Новости

31.03.2021 15:03

ИП и т.п.

России нужны разные формы ведения бизнеса, но для них необходимо создать равные конкурентные условия
Недавно предпринимательское сообщество всколыхнуло выступление федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Из его уст прозвучала идея экспертов Института экономики роста имени Столыпина о возможности отмены в перспективе такой организационно-правовой формы как индивидуальный предприниматель (ИП) и сохранения в российском правовом поле лишь юридических лиц и самозанятых граждан.
 Малый бизнес со статусом юрлица или ИП обязан соблюдать строгие санитарные, пожарные и иные нормативы, иначе штрафа не избежать. Фото: Татьяна Андреева/РГ  Малый бизнес со статусом юрлица или ИП обязан соблюдать строгие санитарные, пожарные и иные нормативы, иначе штрафа не избежать. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Малый бизнес со статусом юрлица или ИП обязан соблюдать строгие санитарные, пожарные и иные нормативы, иначе штрафа не избежать. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Роль ИП в экономике страны и региона, плюсы и минусы, а также перспективы развития и совершенствования различных форм ведения малого и микробизнеса обсудили эксперты "Российской газеты": заместитель министра инвестиций и развития Свердловской области Евгений Копелян, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Свердловской области Елена Артюх, директор Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства Валерий Пиличев, исполнительный вице-президент Свердловского областного Союза промышленников и предпринимателей (СОСПП) Евгений Харламов, депутат Законодательного собрания Свердловской области Александр Юланов, руководитель межрегиональной инициативной группы и председатель координационного совета бизнес-объединений - корпоративных членов Союза МСБ Свердловской области Ольга Крупенина и предприниматель, региональный омбудсмен Ассоциации профессионалов и предпринимателей индустрии красоты Юлия Силина.

Какую роль играют ИП в социально-экономическом развитии Свердловской области, наполнении бюджетов, обеспечении занятости?

Евгений Копелян: Из 194 тысяч субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП) примерно 105 тысяч составляют индивидуальные предприниматели. По разным экспертным оценкам, платежи малого и среднего бизнеса в целом составляют от 12 до 30 процентов доходов областного бюджета. На мой взгляд, последняя цифра реалистична, потому что доля МСП в валовом региональном продукте считается достаточно просто и оценивается в 31 процент. И если в сумме доходы бюджета у нас составляют 260-280 миллиардов, то вклад МСП достаточно большой - порядка 60 миллиардов. Около половины этой суммы вносят индивидуальные предприниматели. Это к вопросу о том, можно ли с ходу отказаться от этой формы.

Второй момент: наверное, стоит изучить опыт других стран и понять, к чему мы хотим прийти. Есть две крайние позиции: США, где, по сути, всего две организационно-правовые формы - компания и корпорация - и, соответственно, системы налогообложения, и Германия - там огромное количество форм, в том числе подобные нашим ИП. На мой взгляд, просто ликвидировать их неправильно и нецелесообразно, сначала нужно предложить какую-то альтернативу.

Елена Николаевна, так получилось, что тезис, вызвавший тревогу у предпринимателей, прозвучал из уст бизнес-омбудсмена. Согласны ли вы с Борисом Титовым?

Елена Артюх: Давайте начнем с того, что Борис Юрьевич не предлагал отменить ИП. В интервью ТАСС он лишь рассуждал о том, что есть некоторая нелогичность в разном правовом регулировании субъектов предпринимательской деятельности - юридических лиц, ИП и самозанятых, и говорил о необходимости корректировки такого регулирования. При этом он подчеркнул, что индивидуальных предпринимателей в России очень много: на 10 марта 2021 года в реестре МСП их числилось 3 миллиона 343 тысячи 598. А если еще посчитать людей, занятых у них в качестве наемных работников, то будут затронуты интересы огромного количества россиян. И было бы бессмысленно, если не сказать вредительски, предлагать от этой организационно-правовой формы избавиться.

