в образование. Сейчас государство оказывает поддержку учебным заведениям, в том числе частным. В хороших лицеях развита грантовая система, очень много детей учатся бесплатно. Это и ребята с техническим складом ума, и те, кто проявил себя в искусстве. Родители могут воспользоваться материнским капиталом для оплаты образования. Возможностей масса, главное - желание учиться.

Вероятность того, что одаренные дети не попадут во внимание сильных учителей и не получат свой шанс, очень мала. Гения мы не провороним. Подтверждение тому - Макар Волков, который впервые в мире получил обобщение знаменитой задачи Паппа Александрийского для "неклассических" арбелосов Архимеда. Он из вполне благополучной, но небогатой семьи. Его заметила учительница в восьмом классе обычной средней школы и направила в ростовский Центр дополнительного образования, где дети занимаются совершенно бесплатно, на бюджетной основе. Там мы с Макаром и погрузились в математику. Парень блестяще сдал ЕГЭ, учится в МГУ. Это классический путь, он открыт для всех. Я, кстати, и сейчас работаю не только в лицее, но и в этом центре.

Вы с отличием закончили мехмат Южного федерального университета, у вас более 20 научных работ. Нужны ли школе преподаватели, которые "могут в науку"?

Михаил Гуров: Если вспомнить, как представляли свое будущее я и мои одногруппники в начале нулевых, то работа в школе всегда была в конце списка. Если вообще была. Мы видели себя какими-то менеджерами, аналитиками, руководителями IT-отделов. У меня получалось писать программные приложения, за которые платил бизнес. Потом я занялся наукой, и это тоже было перспективно. Но однажды меня попросили поработать в профильном лагере для одаренных детей. И неожиданно я понял, что оказался на своем месте. Это удивительное чувство, когда дети с твоей помощью совершают маленькие открытия. Удовлетворение получаешь намного больше, чем когда сам открываешь что-то. Если учитель приходит в школу из науки, он может принести колоссальную пользу. Надо уметь поставить перед учеником проблему, заинтересовать его. Вспомните ту же задачу Паппа Александрийского. Ее не могли решить несколько веков, хотя брались серьезные ученые. А школьник осилил эту задачу методами, доступными ребенку, освоившему математику на должном уровне. Креативность помогла сделать то, что не давалось признанным профессионалам.

На Западе внимание научного сообщества и бизнеса приковано к детским форумам и конференциям, потому что дети еще не обременены рамками научных школ. Мысли, которые они генерируют, поражают своей глубиной и простотой. Нет, идеи у детей не воруют, обычно это корректные заимствования. Ребенка указывают как автора или "выкупают" его идею, то есть инвестируют в его дальнейшее образование. Такие инструменты развиты в мире, и это набирает обороты в нашей стране тоже.

Полную серию интервью с лучшими учителями России читайте на полосе "Образование" в "Российской газете".

Поделиться