Как встретили Гагарина

Юрий Гагарин в ракетном дивизионе под Саратовом 12 апреля 1961 года. Справа от космонавта - командир дивизиона Ахмет Гассиев с сыном Сашей на руках. Фото: Из личного архива Валентины Калмыковой
Юрий Гагарин в ракетном дивизионе под Саратовом 12 апреля 1961 года. Справа от космонавта - командир дивизиона Ахмет Гассиев с сыном Сашей на руках. Фото: Из личного архива Валентины Калмыковой
Он сказал: "Поехали!" и полетел. А когда прилетел, тогда и поехал. Куда и на чем - в этом разбирался корреспондент "РГ".

Первым офицером, которому Юрий Гагарин 12 апреля 1961 года доложил о совершенном полете, был командир дислоцированного под Саратовом ракетного дивизиона майор Ахмет Гассиев. Среди четырех военных, обнаруживших в поле первого космонавта планеты Земля и спускаемый аппарат "Востока", был старший техник дивизиона лейтенант Анатолий Калмыков. Его вдова Валентина Анатольевна в настоящее время проживает в Ульяновске. Она и рассказала корреспонденту "РГ", как было дело.

Нежданный праздник

Военный городок № 3 при воинской части находился километрах в тридцати от города Энгельса Саратовской области. Здесь на тот момент проживали лейтенант Калмыков с супругой. Валентина - уроженка Куйбышева (ныне Самара). Здесь она училась и вышла замуж. На тот момент учеба подходила к концу. У Валентины была преддипломная практика, по этому случаю она находилась в Куйбышеве. 12 апреля она должна была посетить поликлинику по месту прописки и вернуться к мужу в военный городок.

Валентина Калмыкова с портретом мужа Анатолия. Фото: Алексей Юхтанов

- Сижу в поликлинике, и слышу по радио голос Левитана. Как только он начал говорить, выскочила медсестра из регистратуры и прибавила громкость. "Впервые в космосе наш советский человек старший лейтенант Юрий Алексеевич Гагарин!". Все врачи высыпали из кабинетов. Все радостные и возбужденные. Кажется, и пациенты все сразу выздоровели, - рассказывает Валентина Анатольевна.

Из поликлиники она сразу побежала в полуподвальную коммуналку на Самарской площади, где жила ее семья. Когда она сообщила о полете Гагарина, вся коммуналка высыпала на улицу. А вечером Валентина села на поезд Куйбышев - Саратов. Утром 13-го приехала на саратовский вокзал, где ее встретил муж. Естественно, объятия, поцелуи. Заметила у Анатолия малярию на губе, но не придала значения.

- Что-то ты меня не спрашиваешь, что это у меня такое, - сказал лейтенант, показывая на губу.

- Да что тут спрашивать, надо полагать - целовался, - решила отшутиться жена.

- Да, целовался. А что не спрашиваешь, с кем?

- Ну не с мужчиной же!

- С мужчиной!

- А что же тебя от радости так распирает?

- С Гагариным!

От такого известия Валентина, по ее словам, "рухнула". И правда, упала бы, если бы ее не поймал муж. Перебежав несколько путей, сели на пригородный поезд. Пока ехали, Анатолий Калмыков рассказал Валентине об этом удивительном событии. Потом этот рассказ повторялся многократно, и не только самим Анатолием, но и командиром части Ахметом Гассиевым, с которым Калмыковы жили в соседях через стенку, да и другими сослуживцами.

- Добрались сперва на электричке, потом на попутке до своего городка, городок кипел. Все на улице. Все наперебой рассказывали, как у них гостил Юрий Гагарин, счастье лучилось из каждого. И все мне сочувствовали, что пропустила такой момент. Зато я знаю все, как было, из первых уст, - говорит Валентина Анатольевна.

Валентина и Анатолий Калмыковы, фото начала 60-х гг. Фото: Из личного архива Валентины Калмыковой

Точка в небе

12 апреля 1961 года в Саратовской области был теплый и безоблачный день. Начался он как обычно. В ракетно-зенитном дивизионе занимались обычной работой, технической профилактикой.

Вдруг по громкоговорящей связи включили сообщение ТАСС. Все услышали голос Левитана с тем самым известием. Образовался стихийный митинг. В это время сержант Сопельцев был на посту, на вышке с окулярами. В те годы наряду с радарами "для верности" за небом велось и визуальное наблюдение. Вдруг все услышали что-то похожее на раскат грома или на звук, когда самолет преодолевает звуковой барьер. Небо чистое, ни облачка, какая гроза? И никакого самолета.

И тут Сопельцев закричал, что видит точку в небе. Бросились к экранам и тоже зафиксировали эту точку. "Точка" спускалась сверху вниз и в какой-то момент раздвоилась. Сейчас мы знаем, что это космонавт катапультировался из спускаемого аппарата.

- Калмыков сразу рванул в автопарк. Гассиев: "Куда?!" А потом: "Ну, давай машину!" Потом в официальной версии рассказ причесали: мол, командир скомандовал, лейтенант по команде побежал за машиной… Но было все проще, - говорит Валентина Анатольевна.