Лично я считаю, что индивидуальный предприниматель - особое и очень важное явление не только из-за их большого количества, но и из-за гибкости, широты возможностей, легкости входа в бизнес и выхода из него. На мой взгляд, это очень правильная форма ведения деятельности.

С другой стороны, я как уполномоченный нередко вижу, что граждане, которые решили стать индивидуальными предпринимателями, порой не в полной мере осознают риски. В чем принципиальная разница между ИП и юрлицом? Когда граждане учредили, скажем, общество с ограниченной ответственностью, они отделили бизнес от личного имущества. Тогда как ИП, по сути, имеет один карман. И если риски в какой-то момент превысят объем предпринимательского имущества, то обязательства могут перейти и на личное - квартиру, автомобиль, дачу, счета и т.д. И это нужно понимать.

Лучше говорить не о ликвидации ИП, а о создании условий для того, чтобы малый бизнес успешно работал и играл более существенную роль в экономике

Например, на днях на прием пришел предприниматель, который вынужден был закрыть магазин. Соответственно, налоги он практически не платит, потому что нет выручки. А вот страховые взносы начисляются вне зависимости от того, ведется ли деятельность, и человек внезапно узнал, что по результатам прошлого года обязан их заплатить. Он хотел бы приостановить деятельность и все платежи, не нести никаких обязательств, но не прекращать статус ИП. Однако это невозможно при сегодняшнем правовом регулировании. Если бы он был не индивидуальным предпринимателем, а единственным учредителем ООО, при отсутствии деятельности, выручки и начисленных заработных плат это предприятие никаких платежей никуда бы не вносило. Гражданин, выбирая организационно-правовую форму ИП, не учел некоторые риски.

Юлия Силина: Я предприниматель с 20-летним стажем, причем имею как ИП, так и ООО, поэтому могу изнутри сравнивать все "прелести" того или иного режима. Могу сказать, что ИП - очень удобный и гибкий инструмент ведения бизнеса, он имеет массу преимуществ: легкая и быстрая регистрация, упрощенный пакет документов, льготная система налогообложения, в том числе патент, налоговые каникулы для начинающих предпринимателей... Что очень ценно: мы можем свободно распоряжаться прибылью без дополнительного налога на дивиденды, в отличие от ООО. Подчеркну: мы ведем речь о добросовестных предпринимателях, несущих полную ответственность как перед государством, так и перед потребителями и своими сотрудниками.

Если гипотетически предположить, что ИП не будет, вы готовы перевести бизнес в форму ООО? Или, наоборот, стать самозанятой?

Юлия Силина: У малого бизнеса и так невысокая рентабельность. Переход в ООО фактически съест всю прибыль, может, даже сыграет в минус. В такой ситуации, думаю, многие предприниматели либо закроются, либо уйдут в тень.

Что касается самозанятых, у меня, как у многих ИП, есть наемный персонал и более высокая выручка, чем предусмотрено для самозанятых, так что этот режим не для меня. Но при этом сегодня самозанятые, по сути, создают недобросовестную конкуренцию предпринимателям. Ведь ИП и ООО государство строго контролирует, а самозанятым разрешено работать практически без нормативов, в том числе санитарных, и без проверок. При этом самозанятые платят в разы меньше, чем ИП: в нашем регионе они в среднем показывают лишь 2,5 тысячи рублей выручки в месяц, и налог составляет четыре процента от этой суммы. Заметьте, они не пенсионеры, не инвалиды, а взрослые состоявшиеся люди. На их поддержку из бюджета было выделено 80 миллионов рублей, а налогов с них собрали около 30 миллионов. То есть 50 миллионов наших налогов пошли на поддержку тех, кто утаивает выручку.

