Новости

08.04.2021 15:34
Рубрика: Общество

Марш энтузиастов

7 апреля состоялось заседание Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям. Обсуждались вопросы развития индустрии моды в России.
 Фото: предоставлено пресс-службой комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям  Фото: предоставлено пресс-службой комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям
Фото: предоставлено пресс-службой комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям

Тема заседания - "Современный рынок российской моды. Как преодолеть барьеры развития". На заседание были приглашены представители институтов и центров, создающих дизайнерские проекты модной одежды, обуви, аксессуаров.

Рынок индустрии моды в России - второй по величине после продовольственного. Его общий объем в 2020 году составил 2,3 трлн рублей. Причем с 2000 по 2008 год рынок одежды в нашей стране прирастал в среднем на 20% в год, потом темпы падали, в 2018 году рост был нулевым. А в 2019 - вообще минус 3% (по данным Fashion Consulting Group). Понятно, что рост или сокращение этого рынка связаны с доходами населения. И надежды на более светлую перспективу в постковидное время обоснованы. Но вот парадокс: 82% проданных товаров на российском рынке - импортные. И доля отечественных товаров сокращается уже много лет.

Сегодня в стране работает 458 крупных и средних предприятий легкой промышленности, в том числе 221 швейное производство. 80% их продукции составляют изделия сферы В2В (спецодежда) и B2G (униформа для силовых и гражданских ведомств). И только 20% в общем объеме выпуска занимают товары для обычных людей (В2С).

Наша индустрия моды проспала третью промышленную революцию. Во второй половине прошлого века во всех сферах экономики и жизни развитых стран произошли серьезные изменения структур, институтов, способов организации производства. В индустрии моды эта революция означала переход от производства вещей к производству брендов. Технологии XX века позволили создать профицит на рынке моды. Производители поняли, что помимо самого товара или продукта надо давать потребителю некую информацию, почему он должен это купить, когда, как и что носить. Диалог производителя с потребителем - это суть бренда

А в СССР был перманентный дефицит. Выпуск одежды и обуви был всегда ниже спроса. Что бы ни было "выброшено" на прилавки магазинов - покупалось все. Поэтому нам было не до брендов. Но сегодня ситуация другая. Импорт дает покупателю возможность выбора. И он делает этот выбор не в пользу отечественной продукции.

С другой стороны, у нас есть многочисленные сообщества дизайнеров, объединяющихся в институты, центры, бюро, ассоциации. Это энтузиасты, разрабатывающие современные образцы одежды и обуви на уровне мировых брендов. Они готовы показывать всем свои прекрасные работы. Они знают, какой должна быть удобная и красивая одежда современного человека.

Но до производства их идеи в большинстве случаев не доходят. Между дизайнерами и швейными фабриками - пропасть. И отечественные фабрики выпускают продукцию, сшитую по старым лекалам и размерам.

"Современная мода - это перспективный сегмент предпринимательства, - говорил, открывая заседание Комитета, Андрей Кричевский, член правления РСПП, председатель Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям, президент Ассоциации IPChain. - Здесь, в отличие от многих других креативных индустрий, например музыки, аудиовизуальных произведений, больше привязки к материальному производству. Поэтому очень важна эффективная система взаимодействия между создателями творческого продукта, производителями тканей и одежды, а также ритейлом. Эта система очень сложная, в ней сегодня не решены многие вопросы".

Одна из главных проблем сегодня - это отсутствие у предприятий антропометрических данных российских потребителей. Последние антропометрические исследования в Российской Федерации, по которым в настоящее время проектируется детская одежда, проводились в 2000-2001 годах. Исследования по взрослым - в 2003-2005 годах. Причем они проводились на минимальных выборках и только в одном регионе, а полноценные исследования были последний раз в 1986 году. И по этим устаревшим меркам наши предприятия шьют одежду до сих пор. Об этом рассказывал на заседании Александр Юхневич, заместитель директора по развитию компании Texel, резидента Инновационного центра "Сколково". Компания Texel разработала методику национального антропологического исследования. Пока реализовать эту идею не удалось.

