Новости

12.04.2021 01:05
Рубрика: Культура

Предтеча современности

В 1857 году в Париже прошли два судебных процесса над двумя литературными произведениями. В январе был привлечен к суду Гюстав Флобер как автор романа "Госпожа Бовари", а в июле за "нарушение норм общественной морали" судили Шарля Бодлера - автора поэтического сборника "Цветы зла".

Сегодня во всем литературном мире понимают, что "Госпожа Бовари" - это главный французский роман, а "Цветы зла" - одна из самых выдающихся книг за всю историю французской поэзии, оказавшая влияние на мировую поэзию. Тем более удивительно, что в полном объеме эта книга была впервые переиздана на родине Бодлера... в 1949 году, то есть почти спустя 100 лет. До этого цензура Франции считала издание этой книги полностью невозможным.

Это к теме, что в СССР свирепствовала цензура, в то время как в свободной Европе...

9 апреля исполнилось 200 лет Шарлю Бодлеру. Его поэзию можно любить или не любить, как и вообще искусство "модерна", но нельзя не признать, что именно он был родоначальником этого "модерна" в поэзии, как импрессионисты - в живописи. Без влияния Бодлера трудно представить Артюра Рембо, Поля Верлена, Стефана Малларме - так называемых "проклятых" поэтов Франции. Без него трудно представить русский и весь европейский символизм. И даже раннего Горького с "соколами" и "буревестниками" трудно представить без программного стихотворения Бодлера "Альбатрос".

При жизни Бодлер был известен узкому кругу литературной богемы. Когда Бодлера хоронили на кладбище Монпарнас в одной могиле с ненавистным ему отчимом, в эпитафии на надгробном камне даже не упомянули его имени. Там было написано: "Пасынок генерала Жака Опика и сын Каролины Аршанбо-Дефаи. Умер в Париже 31 августа 1867 в возрасте 46 лет".

Сегодня о Бодлере существует колоссальное количество исследований. Каждый факт его короткой биографии изучен досконально, каждое стихотворение разобрано по косточкам. В США работает отдельный институт, который занимается только собиранием библиографии о Бодлере. И продолжают выходить новые и новые книги о нем.

Между тем биография его была не слишком богатой, а литературное наследие не очень велико. Он родился в Париже в семье художника и сенатора Франсуа Бодлера, выходца из крестьян, сделавшего карьеру при Наполеоне. Мать Шарля Каролина Аршанбо-Дефаи была младше своего мужа на 35 лет. Когда отец умер, Шарлю было всего 6 лет, но за это время отец успел привить мальчику любовь к искусству и людям искусства, с которыми дружил.

А вот отношения с новым мужем Каролины, полковником, а затем генералом Жаком Опика у Шарля не сложились. В его глазах он был тупым солдафоном. Существует легенда, что Шарль, принимавший активное участие в революции 1848 года, подговаривал товарищей убить его отчима-генерала.

9 апреля исполнилось 200 лет Шарлю Бодлеру - родоначальнику "модерна" в европейской поэзии

Любопытно, что в России Шарля Бодлера, который считается отцом декаданса, стали переводить рано, но переводчиками его были поэты-революционеры. Так его знаменитого "Альбатроса" на русский язык перевел Петр Якубович, член кружка "Народная воля", в 1887 году приговоренный к смертной казни, которую заменили на 18 лет каторги. Другие его первые русские переводчики - Дмитрий Минаев и Николай Курочкин - тоже революционеры. Кому-то может показаться странным, но до Октябрьской революции декаданс и революционный пафос не противоречили друг другу. Выдающееся доказательство тому - ранний Горький, соединивший в рассказах и стихах в прозе волю к свободе с волей к смерти. Его знаменитые босяки - это "отпетые люди", тоже своего рода "проклятые", не говоря уже о том, что никогда до этого в русской литературе не было такого количества героев-самоубийц.

Да и в первых песнях советской власти было полно декаданса. "Смело мы в бой пойдем / За власть Советов / И как один умрем / В борьбе за это..."

Революционность Бодлера была в другом. Да, он, конечно, отвергал буржуазный строй, но в своем протесте шел гораздо дальше. Бодлер едва ли не первым стал отрицать прогресс в самой его сути. "Цветы зла" - это не сборник аморальных стихов, а надгробное слово поэта над дряхлеющей Европой и набирающей мощь Америкой. При этом любимым его писателем стал американец Эдгар По. Бодлер в общей сложности семнадцать лет посвятил переводу его произведений на французский. Но Эдгар По - самый неамериканский из американских писателей.

Интересоваться декадансом, конечно, можно... Но ставить на себе эксперименты, пожалуй, не стоит

Недолгое знакомство Бодлера с Востоком состоялось во время его неудавшейся поездки в Индию, куда мать и отчим отправили его, чтобы спасти от разлагающего влияния Латинского квартала с его не только художниками, но и кабаками, и проститутками. Однако Восток оказал заметное влияние на его творчество.

И еще, увы, гашиш и опиум... Впрочем, наркоманию Бодлера часто сильно преувеличивают. Его друг Теофиль Готье писал, что Бодлер экспериментировал с наркотиками, но принимал их крайне редко и вообще не любил, хотя итогом этих экспериментов стали три большие статьи.

Куда больше сокрушила его здоровье и фактически привела к ранней смерти другая болезнь, бич XIX и начала ХХ века - сифилис. В 1866 году он описывал свое состояние: "Наступает удушье, путаются мысли, возникает ощущение падения, кружится голова, появляются сильные головные боли, проступает холодный пот, наступает непреодолимая апатия".

Свои последние дни Бодлер, как и позже Мопассан, провел в клинике для душевнобольных. И умер, как и Мопассан, от паралича мозга. Так что интересоваться декадансом, конечно, можно... Но ставить на себе эксперименты, пожалуй, не стоит.

Культура Литература Литература с Павлом Басинским