Новости

13.03.2021 07:30
Рубрика: Культура

Алексей Герман: Легко ли быть сегодня патриотом

Трудно ли быть в нашей стране патриотом и любить Россию в непогоду? Как относиться к халтуре в искусстве на святую тему? Если вдруг война, кто отсидится на диване? Об этом наш разговор с режиссером Алексеем Германом-младшим.
Алексей Герман: Людей, которые жонглируют словами и орут про патриотизм, полно на каждом углу.  Фото: из личного архива Алексея Германа-младшего Алексей Герман: Людей, которые жонглируют словами и орут про патриотизм, полно на каждом углу.  Фото: из личного архива Алексея Германа-младшего
Алексей Герман: Людей, которые жонглируют словами и орут про патриотизм, полно на каждом углу. Фото: из личного архива Алексея Германа-младшего

Алексей, вы ведь снимали фильмы и о войне, и о космосе, и о литературе ("Довлатов"). Всем этим мы привыкли гордиться. Вам просто ответить на вопрос, кто числит себя патриотом?

Алексей Герман: Да. Но давайте сначала разберемся, что такое патриотизм. Для меня это, с одной стороны, любовь и уважение к своей стране и принятие ее с ошибками и взлетами, с минусами и плюсами. И конечно, это понимание, что у страны должен быть какой-то суверенитет. Это как с семьей. Можно же предположить, что вы патриот своей семьи? И тогда вы хотите, чтобы ваша семья существовала достойно, чтобы она была защищена. И чтобы вы сами принимали решение, как семье дальше жить. Не Вася вами командовал и не Петя.

Дискуссию, которая ведется в обществе, я вполне понимаю. Людям хочется социальных перемен, они хотят больше верить в суды, хотят, чтобы с ними разговаривали. А у нас эта командная начальственная система везде, начиная от управдома и заканчивая главой района, федеральным чиновником или депутатом. И она, к сожалению, почти без обратной связи. Мы все знаем, что-то в стране работает хорошо, а что-то вовсе не работает. Люди хотят большей прозрачности. И если кто-то, левый, правый, болеющий за империю или парламентскую республику, говорит о болевых точках, это не означает, что он враг и не патриот. Но желать своей стране зла, желать ей оккупации, распада, внешнего управления - это колоссальная ошибка. И это в мое понимание патриотизма, несахарное, не укладывается.

С другой стороны, у России должен быть свой путь. Мы ментально другие. У нас своя история, иные вызовы, территория необъятная. И мне кажется, что патриотизм состоит в том, чтобы это принять и сказать: да, мы такие.

Мы не голландцы, не бразильцы и не шведы. Мы другая цивилизация, которая в своей истории допускала ошибки. Однако все государства совершали и ошибки, и преступления. Даже маленькая Бельгия виновна в гибели миллионов людей в своей колонии. Нужно понимать, что не всегда "чужой кафтан" - это хорошо.

У нас как раз любят западную моду...

Алексей Герман: А на Западе в нашей ничего не понимают. Я достаточно часто разговариваю с иностранными журналистами, пытаюсь объяснить им, как мало они о нас знают. В ответ: стеклянный взгляд, в котором ничего не отражается. Никакой рефлексии нет.

Вы работаете над фильмом "Воздух" о женщинах-летчицах Великой Отечественной войны...

Алексей Герман: Война и жертвы, и подвиги, и Победа как точка сборки - все это для меня является крайне эмоциональным переживанием. На этом поле у нас патриотизмом торгуют. Снимают бессмысленные фильмы, ставят плохие спектакли, делают бездарные выставки, а потом кричат: я патриот и меня за это не любят. Людей, которые жонглируют словами и орут про патриотизм, полно на каждом углу. На войне было разное: и героизм, и ошибки, и подвиг, и предательство. Но Победа народа, который прошел невероятные лишения и не сдался, - это повод для величайшей гордости. И я глубоко убежден, не для нас история - носить цветочки с дыркой от пули ("красный мак" впервые использован на Украине в 2014 на годовщину завершения Второй мировой войны в Европе. - Прим. ред.) и каяться: ой-ой-ой, все были виноваты. Не все были виноваты. Да, советские войска вошли в Польшу. Но разве польские войска не прихватили до этого себе кусок Чехословакии? Разве не было массового добровольческого движения уничтожения евреев в странах Восточной Европы?

Польша, кстати, первой из европейских стран подписала договор о ненападении с Германией. Это случилось в 1934 году, задолго до пакта Молотова - Риббентропа. Таким образом Гитлер пытался вовлечь соседа в союз против СССР...

Алексей Герман: Почему это забывается? Так вот для меня нет такой памятной даты, как 8 мая, День памяти и примирения. Есть День Победы - победы мучительной, тяжелой, героической, которая унесла миллионы и миллионы жизней. А мы - государство, которое при всех своих издержках сумело всего через 16 лет после конца войны запустить человека в космос. Восстановив разрушенную экономику без всякой помощи. У нас не было никакого плана Маршалла (программа помощи Европе после Второй мировой. - Прим. "РГ"). А половина страны была в пыль уничтожена.

Вот вы спрашиваете о войне. Для меня это вещь сакральная. И говорить о равновеликой ответственности Советского Союза и гитлеровской Германии не просто некорректно, это подло и гадко. И такие разговоры действительно могут разрушить страну.

Ваш отец, знаменитый режиссер Алексей Герман, автор замечательных фильмов о нашей непростой истории, в том числе щемящих и честных о войне, был в своих художественных высказываниях патриотичен? И "Двадцать дней без войны", и "Проверка на дорогах" попали в советское время на полку...

Алексей Герман: Конечно. Я его в детстве спросил (дети иногда смотрят в точку, задают мудрые вопросы): "Папа, у тебя такие неприятности..." Я даже помню, где и как это было...

Где, когда?

Алексей Герман: Это было в дедушкиной квартире, в кабинете. Началась Фолклендская война. Папа читал газету, со мной разговаривал: Аргентина, Англия... Вот тут я и спросил: "Пап, вот так все сложно у тебя... Если бы сейчас началась война, ты пошел бы добровольцем?" Он не задумываясь ответил: "Да". При всех сложностях с начальством, при всех бессмысленных запретах картин.

Между тем у нас любят повторять слова Самуэля Джонсона, что "патриотизм - это последнее прибежище негодяев". Джонсон был лексикографом. Первоначально он определил слово "патриот" традиционно, как тот, "чьей руководящей страстью является любовь к своей стране". Но поскольку велась партийная борьба и слово активно использовали вики, а он их ненавидел, поправил: "также иногда используется для фракционных нападок на правительство". Получается, и в XVIII веке этим термином жонглировали.

Алексей Герман: Вы меня простите, но во Вселенной, в мире и стране всего размазано ровным слоем. Негодяи есть и среди патриотов, и среди либералов, и среди чиновников, и даже среди врачей и учителей. Речь идет о том, что цепляются за патриотизм как за оправдание своего безобразия. Но это не значит, что каждый патриот - негодяй. Но и тех, кто спекулирует на патриотизме, делает на этом карьеру, не имея на то никаких оснований, кроме громогласности, у нас в достатке.

С полной версией интервью желающие могут ознакомиться по ссылке.

Культура Кино и ТВ Наше кино РГ-Фото