По старым меркам

Александр Юхневич, заместитель директора по развитию компании Texel, резидента инновационного центра "Сколково":

Сегодня на российском рынке моды немало проблем, мешающих нам работать на уровне мировых брендов. Думаю, она из важнейших - отсутствие антропометрических данных о наших потребителях. А это - важнейший фактор успеха создаваемой продукции. Последние антропометрические исследования в Российской Федерации, по которым в настоящее время проектируется детская одежда, проводились в 2000-2001 годах, а по взрослым - в 2003-2005 годах. Причем эти исследования проводились на минимальных выборках и только в одном регионе, а полноценные исследования проводились последний раз в 1986 году.

Сейчас жизнь людей стала другой, условия изменились, другая психология, физиология, размеры... Поэтому одежда, которую сегодня шьют на фабриках, подходит для очень небольшой части населения. Сшитая по старым меркам одежда неудобна для современного человека, плохо на нем сидит и некрасива.

На Западе и в развивающихся странах такие исследования проводят на условиях совместного финансирования бизнеса и государства. Это общепринятая практика, так делают в Великобритании. Италии, Германии, Франции, Индии, Таиланде и многих других странах.

Мы тоже предполагаем провести такое исследование на национальном уровне. Запланировали сканирование 55 000 покупателей (25 000 детей и 30 000 взрослых) в 12 крупнейших городах страны. В результате будет создана Российская информационно-аналитическая система антропометрических данных (РИАСАД), которая обеспечит быстрый и удобный доступ всех заинтересованных организаций и предприятий к результатам исследования. Стоимость - 180 млн рублей. Ни у предприятий, ни у дизайнеров таких денег нет. Мы хотим объединить вокруг нашей идеи изучения потребителей участников отечественного рынка моды. Результаты такого исследования очень важны и будут доступны и для наших брендов и производителей, и для ритейлеров. Но нам очень нужна сегодня поддержка государства.

Сегодня в мире западной моды активно развивается новое направление FashionTech. По сути, это совмещение в одной индустрии современных технологий, моды и красоты. Крупные бренды вовсю экспериментируют с дополненной реальностью, работают с виртуальными инфлюенсерами и инвестируют немалые деньги в "умные" ткани. Источник этих тенденций - запросы покупателей. И западные бренды на них чутко откликаются. Например, все больше покупателей хотят знать, из каких тканей шьется одежда кто и как ее производит. При этом у потребителей возникают даже экологические требования к материалам, они интересуются, например, возможностью утилизации материалов.

Рынок индустрии моды в России резко сократился в 2020 году. Конечно, сказалось влияние пандемии, в частности в секторе бизнес-кэжуал - средний класс перешел на удаленную работу. Сокращение спроса в прошлом году коснулось и отечественных товаров, и импорта. Но доля российского сегмента в общем объеме рынка (в 2019 году он составлял 2,3 трлн рублей) падает уже несколько лет. Глобальные корпорации все больше вытесняют с рынка отечественных производителей. Думаю, у нас есть возможности и силы эту тенденцию переломить.

В 2019 году Институт развития индустрии моды Beinopen запустил "Программу акселерации брендов" на фабриках в нескольких регионах России - Калининграде Иваново, Ульяновске, Томске. Прежде всего изучали возможности предприятий. Стало понятно, что они в принципе могут перейти на брендовые технологии модной индустрии. И первые опыты были удачными. Вместо консервативных спецовок фабрики начали шить современную деловую одежду, вместо унылой школьной формы - красивую и удобную для игр детскую одежду. Об этом говорили Алексей Баженов, руководитель Института Beinopen, и менеджер спецпроектов Дмитрий Цукур.

Не пропустить революцию

Дмитрий Цукур, менеджер специальных проектов Института развития индустрии моды Beinopen:

Третью промышленную революцию в индустрии моды мы пропустили. Это было, когда западная легкая промышленность, обеспечив профицит товаров на рынках, перешла от производства вещей к производству брендов. Производители, крупные и мелкие, поняли, что помимо самого товара или продукта надо давать потребителю некую информацию, почему он должен это купить, когда, как и что носить. Диалог производителя с потребителем - это суть бренда

В СССР в те времена, напротив, был дефицит одежды и обуви. Количество производимого товара резко отставало от спроса, у наших фабрик никогда не было вопроса, как продать продукцию, вся она мгновенно разлеталась с прилавков.