Фактически получается, что государство создало два параллельных предпринимательских класса с совершенно разной ответственностью и условиями ведения бизнеса. Я представляю индустрию красоты, и мы, пережив и без того очень сложный год, сейчас серьезно обеспокоены тем, что закон о самозанятых подрывает нашу деятельность, практически выдавливает ИП с рынка. К тому же часть сотрудников уходит в самозанятые, забирая с собой клиентов и наработки. Предпринимателям, которые годами вкладывались в развитие своего дела, создавая условия для оказания безопасных и качественных услуг, этот закон фактически разрушает бизнес. Хотелось бы, чтобы государство все-таки хорошо обдумало эту тему. Нельзя потерять ИП, потому что от этого пострадают все.

Елена Артюх: Опасения предпринимателей, переживших самые разные, порой очень непростые времена, понятны. Но давайте все же исходить из того, что никакой официальной государственной позиции и тем более законопроекта об отмене ИП на сегодня нет и в ближайшее время не предвидится.

Наверное, стоит взглянуть на проблему под другим углом: как улучшить обе формы ведения бизнеса, чтобы минимизировать злоупотребления? Что необходимо доработать законодателям?

Ольга Крупенина: В межрегиональную инициативную группу, которую я возглавляю, входят представители 19 субъектов РФ, и повсюду фиксируется недобросовестная конкуренция между ИП и самозанятыми гражданами. Непростая ситуация сложилась в первую очередь в двух видах предпринимательской деятельности - в изготовлении пищевой продукции и в индустрии красоты, где для ИП и юрлиц действуют жесткие требования и нормативы, продиктованные законодательством РФ, СанПиНами, СНИПами, ГОСТами и таможенным регламентом, а в отношении самозанятых они в большинстве случаев не работают. В результате возникают риски для потребителей и предпринимательского сообщества.

На данный момент в законе о защите прав потребителей отсутствует самозанятый как субъект правоотношений. В результате такие граждане либо добросовестно заблуждаются, считая, что не обязаны соблюдать нормы этого закона, либо намеренно его игнорируют, ссылаясь на то, что напрямую они там не упомянуты. Судебная практика по искам клиентов к самозанятым не сформирована. У потребителей возникают юридические сложности еще на стадии подачи заявления, а также при его рассмотрении в суде: истцы испытывают сложности в определении местонахождения самозанятого, в доказывании возможности применения норм об альтернативной подсудности, освобождения от уплаты госпошлины и т. д.

Кроме того, контроль оказания услуг в упомянутых сферах относится к компетенции Роспотребнадзора, но это тоже не касается самозанятых. Правда, с 1 апреля вступает в силу 248-ФЗ, где в качестве субъекта проверки госорганов будет и деятельность плательщиков налога на профессиональный доход. И все же мы задаемся вопросом, возможен ли такой контроль при ведении предпринимательской деятельности самозанятыми на дому? Хотя бы в силу того, что это противоречит Жилищному кодексу, да и вообще может расцениваться как нарушение конституционного права и прав собственника. Также стоит задать вопросы: не будет ли деятельность самозанятых на дому нарушать права других собственников жилых помещений, а также санитарные, пожарные и другие нормы в многоквартирных домах?

Наша рабочая группа направила в правительство РФ, Госдуму, законодательные собрания регионов ряд писем с предложениями о корректировке нормативно-правовой базы, о внесении ограничений для самозанятых на ведение бизнеса в сферах, касающихся жизни и здоровья граждан, либо о введении равной ответственности в части соблюдения требований и нормативов для ИП, юрлиц и самозанятых граждан. В данном случае мы исходим из интересов потребителей и представителей малого и среднего бизнеса, которые эти правила и нормы соблюдают.

Александр Сергеевич, какую позицию занимают в этом вопросе законодатели?

Александр Юланов: Закон о самозанятых позволил недобросовестным работодателям легально отказать работникам в базовых трудовых правах. По сути, многие самозанятые как были, так и остаются сотрудниками по найму. Только теперь они работают по 12 часов в день без переплаты за сверхурочные, не получают оплачиваемых отпусков и болеют за свой счет. От межрегиональной рабочей группы в Государственную думу поступили предложения по поправкам в этот закон, они рассматриваются. По моему мнению, прежде чем отменять ИП, следует отрегулировать режим самозанятых. Иначе экономике может быть нанесен колоссальный ущерб.