- Замараев, давай машину!, - крикнул лейтенант Калмыков водителю-сержанту. Подогнали машину командиру части. Гассиев сел третьим в кабину. Больше мест не было. Это была боевая машина ТЗМ с "хвостом", т.е. полуприцепом для ракеты ("Меня на такой в роддом возили!" добавляет Валентина Анатольевна). При выезде через КПП по команде Гассиева на подножку машины вскочил сержант Ершов с автоматом, так всю дорогу на подножке и ехал.

От рапортов к объятиям

По пашне без дороги помчались напрямую туда, куда опустилась "точка". Но "прямая" оказалась очень извилистой: пришлось огибать овраги и кусты. Пока маневрировали (при наличии "хвоста"), прошло много времени, и к моменту приземления, конечно, не успели. Когда подъехали, Гагарин уже пообщался с женой лесника Анной Акимовной Тахтаровой, и ее внучкой Ритой (имена, конечно, узнали позже) и с подбежавшими механизаторами. Гагарину нужен был телефон. Ему сказали: ближайший - в селе,. километра три отсюда. Хотели даже лошадь запрячь.

Но тут как раз подъехали военные из дивизиона на своей ТЗМ. Впечатление от первой встречи: конечно, Гагарин был уставший. Наверное, через великую силу - но он улыбался. Когда он снял гермошлем с надписью "СССР", прядь волос у него на голове была мокрая, как после купания.

Увидев, что подъехали военные, и к нему подходит майор Гассиев, Гагарин развернулся, насколько возможно твердой походкой вышел навстречу и начал рапортовать: "Товарищ майор…". А командир части, осетин Ахмет Гассиев, прервал доклад: "Да брось, дорогой ты мой! Ты сам теперь майор! Поздравляем с присвоением внеочередного звания!" Тут начались объятия, рукопожатия и поцелуи. Гассиев, увидев, что у Гагарина мокрая голова, надел ему на голову во избежание простуды свою офицерскую фуражку с черным артиллерийским околышем.

После этого Гагарин сказал, что ему необходимо доложить обо всем своему руководству и обеспечить охрану спускаемого аппарата, кресла и парашюта. Гассиев оставил на месте лейтенанта Калмыкова и сержанта Ершова, посадил Гагарина в кабину и повез в военный городок.

Связь с Москвой из дивизиона сразу почему-то не задалась, и первый рапорт был в штаб Приволжского военного округа, генералу Волкову. Разумеется, все хотели увидеть первого космонавта, сбежался весь городок. У лейтенанта Василия Буряка был фотоаппарат, и он все это запечатлел как заправский репортер. Потом все эти фото отправили в Москву - Хрущеву и министру обороны маршалу Родиону Малиновскому. От Малиновского пришло благодарственное письмо на имя Гассиева, с припиской от самого маршала: "А мы утерли нос этим американским хвастунам!"

Юрий Гагарин в ракетном дивизионе под Саратовом 12 апреля 1961 г. Фото: Из личного архива Валентины Калмыковой

Со второго захода

А дальше события на месте приземления разворачивались таким образом. Ершов и Калмыков остались охранять парашют и кресло. Спускаемый аппарат тоже был в пределах видимости. Сейчас считается, что он находился в 2х км от приземления космонавта. "Но, по-моему, ближе", - считает Валентина Анатольевна.

Через полчаса увидели вертолет. Но пилот, несмотря на все подпрыгивания, крики, махания фуражками, их не увидел и улетел. Через какое-то время он сделал второй заход. Тогда лейтенант и сержант схватили гагаринский парашют за концы и стали им махать. Вертолет опустился, из него вышли люди. Видят военных, гражданских, кресло, парашют и спускаемый аппарат, но не видят Гагарина! Калмыков сообщил, что космонавт - в дивизионе. Вертолет поднялся, приземлился около КПП части. Здесь Гагарина посадили в вертолет, он попрощался, пообещал, что через год вернется. Но с этим уже ничего не вышло: Гагарин не принадлежал себе. Он вошел в историю.

Ровно через год, 12 апреля 1962 года, сельчане и военные ждали Юрия Гагарина на месте его приземления, но встречи не произошло. Фото: Из личного архива Валентины Калмыковой

Перед посадкой Гагарина в вертолет Ахмет Гассиев спохватился и попросил у космонавта автограф. Ничего бумажного под рукой не нашлось. Тогда он достал партбилет и дал Гагарину расписаться на последней странице, в разделе об уплате членских взносов. Билет оставался с ним до конца жизни, до 1992 года, и остался в семье как реликвия.

В прессе появляется все больше новых "таинственных", а попросту бредовых сведений, связанных с окончанием полета Гагарина. Одно из изданий утверждает: вот-де на фото Гагарин держит на руках девочку, имени которой никто не знает, но она скончалась по неизвестной причине через несколько недель. На самом деле на описанном фото на руках у космонавта не девочка, а мальчик Саша, сын командира дивизиона, доживший до 1993 года. Множатся ошибки. Откуда ни возьмись взялась версия, что охранял парашют и кресло замполит дивизиона майор Копейкин. Рождаются они в условиях, когда ни сам Копейкин, ни Калмыков, не могут этого опровергнуть, поскольку обоих нет в живых. Собственно, это обстоятельство и заставило Валентину Анатольевну обратиться в газету. Она хочет, чтобы люди знали, как все было.

Поделиться