Поделиться

    Чего ждать промышленникам Южного Урала в 2021 году

    Промышленность Южного Урала показывает хорошие результаты, но 2021 год не будет простым
    Около года назад областные власти нацелили местный бизнес на взрывной рост инвестиций. Вложения в модернизацию производств, экологию и социальную сферу предлагалось не просто увеличить - удвоить, чтобы обеспечить устойчивое развитие всей региональной экономики. Но пандемия внесла коррективы в осуществление этих планов.

    Что за цифрами?

    По словам вице-губернатора Егора Ковальчука, сейчас на Южном Урале реализуется более 300 проектов с общим объемом вложений более 430 миллиардов рублей. Область занимает 16 место в России по инвестициям в основной капитал. В 2020-м они увеличились на 21 миллиард и достигли 322 миллиардов рублей. Заметим: положительной динамикой в "коронавирусный" год могут похвастать не все - в соседних Свердловской и Курганской областях показатели снизились, в Тюменской прирост есть, но достигнут за счет крупных инфраструктурных проектов.

    На Южном Урале действовали другие факторы. Как подчеркивает президент регионального Союза промышленников и предпринимателей (СПП) Виктор Рашников, крупные промпредприятия продолжают свои инвестпрограммы - ММК, Русская медная компания, Южуралзолото, Челябинские цинковый и кузнечно-прессовый заводы, Группа "Магнезит", ЧМК и другие. Но процесс нельзя пускать на самотек.

    - Коллеги из правления РСПП указали на ряд сложностей, с которыми сталкивается бизнес, реализуя инвестпроекты в регионах, - отмечает глава бизнес-объединения. - Нужно еще раз посмотреть, как работают механизмы инвестиционного стимулирования на практике и определить, что следует донастроить.

    Придется считать деньги

    Общее состояние экономики характеризует индекс промышленного производства - на Южном Урале за прошлый год он составил 99,1 процента. Это неплохо, учитывая, что в среднем в РФ - 97. За два месяца текущего года в регионе индекс дорос до 110,6 процента к аналогичному периоду 2020-го. Отраслевой расклад особенно радует: показатели в добывающей отрасли выросли более чем на 72 процента, в машиностроении - на 46, в металлургии - на 2,2. И это при том, что начало прошлого года было относительно благополучным. Дальше начался спад, и на его фоне нынешний рост может показаться настоящим взлетом. Но эксперты предостерегают от эйфории.

    - 2020-й уникален тем, что в течение года произошло падение, которое затем отыгралось ростом на финансовых и товарных рынках, - говорит председатель комитета правления СПП по налогам и налоговой политике Алексей Овакимян. - Ожидать такого в 2021-м не стоит: рынки сегодня на пике возможностей.

    Индекс промпроизводства на Южном Урале за прошлый год составил 99,1 процента, а за два месяца текущего дорос до 110,6

    Следствием этого, считает он, станет новая стратегия компаний - консолидация крупного бизнеса для отстаивания своих интересов. Тенденция уже проявилась в покупке Челябинского трубопрокатного завода Трубной металлургической компанией. По мнению эксперта, сжиженный газ станет занимать все большую долю рынка, а потребность в трубопроводах начнет сокращаться. Такая перспектива и побудила двух основных игроков объединить активы, что представляется разумной альтернативой изматывающей борьбе за остаток рынка.

    Готовиться, по мнению Овакимяна, следует и к подорожанию денег, а следовательно, кредитов. К тому же бюджет дефицитен, а доходы населения не растут, поэтому просроченная задолженность увеличилась и у граждан, и у организаций. И хотя банкротств не стало больше, но лишь из-за введенного в 2020 году моратория, - они просто имеют отложенный характер. Тенденцией становится также рост экологических платежей и других затрат бизнеса. Фискальная нагрузка на недропользователей уже заметно увеличилась - изменилась методика расчета налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) с производителей щебня, при этом пересчитать его могут за предыдущие три года.

    Эти перемены тревожат многих предпринимателей, отмечает и региональный бизнес-омбудсмен Александр Гончаров. Если поступления НДПИ в бюджет Челябинской области составляют порядка 148 миллионов рублей в год, то потенциальные доначисления щебеночных заводов с учетом пени и штрафов могут достигнуть 2 миллиардов. По итогам налоговых проверок только одному предприятию доначислили более 118 миллионов рублей. А под ударом - целая отрасль.

    Барьерные "рифы"

    Еще до пандемии в Челябинской области ввели меры поддержки малого и среднего бизнеса. Но, судя по опросам, они дошли только до трети адресатов. Не удалось, сетуют в аппарате бизнес-омбудсмена, добиться и расширения списка пострадавших отраслей без привязки к общероссийскому классификатору видов экономической деятельности, хотя изначально предлагалось оказывать помощь тем, у кого выручка упала более чем на 30 процентов.

    По-прежнему актуально устранение многочисленных барьеров для развития предпринимательства. Показательна ситуация с маркировкой товаров, которые уже и без того отслеживаются различными государственными системами (ЕГАИС, "Меркурий", ККТ): так, по данным Росалкогольрегулирования, у малых пивоварен процент подделок ничтожно мал, но именно по ним в первую очередь и ударит маркировка.

    Волнуют бизнесменов также частые "контакты" с правоохранителями, подмена гражданско-правовых отношений уголовным преследованием. Хотя есть и положительные сдвиги: если в 2013 году в отношении предпринимателей в регионе возбудили около 700 дел, то в 2019-м - 411, а в 2020-м - всего 262.

    К позитиву в объединении работодателей относят и разработку нормативных актов, направленных на снижение ставки по УСН для организаций общепита, гостиниц, IT-компаний, культмассового сектора и СМИ. Помощь эта поможет коммерсантам устоять на ногах, ведь кризисные явления еще не преодолены, о чем говорит статистика: более миллиона предприятий МСП, по информации правозащитников, закрылось в стране за 2020 год, их стало меньше и на Южном Урале - на 4,7 процента. Впрочем, не все участники "клуба олигархов" склонны драматизировать ситуацию. Алексей Овакимян отмечает такой нюанс: в большинстве своем ликвидированы организации, и без того уже не числившиеся в реестре ФНС. То есть фактически рынок потерял меньше предприятий, чем зарегистрировано вновь. И вообще, заключает эксперт, малый бизнес более других форм хозяйствования способен на регенерацию и может быстро восстанавливаться.

    Поделиться