Новости

Две литературные премии подвели итоги. 14 апреля "Национальный бестселлер" обнародовал "короткий список", в который вошли пять книг и одна рукопись, а 21 апреля "Большая книга" назвала список полуфиналистов, то есть "длинный список". В этом списке 41 книга. Оба объявления делались ТАСС в онлайн-режиме. Как будут происходить церемония награждения "Нацбеста" и объявления "шорт-листа" "Большой книги", пока непонятно. Очень хотелось бы, чтобы они прошли офлайн.

Вот "короткий список" "Нацбеста": Вера Богданова "Павел Чжан и прочие речные твари", Михаил Гиголашвили "Кока", Даниэль Орлов "Время рискованного земледелия", Александр Пелевин "Покров-17", Иван Шипнигов "Стрим", Мршавко Штапич "Плейлист волонтера". Сразу скажу, что, кроме Михаила Гиголашвили, чей роман "Чертово колесо" о грузинских наркоманах меня в свое время поразил при том, что тема эта меня вроде бы не касалась, и Александра Пелевина, о котором много говорят сегодня и которому весьма трудно оправдать свою слишком известную, но уже принадлежащую другому писателю фамилию, все остальные фигуранты "короткого списка" до сих пор были мне неизвестны.

Слава богу, организаторы "Нацбеста" уже не первый год проводят на своем сайте очень важную, на мой взгляд, акцию. Члены большого жюри не просто читают книги, попавшие в "длинный список", не просто выставляют им баллы, но и пишут на них рецензии. Таким образом, на одну книгу иногда собирается до десятка рецензий. Это крайне важно сегодня, когда рецензирование новых книг фактически отсутствует в СМИ, если не считать многочисленные авторские блоги. Но в блогах пойди еще разберись, а вот когда на сайте авторитетной премии собирается столько рецензий на книжные новинки, это уже весьма достойная навигация внутри литературного процесса. Феномен критики "Нацбеста" еще и в том, что в состав большого жюри входят в основном писатели. А это крайне редкое явление, чтобы писатели рецензировали книги своих коллег и автоматически конкурентов на книжном рынке.

Надо признать, что рецензии "Нацбеста" почти всегда отличаются высоким уровнем. Так что рекомендую этот сайт тем, кто скучает по хорошей критике.

Определить какую-то особенность финального списка "Нацбеста" этого года я не берусь. Но отмечу одно любопытное совпадение. Сразу в двух книгах - Веры Богдановой и Мршавко Штапича - главными героями являются волонтеры. "Плейлист волонтера" вообще весь посвящен этому движению, в этом случае - поиску пропавших людей. Я заметил, что волонтерское движение стало модной темой искусства, не только литературы, но и кинематографа.

Члены жюри "Нацбеста" не просто читают книги, но и пишут на них рецензии

Перечислять "длинный список" "Большой книги" не буду. Скажу только, что и здесь очень много неожиданных имен, о которых я до сегодняшнего дня ничего не слышал. О большом количестве дебютов говорил на пресс-конференции в ТАСС председатель совета экспертов Михаил Бутов:

"В итоге у нас получился интересный список, даже для нас неожиданный. И в нем, помимо писателей известных, про которых мы уже много и давно знаем, изрядное число тех, кто начинает свой литературный путь, выступает с первыми яркими книгами, которые способны привлечь к себе внимание. В частности, здесь четыре писателя, уже отмеченных премией для молодых литераторов "Лицей".

И он же обратил внимание на другой интересный факт: "После целого года пандемии можно было ожидать, что наше литературное поле придет в угнетенное состояние. Однако нет, мы получили на удивление плотный поток. Можно заметить, как все, наоборот, собрались".

Во время пандемии серьезно пострадали все коллективные формы искусств. Закрывались театры, кинотеатры, концертные залы, нельзя было открывать выставки, в том числе и современных художников. Проблематично было проводить съемки фильмов, сериалов. Не знаю, может, мне показалось, но в фильмах и сериалах пандемийной поры актеры держали между собой "социальные дистанции", которые, по-видимому, от режиссеров и актеров требовал Роспотребнадзор. По этой же причине нельзя было устраивать репетиции новых спектаклей и концертов.

Коллективным формам искусств пришлось переформатироваться и искать свои ниши в онлайн-форматах. Литература же дело, как правило, индивидуальное, и даже в соавторстве нетрудно работать в онлайн-режиме. Знаю это на своем опыте, написав за время изоляции книгу о Софье Андреевне Толстой вместе с живущей в Петербурге Екатериной Барбанягой. И скажу, что это даже весьма удобная форма соавторства.

Социальные кризисы не увеличивают, а уменьшают количество читающих людей

За время пандемии писатели действительно словно воспряли духом. Они не тратили время на поездки, выступления и просто на любые встречи. Поневоле приходилось писать. Это все вранье, что писатели любят писать. Писать любят графоманы. Хорошие писатели писать как раз не любят, потому что это трудно. Они найдут сто причин, чтобы не сесть за письменный стол. Но когда тебя запирают в твоей квартире... Словом кому война, а кому - мать родная.

Проблема, однако, в другом. Хороших новых книг написано за это время много. Но опросы показали, что читателей стало значительно меньше. Во время изоляции люди предпочитали смотреть кино и сериалы, благо появилось множество онлайн-платформ с бесплатным или недорогим доступом. Почему это было так, не знаю, но это так. Экономические, социальные кризисы не увеличивают, а уменьшают количество читающих людей. Когда людям плохо, они не читают или уж точно не читают современную литературу. К тому же и книжные магазины были долгое время закрыты.

Остается надеяться, что благодаря открытию премиальных сезонов, а также тому, что вопреки пандемии все же прошли книжные ярмарки на Красной площади, в Манеже, в Гостином дворе, в ближайшее время интерес к современной литературе возродится.

Культура Литература Литература с Павлом Басинским