Когда СССР прекратил свое существование, к нам хлынул поток импорта. Мы тогда узнали, что такое бренды. И покупатель перестроился: он захотел покупать разную одежду "для офиса", дома, "романтических прогулок". Но отечественная промышленность, располагавшая огромными мощностями, измениться не смогла, не сумела удовлетворить эти новые запросы. И на наш рынок мощным потоком хлынул импорт.

Хочу подчеркнуть, что проблема нашего отставания не в лекалах и не в швейных машинах - они всюду примерно одинаковые, что у нас, что на Западе. Но отличие брендового продукта в том, что его создают креативные специалисты, обеспечивающие ему высокую добавленную стоимость. Они изучают потребителя, его психологию, поведение, привычки, потребности. И стараются их удовлетворить. А поскольку все люди разные, то современная индустрия моды не стремится одной моделью покрыть весь рынок. Не выпускает миллионы одинаковых пальто. Она делает продукцию, которая найдет своего покупателя. Пример - американский дизайнер, в прошлом музыкант Канье Уэст (Kanye West). Он выпускает коллекции своей одежды и обуви в небольших количествах. Но его бренд известен всему миру, и 10 000 пар кроссовок распродается за два часа.

У нас сегодня есть производственные мощности в достаточных количествах. Есть креативные дизайнеры, маркетологи, бренд-менеджеры, рекламщики. Это те самые люди, которые могут создавать бренды. И перед нами стоит задача: подключить этих специалистов к производству товаров на фабриках и создавать современные бренды, которые могут составить конкуренцию западным производителям.

В 2019 году наш Институт Beinopen запустил программу акселерации брендов на фабриках в нескольких регионах России. Мы изучали возможности предприятий, приглашали специалистов из Москвы и Санкт-Петербурга. И первые опыты были удачными. Вместо консервативных спецовок фабрики начали шить современную деловую одежду. Вместо унылой школьной формы - красивую и удобную для игр детскую одежду. Думаю, у нас есть шанс перейти к брендовым технологиям в индустрии моды.

Но на очереди новая, четвертая революция. На этот раз - цифровая. Она открывает новые возможности для индустрии моды. Это и маркетплейсы, и виртуальные примерочные, и одежда с дополненной реальностью… Не отстать бы нам снова.

Мы хотим, чтобы сегодня государственные программы развития промышленности, технологи, предпринимательства учитывали наш опыт. Как минимум в Минпроме надо создать департамент модной индустрии. И мы готовы делиться нашим опытом со всеми предприятиями России.

Выступавшие на заседании Комитета РСПП (Ольга Мильвид - Корпорация развития Республики Саха (Якутия), Валерия Гусейнова - директор Центра креативных индустрий Калининградской области "Креспектива"; Анна Прохорова - руководитель специальных проектов Института Beinopen и др.) рассказывали о своем опыте работы с предприятиями. Говорили о том, что они готовы этим опытом делиться с коллегами в других регионах страны. Между тем на одном опыте можно что-то улучшать, но перестроить экономику нельзя.

Они делают это исключительно на своем энтузиазме. Потому что понимают, что без промышленных предприятий невозможно создать российские бренды. Предприятия открывают им двери, пускают в цеха, но не более того. Потому что приход дизайнеров вызывает необходимость перестройки структуры, производственных цепочек, всей экономики отрасли. И должны в эту перестройку включаться ритейлеры, потому что без них создавать отечественные бренды бессмысленно. А за ними - рекламщики, пиарщики, которые должны организовать коммуникационные каналы между производителями и потребителями. И над всем эти висит пока не решенная проблема оборота интеллектуальных прав, без которой не может быть современной экономики вообще и индустрии моды в частности. Об этом говорил Сергей Матвеев, заместитель председателя Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям.

