Новости

30.03.2021 22:11
Рубрика: Общество

Алеут замолчал

Умер еще один язык?
Несколько дней назад не стало Веры Тимошенко, последней носительницы алеутского языка в нашей стране. Это язык креолов северной части Тихого океана, которых принято называть алеутами. Жила хранительница языка алеутов на острове Беринга. Его население - всего 700 человек, из них 300 алеутов, но языком предков они уже не владеют. Знают разве что отдельные слова и фразы.
Инесса Томская владеет юкагирским языком и даже поет на нем. Фото: Из личного архива
Инесса Томская владеет юкагирским языком и даже поет на нем. Фото: Из личного архива

Сколько еще языков в нашей стране на грани исчезновения? Можно ли сохранить умирающие языки народов, представителей которых остаются десятки, а то и единицы? Об этом наш разговор с Инессой Томской, заместителем председателя российского объединения "Союза общин КМНС" (коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока).

Инесса, вы представительница очень малочисленного народа - юкагиров и знаете проблемы коренных этносов с детства и не по учебникам. Скажите, нужно ли сохранять исчезающие языки?

Инесса Томская: Есть простой и четкий ответ на этот, казалось бы, этически сложный вопрос. Родные языки сохранять необходимо, но только если так решили сами представители народа. Ни в коем случае не нужно ничего насаждать искусственно, даже из самых благих побуждений, это может вызвать только отторжение.

Мы в Совете общин определили грань выживания языка - если есть община или сообщество коренного народа, которое готово прилагать усилия к его сохранению, то нужно им в этом помогать, что сегодня в России и делается, и довольно активно. Но если желающих говорить на родном языке не осталось ни одного человека, то возрождение такого языка принесет только вред. А такие ситуации тоже, увы, бывают. Когда специалисты из каких-нибудь мелкопоместных институтов пытаются изобразить бурную деятельность, ради степеней и званий пишут учебники и программы для языков, носителей которых остались единицы. Но при этом очевидно, что молодежь не хочет и не будет изучать язык предков. Я убеждена, нельзя ничего насаждать через колено.

Но со смертью последней носительницы алеутского враз не стало еще одного народного языка. Разве это не может не тревожить?

Инесса Томская: Безусловно, потеря огромная. Наши народы потому и называются "малочисленными", что нас мало. И уход каждого носителя языка - удар по культуре народа. И все же пока рано говорить о полной утрате российскими алеутами родного языка.

Если молодежь не хочет изучать язык предков - его не спасти

На острове Беринга сегодня отдельные слова и выражения этого древнего языка довольно широко используют морские зверобои, он давно стал основой их профессионального сленга. Так что при желании возродить алеутский еще можно. Есть педагоги, языковые активисты и ученые, которые еще могут наладить обучение детей и взрослых. Есть замечательный учитель Елена Солованюк на острове Беринга, которая написала учебник. Есть отличный проект "Евразийского современного колледжа" по созданию онлайн-радио, которое позволит в режиме нон-стоп крутить сказки, рассказы и песни на алеутском языке, делать выпуски новостей Командорских островов на русском и алеутском. Так что далеко не все потеряно.

Носителей каких языков сегодня осталось очень мало? Какие языки под угрозой исчезновения?

Инесса Томская: Все языки и диалекты коренных малочисленных народов находятся сегодня в крайне опасном положении, но самые срочные меры реанимации, по моему мнению, требуются для юкагирского, удэгейского, саамского, тофаларского, кетского, нанайского и селькупского языков. Тем более что эти народы стремятся говорить на родных языках.

Общество Соцсфера Демография