Необходимо, чтобы ИП, юрлица и самозанятые, ведущие бизнес в сферах, касающихся здоровья и безопасности человека, несли равную ответственность

Елена Артюх: Благодаря активной позиции предпринимателей мы еще в 2019 году начали обсуждать возможные риски, связанные с введением 422-ФЗ (в Свердловской области он начал работать только с 2020 года), и сформулировали предложения в него. Они были направлены федеральному бизнес-омбудсмену. Суть поправок - в необходимости более тонких настроек статуса самозанятого, в частности, в уже упомянутых сферах, где высока угроза безопасности потребителей, нельзя работать без регистрации ИП. (Напомню: самозанятые - это не организационно-правовая форма, а налоговый статус. Он может быть и у гражданина, и у ИП.) Второй принципиальный момент: установить по всей стране предел дохода самозанятого 2,4 миллиона рублей - неправильно. Регионы отличаются, уровень доходности бизнеса всюду разный. Мы предложили привязать этот порог к уровню прожиточного минимума в каждом регионе - 200 прожиточных минимумов.

Существует мнение, что идею отмены ИП лоббирует крупный бизнес. Что думают по этому поводу в СОСПП, представляющем интересы "китов" промышленности?

Евгений Харламов: Не соглашусь с вами: едва ли не половина членов нашего союза - представители малого и среднего бизнеса, в том числе индивидуальные предприниматели. Вообще, полагаю, Борис Титов поднял эту тему не для того, чтобы действительно отменить ИП, а чтобы привлечь внимание к обсуждению проблем развития предпринимательства. И ему это удалось.

Цель государства в части самозанятых понятна - вовлечь бизнес из "серой" зоны в легальный оборот, и она последовательно реализуется. Позиция СОСПП: нужны различные формы предпринимательства, и в этой системе ИП занимают свое место. Нужно говорить не об их ликвидации, а о создании условий для того, чтобы малый бизнес успешно работал и играл все более существенную роль в экономике, о снятии барьеров, облегчении доступа к различным льготам, преференциям, дешевым кредитным ресурсам.

Крупный бизнес тоже заинтересован в развитии МСБ, ведь тот занимает определенные ниши, в которые крупняк никогда не пойдет. Более того, на повестке дня стоит вопрос кооперации крупного и малого бизнеса, и это будет одним из важных направлений работы СОСПП в ближайшие годы.

Примечательно: когда мы приглашали экспертов на это мероприятие, нам не удалось найти никого, кто однозначно высказался бы за отмену ИП.

Валерий Пиличев: Я не вижу ни одной предпосылки к тому, чтобы ИП исчезли. У нашего фонда более 60 процентов получателей поддержки - индивидуальные предприниматели. Например, из 3700 заявок на поручительство в 2020 году две тысячи подали ИП и КФХ. Из 12 тысяч консультаций на них пришлось 8 тысяч. То есть это очень большая и активная группа, которая к тому же выполняет важную социальную миссию - обеспечивает работой сотни тысяч земляков, что особенно актуально для глубинки, для малых поселений, где нет крупных предприятий.

Согласен с коллегами: чем больше будет вариантов ведения бизнеса, тем лучше. Очень хорошо, что люди работают. Здоровья им, упорства. А мы будем помогать во всех их начинаниях.

Елена Артюх: На мой взгляд, нужно дорабатывать, уточнять, совершенствовать регуляторные моменты, связанные с налоговым, имущественным статусом, объемом ответственности разных организационно-правовых форм, исходя из фактического направления деятельности бизнеса. Законодателям, деловому сообществу, правозащитникам, институтам поддержки предпринимательства стоит объединить усилия, чтобы условия ведения бизнеса в стране становились все более комфортными. Это залог того, что у нас не будет теневого сектора и все участники рынка окажутся в более-менее равных, конкурентных условиях.

В регионах Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область