Новости

25.03.2021 20:20
Рубрика: В мире

Гонорар маньяку

В США закон не разрешает монетизировать криминальное прошлое. А у нас?
В американской системе права законы, запрещающие преступникам наживаться на публичной огласке своего криминального прошлого, известны под общим названием "закон сына Сэма". Такого рода документы или положения, в которых специально речь идет не о выгоде от самих злодеяний, а о монетизации преступной славы, сегодня действуют почти во всех штатах, хотя вокруг их принятия порой разворачивалась бурная дискуссия.
Из этого револьвера Марк Дэвид Чепмен (вверху справа) убил Джона Леннона, на чем пытался прославиться.  Фото: AP Из этого револьвера Марк Дэвид Чепмен (вверху справа) убил Джона Леннона, на чем пытался прославиться.  Фото: AP
Из этого револьвера Марк Дэвид Чепмен (вверху справа) убил Джона Леннона, на чем пытался прославиться. Фото: AP

Как правило, цель таких положений в законах - лишить преступника возможности подзаработать на шумихе вокруг себя через книги, статьи, сюжеты в интернете, на радио и телевидении, кино. Обычно законы требуют от лица или компании, которые контактируют с преступником в этих целях, выплачивать в казну все гонорары, которые причитались бы "главному герою". А в некоторых случаях ограничения распространяются не только на осужденного, но и на его близких, друзей или соседей, которые сами пытаются нажиться на своей близости с ним, публикуя разного рода откровения и сенсации.

В штате Алабама тем, кто не выполнит требование о перечислении предназначавшегося преступнику гонорара властям, грозит уголовное преследование и тюремный срок от 1 до 10 лет, а также внушительный штраф. Часть штатов, например Колорадо, в своих законах делает акцент на направлении таких гонораров на компенсации для тех, кто пострадал от действий преступника или на другие судебные нужды по делу. Схожие положения прописаны в законах Айдахо, Вайоминга, Делавэра и Коннектикута. В других штатах от производителей контента требуют обязательно информировать суды или жертв преступления о планируемых выплатах осужденным за интервью или иные формы воспоминаний.

"Сын Сэма" - псевдоним орудовавшего в Нью-Йорке серийного убийцы середины 1970-х Дэвида Берковица. Его дело получило широкий резонанс в прессе и пошли слухи о том, что он собирался хорошенько заработать, продав свою историю издателям. Конгрессмены штата Нью-Йорк в 1977 году превентивно приняли первый закон такого рода, по которому любые гонорары от этого творчества должны были изыматься в пользу государства, в том числе на выплаты компенсаций пострадавшим от преступлений.

Тем, кто не выполнит требование о перечислении гонораров властям, грозит уголовное преследование и тюремный срок от 1 до 10 лет

Позже этот закон применялся против Марка Дэвида Чепмена, который в 1980 году убил музыканта Джона Леннона и всячески пытался прославиться на этом. Власти не дали ему получить более 8 тысяч долларов в качестве гонорара за интервью журналу.

Закон вызвал споры, нашлись и критики, считавшие, что он ограничивает свободу слова и возможность для публики узнать важные детали о значимых преступлениях. В 1991 году по итогам рассмотрения уже другого дела Верховный суд США эту норму отменил, назвав ее неконституционной. А в 2002 году был отменен аналогичный закон штата Калифорния, который пытались применить в отношении Барри Кинана - одного из похитителей сына Фрэнка Синатры в 1963 году.

Впрочем, сомнения касались не самой идеи запрета на наживу от криминальной славы, а того, где должны проходить границы. Закон Нью-Йорка посчитали слишком широким в том смысле, что он охватывал почти любую литературу о криминальной деятельности, вне зависимости от того, был ли автор признан виновным в преступлениях. Судья в пояснении к вердикту заключил, что в той редакции под закон можно было подвести такие общественно значимые произведения, как "Автобиография Малкольма Икса" или даже "Исповеди" Августина Блаженного.

С другой стороны, закон был слишком узким в том смысле, что позволял направлять на компенсации пострадавшим только возможные гонорары преступников от книг или фильмов о себе, но не иные их доходы.

Поэтому в 2001 году штат Нью-Йорк принял новую редакцию закона, действующую и по сей день. Среди прочего он обязывает тех, кто собирается платить преступникам сумму более 10 тысяч долларов, информировать пострадавших от преступления. Документ также расширяет срок исковой давности для претензий пострадавших.

В свое время большой резонанс вызвало дело спортсмена О. Джея Симпсона, которого в 1994 году обвинили в убийстве бывшей жены и ее знакомого Рона Голдмана. Присяжные Симпсона оправдали, но гражданский суд обязал его выплатить более 30 миллионов долларов семье Голдмана. Симпсон написал книгу об этом деле, что вызвало шквал критики в адрес издателя Джудит Риган. Та в свою защиту объяснила, что есть разница между популяризацией преступления и разбором обстоятельств, которые привели к нему. Впоследствии суд передал авторские права на книгу семье Голдмана в качестве компенсации.