Создать цивилизованный рынок моды

Сергей Матвеев, заместитель председателя Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям:

Сегодня мы делаем "первый подход к снаряду". Мы пока еще не сформулировали, что такое рынок индустрии моды, из каких звеньев эта индустрия состоит и как они взаимодействуют. У нас очень много подвижничества, а нужно сделать так, чтобы индустрия моды, стала серьезной экономикой. Понятно, что рынок моды будет успешен, когда, одежда, обувь, аксессуары, все, над чем работают дизайнеры, будет отвечать потребностям потребителя, отвечать на его запросы. Для этого нужна хорошая антропометрическая база, которая позволит производственникам и ритейлерам нормально работать, производить и продавать конкурентоспособные товары, и желательно в больших объемах.

И в этой индустрии, на мой взгляд, важнейшую роль должна играть интеллектуальная собственность. Есть хорошая новость: Российское патентное ведомство начинает принимать трехмерные модели объектов. Это значит, что все, что дизайнеры делают в технологии 3D, может быть запатентовано. Это касается и орнаментов, узоров, расцветки - вся креативная продукция будет охраняться авторским правом.

Но нужно прописать стандарты работы с интеллектуальной собственностью. Мы начинаем строить эту систему с нуля. Надо определить, что, на какой стадии, как должно депонироваться, как должны заключаться лицензионные соглашения, какими будут стандарты оборота интеллектуальной собственности.

Нам нужно из коммуникаций подвижничества сделать нормальный рынок интеллектуальной собственности. Тогда из этого возникнет экономика, пойдут инвестиции, можно будет понятным образом бороться с контрафактом. Иначе все это будет оставаться на уровне маленьких локальных сообществ: сделал, произвел, заработал деньги, забыл. Не возникнет того масштаба, о котором мы говорим, когда приводим в пример развитые экономики. Пока наш рынок моды к этому совершенно не готов ни по тиражам, ни по объему потребления.

Есть люди, создающие моду, а есть много фабрик, которые что-то производят, но брендами не являются. Мне кажется, задача в том, чтобы лучшие предприятия становились брендами. Ведь индустрия моды не может пройти мимо производственных центров, одних малых предприятий будет недостаточно. Значит, надо создавать на предприятиях инженерно-конструкторские бюро, которые будут реализовывать креативные идеи дизайнеров. Кто этого не будет делать, кто не будет работать с интеллектуальной собственностью, не имеет шансов стать брендами, которые двинут рынок вперед.

В индустрии моды должен заработать оборот интеллектуальных прав. Без них нет экономики. Это главное на сегодня. Все остальное можно варьировать. Когда мы это сделаем, когда появится цивилизованный рынок индустрии моды, тогда можно говорить о его поддержке со стороны.

Завершая заседание, Андрей Кричевский сказал: "Нам предстоит много работы. Надо попытаться систематизировать все, о чем сегодня говорили. Пока что говорили сумбурно, поэтому вряд ли мы можем сейчас принимать какие-то решения. Думаю, к следующему заседанию надо разработать перечень конкретных предложений, адресованных государству, а главное - постараться сформировать "карту" модной индустрии, из которой будет понятно, какие взаимосвязи уже есть между ее участниками, а какие нам предстоит простроить. Один из вариантов решения - это создание платформенных решений, которые, с одной стороны, будут агрегировать и отдавать в рынок "большие данные" об антропометрии, потребительских предпочтениях, маркетинговых решениях, а с другой - "встречать" между собой креаторов и тех, кто обеспечивает материальное воплощение их идей. Возможно, это позволит нам в форсированном режиме решить проблему массового формирования российских модных брендов на базе предприятий легкой и иной промышленности".

А на дворе тем временем уже четвертая промышленная революция с ее маркетплейсами, виртуальными примерочными, дополненной реальностью, виртуальными инфлюенсерами, с другими подходами и другим пониманием индустрии моды. Не проспать бы эту революцию. Нам надо срочно решать задачи сегодняшнего дня и готовиться к будущему.

Ipquorum: Новости интеллектуальной собственности Общество Ежедневник Образ жизни