Новости

21.04.2021 10:55

Забронзовеет ли Остап

Местные достопримечательности способны поднять туристическую отрасль
Идея поддержки туризма на Южном Урале сегодня на подъеме. Пандемия и связанные с ней ограничения заставили посмотреть на него по-новому - с учетом добавленной стоимости, которая питает экономику, создает рабочие места и приносит пополнение бюджету. Объем гостиничных и туристских услуг в 2019 году составил 11,8 миллиарда рублей. Согласно новой концепции, разрабатываемой в области, рост отрасли продолжится. Но важно, что интересного регион сможет предложить гостям.
 Фото: iStock Осип Шор - "настоящий" Остап Бендер. Фото: Объединенный государственный архив Челябинской области
Осип Шор - "настоящий" Остап Бендер. Фото: Объединенный государственный архив Челябинской области

Форма и содержание

В середине нулевых, когда о туризме говорили так же, как о нераскрытом резерве, челябинская делегация, в том числе и автор этих строк, побывала с бизнес-миссией в Ханты-Мансийске. Для уральцев хозяева устроили экскурсию. Особенно запомнилась 62-метровая стеклянная пирамида, посвященная первопроходцам Югры. Даже не сама она, а пояснения гида: одна ее грань символизирует древнее прошлое края, вторая - эпоху завоевания Сибири Ермаком, третья - начало массового освоения нефтегазовых месторождений. Статус нефтяной житницы, как говорится, обязывал иметь богатое прошлое, но отсутствие конкретики, скорее, говорило о его белых пятнах. Как будто за старинное историческое здание выдали новодел.

Самосознание быстро растущих территорий часто отстает от их промышленного развития, словно они существуют в разных измерениях. В провинциальных городах мало что происходит, оттого и "скучно жить Марусе в городе Тарусе". Но с ростом экономики жизненный пульс ускоряется, а поскольку гуманитарный пласт формируется не так быстро, он начинает отставать от ритма жизни и появляется несоответствие: инфраструктура для туристов вроде бы появляется, а с ее содержательным наполнением все менее благополучно.

Челябинск также пережил бурный рост в эпоху индустриализации и эвакуации на Урал множества предприятий в годы войны. И, кажется, тоже не успел морально подготовиться к новому статусу. Последствия сказываются до сих пор: в городе охотнее вспоминают общероссийские сюжеты, чем ищут индивидуальность, будто прячутся за "правильными" подходами, стесняясь своего настоящего лица. Взять хотя бы памятники…

Куда делся первостроитель

У царского премьера Столыпина, чей монумент открыли несколько лет назад, с Южным Уралом не много общего. Инициаторы, конечно, напоминали, что в Челябинске был штаб переселения в Сибирь, появившийся при Петре Аркадьевиче. Однако сам он, как утверждают краеведы, посетил город в 1910-м, за год до гибели. Побывал на переселенческом пункте, в местной больнице, состояние которой нашел "весьма неудовлетворительным". Распорядился расширить лечебное учреждение, поручив контроль губернатору.

Не связан крепкими нитями с областью и царь-освободитель Александр II - памятник ему сейчас собираются установить в областном центре. В 1837-м, будучи цесаревичем, он молился в челябинском соборе, знакомился с промышленностью, беседовал с казаками. Но, если говорить о последствиях, отмечают наблюдатели, Челябинск состоялся благодаря Александру, но не Второму, а Третьему, чьим указом Транссибирская магистраль прошла через город.

Возглавляющий правление челябинской региональной организации Союза архитекторов России и правление Союза проектных организаций Южного Урала Сергей Якобюк считает, что полезнее внимательнее присмотреться к собственной истории, обратиться к истокам. Как, например, сделали в Екатеринбурге, где на лобном месте стоит монумент отцам-основателям Василию Татищеву и Вильгельму де Геннину, тем самым приподняли идею городского исторического центра, обозначили главную точку отсчета.

Удивительно, но в Челябинске никак не почтили Челябинский метеорит, продвинувший бренд региона за пределы страны

Подобная попытка, впрочем, была в свое время и на Южном Урале, но памятник "Первостроителю Челябинска" простоял недолго, гипсовая фигура начала разрушаться, и на ее месте появилась другая - Сергея Прокофьева: композитор также посетил Челябинск лишь однажды - весной 1935 года, дав концерт в театре имени Цвиллинга. Говорят, мог выступить и на Челябинском тракторном заводе. Но это из области предположений - из-за отсутствия той самой историко-культурной летописи, которую заслоняли "базисные" вопросы производства и быта.