А несколько лет назад американский судья вынес вердикт, по которому все доходы от продажи книги экс-агента АНБ и ЦРУ Эдварда Сноудена "Постоянная запись" (англ. Permanent Record) должны пойти в казну. Судья пояснил это тем, что публикация мемуаров якобы нарушает соглашения о нераспространении информации, которое подписывал Сноуден в период работы в АНБ и ЦРУ. А потому публикация книги без предварительного согласования с этими ведомствами - противозаконна. Сам Сноуден высказался в том духе, что запретить книгу американские власти не могут, поэтому блокируют доходы, рассчитывая, что это лишит стимула писать такие воспоминания.

Пункты в духе "закона сына Сэма" иногда включаются в условия сделок с между гособвинением и преступниками по громким делам, связанным с вопросами национальной безопасности. Например, по условиям такой сделки властей США с Джоном Уокером Линдом - американским военным, помогавшим экстремистскому движению "Талибан" (запрещено в России), любые гонорары ему или близким от возможных книг или фильмов о нем пойдут в американскую казну.

Бурная общественная дискуссия вокруг случаев такого рода разворачивалась также в Великобритании и Канаде. Например, канадская общественность негодовала, когда серийный убийца Роберт Пиктон, на счету которого шесть жизней, сидя в тюрьме, написал книгу о своей невиновности. После публикации в 2016 году она сразу попала в бестселлеры местного Amazon. Разъяренные канадцы потребовали изъять книгу из продажи. Министр общественной безопасности Майк Моррис заверил, что власти сделают все возможное, дабы не дать Пиктону нажиться на своих злодеяниях, но такого рода законы на тот момент действовали не во всех канадских провинциях. Amazon в конечном итоге убрал книгу со своей площадки, но официально никак это не комментировал.

Мнения экспертов

Из камеры - на камеру

Российские эксперты однозначно смотрят на публичную активность освободившихся преступников. По их мнению, речь должна идти о полном запрете на выступления в СМИ и даже ведение аккаунтов в соцсетях. Правда, ограничения должен накладывать суд и только на преступников, от чьих действий серьезно пострадали люди.

Иван Соловьев, доктор юридических наук, заслуженный юрист России:

- Практика приглашения на интервью и ток-шоу граждан, отбывших длительные сроки в местах лишения свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, особенно против половой неприкосновенности несовершеннолетних, представляется ущербной по следующим основаниям. Первое и самое главное - это маргинализация самих ТВ-программ, а вместе с ними и зрителей, которые находятся по ту сторону экрана. Также это косвенная, но реклама тяжкого преступления и лица, его совершившего. Третье: это явное неуважение к личности и правам потерпевших. У них одна мысль, что их мучитель стал героем ток-шоу, может вызвать абсолютно непредсказуемую и разрушительную реакцию. И еще один момент: общество демонстрирует потенциальным преступникам - давайте, совершайте свои злодеяния, мы вас потом на всю страну покажем, расскажете о своих переживаниях и планах на будущее. Я уже не говорю о том, что в большинстве случаев выезды на шоу и интервью являются нарушением порядка установленного административного надзора. Поэтому счел бы целесообразным предложить дополнить перечень ограничений, которые накладываются на лицо, отбывшее наказание, в связи с установлением административного надзора таким видом, как "запрет на время административного надзора на выступления в любых СМИ, а также на ведение аккаунтов в социальных сетях".

Юрий Жданов, генерал-лейтенант МВД, руководитель российской секции Международной полицейской ассоциации:

- В настоящее время в законодательстве запретов на участие в ток-шоу, написание книг и общение с журналистами нет. Поэтому необходимо подумать о введении подобного рода запретов - заниматься определенной деятельностью. Они должны быть предусмотрены в наказаниях за конкретные составы преступлений. В противном случае это может породить злоупотребления.

Маньяки после освобождения должны быть под административным надзором, и всякое общение с ними следует запретить. Это должен делать суд - накладывать дополнительные ограничения. Что касается оплаты, то не представляю, как запретить платить бывшим осужденным гонорары за выступления в СМИ.

Подготовил Иван Петров

Позиция юриста

Мария Спиридонова, член Ассоциации юристов России:

В целом указанная проблема является скорее вопросом морали и нравственности, нежели права. Лицо, вина которого установлена вступившим в законную силу приговором суда и которое понесло наказание, не может быть ограничено в возможности заниматься творчеством, в т.ч. связанной с описанием совершенных уголовно наказуемых деяний, так как осуждение и отбытие наказания уже явились санкциями за нарушение уголовного закона. Кроме того, нельзя однозначно утверждать, что лицо, раскрывающее подробности совершенного преступления, не раскаивается в содеянном и склоняет граждан, не обладающих высоким уровнем правовой культуры, к повторению его действий. Возможна как раз обратная ситуация. Бывший злоумышленник может выполнить превентивные функции, выставив в неблагоприятном свете свое правонарушение и убедив граждан не совершать подобные действия.

С другой стороны, такая "минута славы" может стать "примером для подражания" для других, склонных к совершению правонарушений и жаждущих признания.

Подготовил Владислав Куликов

В мире США