Удивительно, но при обилии планов, связанных со скульптурными формами, в городе никак не почтили Челябинский метеорит, продвинувший бренд региона за пределы страны. Благодаря этому небесному событию, случившемуся в феврале 2013 года, о Челябинске, без преувеличения, заговорили во всем мире, однако на топонимической карте столицы Южного Урала нет никаких упоминаний о нем. По горячим следам хотели установить знак небесному скитальцу, открыть одноименную гостиницу, но потом забыли. Наверное, виной всему привычное расточительство, которое и заставляет искать "импортозамещение" там, где лучше опираться на собственную аутентичность.

Открытие имени

14 февраля этого года в публикации "Как Остап Бендер строил завод: следы великого комбинатора нашли на Урале" "РГ" рассказала историю, также способную обогатить туристический потенциал Челябинска. В ее основе - удивительные находки сотрудников Объединенного государственного архива Челябинской области, свидетельствующие, что уроженец Никополя Осип Шор, с кого советские классики Ильф и Петров списали своего главного героя, с июня 1931 по октябрь 1932 года жил и работал снабженцем на тракторном заводе, куда приехал по объявлению в газете.

О челябинском следе обаятельного авантюриста говорили и раньше, но все это больше смахивало на городскую легенду, поскольку документальных подтверждений тому не было. Лишь ссылки на загадочное личное дело прототипа Бендера: оно быстро разрослось из-за кипучей энергии и активности "черноморского" снабженца. Но, увы, никто из рассказчиков это дело даже в руках не держал.

Зато архивисты сумели отыскать и предоставили по запросу нашему изданию другие артефакты: упоминания прототипа литературного героя в публикациях корпоративной газеты "Наш трактор", документах комиссии, изучавшей работу отдела снабжения на стройке тракторного завода, протоколах заседания заводской ячейки ВКП (б). Особенно интересна справка о том, что двойник Бендера был красным партизаном, с фотографией "настоящего" Остапа, внешность которого авторы культового произведения постарались перенести в роман максимально точно.

Оказалось, Бендер в Челябинске - вовсе не миф, и лихо закрученный сюжет способен добавить новую краску в палитру городской жизни. В том же Никополе, откуда родом Осип Шор, "настоящему Остапу" поставили памятник, стали даже проводить конкурс по распиливанию гирь, привлекая приезжих. Но для зарубки на память вполне годятся и инсталляции, арт-объекты, даже тематический сквер.

Председатель Челябинского регионального объединения проектировщиков Сергей Кузнецов, в прошлом главный архитектор Челябинска, считает это вполне возможным. В Тюмени, говорит, есть сквер Сибирских Кошек с чугунными выкрашенными золотой краской скульптурами четвероногих. Есть и памятная табличка-напоминание о том, что Эрмитаж спасли кошки из Сибири: тюменцы отправили в переживший блокаду Ленинград вагон котов и кошек для борьбы с грызунами, наводнившими Северную столицу. Опыт такого внимательного подхода к своему прошлому пригодится и на Южном Урале.

Сегодняшней публикацией "РГ" предлагает властям Челябинска подумать над новой достопримечательностью, чтобы уральская страница Остапа Бендера, в которой отразились и сила, и противоречия эпохи, не осталась наполовину открытой. Рукописи, как известно, не горят, но, если в областном центре появится "именной уголок" персонажа, сумевшего донести до нас разные оттенки сложного и судьбоносного для страны времени, эффект будет двойным.

По словам вице-губернатора Егора Ковальчука, сейчас пришло понимание: туристическая отрасль - это глобальная индустрия. Как, например, машиностроение, а с точки зрения дополнительных денежных поступлений туризм и вовсе может "побить" традиционные сферы производства. По планам, через 15 лет туристический поток на Южный Урал увеличится с 2,5 до 4,2 миллиона человек, то есть более чем в полтора раза. Главное - чтобы туристам было что показывать.

В регионах Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Челябинская область Развитие туризма в России