Новости

05.05.2021 22:35
Рубрика: Общество

В Берлин - на бронепоезде

Военные дороги пулеметчика Петра Колчина были железными
Пулеметчик Петр Колчин защищал Ленинград и штурмовал Берлин на бронепоезде. 96-летний ветеран поделился фронтовыми воспоминаниями с "РГ".
Петр Дмитриевич Колчин поздравляет всех читателей «РГ» с Днем Победы. Фото: Андрей Куликов/РГ Петр Дмитриевич Колчин поздравляет всех читателей «РГ» с Днем Победы. Фото: Андрей Куликов/РГ
Петр Дмитриевич Колчин поздравляет всех читателей «РГ» с Днем Победы. Фото: Андрей Куликов/РГ

Подбитый самолет

Когда война началась, Петру Колчину было 16,5 лет. Правительство опубликовало призыв к молодежи, нужно было замещать рабочих, которые ушли на фронт. Вместе с другими сельскими юношами и девушками Петр пошел учиться на токаря. Вскоре его перевели в училище, где готовили железнодорожников, они, как оказалось, были еще нужней. За полгода овладел профессией кондуктора. Но проработать успел немного. Осенью 1942 года, за два месяца до 18-летия, Петра призвали в армию. Сначала направили в запасной полк в Ярославской области, а затем на бронепоезд "Сталинец".

Бронедивизион, куда попал служить Петр Колчин, воевал сразу на двух фронтах - Волховском и Ленинградском.

Как рассказывает Петр Дмитриевич, бронепоезд состоял из паровоза и трех платформ, все они были обшиты броневыми листами, закрывающими даже колеса. На крыше каждой платформы устанавливали 85-миллиметровое орудие и сдвоенный крупнокалиберный пулемет, который вращался вокруг своей оси. "Хозяином" такого пулемета и стал Колчин. Задача пулеметчика - оборона бронепоезда от атак с воздуха.

- Внутри платформы находились еще пулеметные гнезда по три с каждой стороны под прикрытием брони, а мы на крыше - ничем не защищены, - вспоминает ветеран.

Во время боя из-за отдачи орудия вагон мог подпрыгнуть. Чтобы он не сошел с рельсов, его перед началом стрельбы намертво закрепляли на месте специальными устройствами, так что возможности маневрировать во время боя бронепоезд был лишен.

В первом бою, в котором участвовал Петр Дмитриевич, немецкие танки пытались форсировать Волхов, а бронепоезд его защищал. Танки били по бронепоезду, тот отвечал своими орудиями. С воздуха наши позиции атаковали немецкие самолеты. Одна из авиабомб попала в соседнюю платформу, сдетонировали боеприпасы, погибли все кто там был. Молодой солдат тоже был ранен, к счастью, легко. Осколком как скальпелем срезало кожу на виске. Голову забинтовали, и снова в бой. Во время этого сражения один из немецких самолетов подбили.

- Говорили, если самолет подобьешь, сразу дадут "Героя", но кто его сбил, было непонятно: и мы с бронепоезда стреляли, и зенитчики, и наши истребители бились в воздухе, - вспоминает ветеран.

Пензенский автограф

В 1943 году бронедивизион перебросили на Курскую дугу. Бронепоезд, на котором воевал Колчин, едва не попал в окружение. Сзади путь разбомбили, и только по другой ветке, можно сказать, чудом, экипаж бронепоезда сумел прорваться к своим. На Курской дуге солдата снова ранило, осколками мины посекло ноги. Месяц пролежал в госпитале. Потом на своем бронепоезде Петр Колчин снимал блокаду Ленинграда, освобождал Варшаву, брал Берлин.

В 1944 году в Польше Петру Колчину пришлось участвовать в десанте, прыгать с парашютом, притом без всякой подготовки.

- Перекрестился перед прыжком (первый раз за всю войну) и потом еще раз, когда парашют раскрылся, - вспоминает Петр Дмитриевич.

После штурма Берлина экипажи бронепоездов разместили в столичном районе Румельсбурге.

- Когда по радио передали сообщение о капитуляции, из солдат кто заплакал, кто в пляс пустился, - вспоминает ветеран.

С друзьями, такими же победителями, пошли к рейхстагу, на стенах которого в эти дни многие оставляли свои автографы.

- Там была надпись "Мы из Пензы!", и я написал рядом: "Я тоже оттуда" и расписался, - вспоминает ветеран.

Остановил поезд - встретил жену

Из армии Петр Дмитриевич демобилизовался только в 1949 году. После Победы продолжил службу в железнодорожных войсках. Сначала перевозил оборудование с немецких предприятий на российские заводы, потом еще два года проработал на железнодорожных станциях на Украине.

- В это время нам стали выплачивать зарплату, поэтому домой в Пензенскую область приехал, накопив денег, помог матери заплатить налог, - вспоминает Колчин.

Хотя война уже закончилась, с колхозников продолжали брать высокий налог, часть его нужно было платить деньгами, часть натурой: сдавали шерсть, яйца, масло. У кого продуктов не было, покупали их у односельчан. Как вспоминает ветеран, этот налог для сельчан был большим бременем, когда его отменили, люди вздохнули с облегчением. Тетка Петра Дмитриевича, которая ходила в церковь, даже стала молиться за здоровье тогдашнего главы советского правительства Георгия Маленкова.

Уехать из села в город было в те годы тоже большой проблемой.

- Когда пришел в сельсовет за справкой, без нее бы паспорт не выдали, председатель меня не хотел отпускать, спрашивал: "Что, тебе здесь работы не хватает?" - вспоминает Петр Дмитриевич, - но мне в селе оставаться не хотелось, уже прикипел к профессии железнодорожника.

Выручило то, что призывали его в армию не из села, а со станции Рузаевка. Из своего села Козловка Лопатинского района Пензенской области Петр Дмитриевич уехал в Саратов. Устроился работать заместителем начальника станции Князевка, потом перешел на станцию Лесопильный. Там и встретился с будущей женой.

Супруга Наталья Константиновна родом тоже из поволжского села. Во время коллективизации ее отец сдал в колхоз лошадь, а сбрую пожалел отдавать. Кто-то из односельчан на него донес. К счастью, будущего тестя об этом предупредили, он быстро собрался и увез всю семью, жену и трех маленьких дочек, в Среднюю Азию, в Ферганскую долину. Тем и спаслись от репрессий.

Как вспоминает Колчин, после войны на Лесопильном поселилась старшая сестра его будущей жены. К ней должна была приехать в гости младшая сестра. Остановки у поезда Андижан - Москва там не было, а знакомая долго уговаривала Колчина, чтобы он поезд остановил. В конце концов Петр согласился, но поставил условие: "Сестра ведь не замужем, познакомь".

Когда поезд подошел к станции, переключил светофор. Поезд остановился всего на 15 секунд, но этого времени пассажирке было достаточно, чтобы выйти.

- Это было, конечно, нарушение, если бы узнали - наказали, но, наверное, не уволили, - говорит Колчин.

Вот так и познакомились с будущей супругой. Молодые люди пришлись друг другу по сердцу, стали встречаться, потом поженились. В согласии и любви прожили всю жизнь. Похоронил жену Петр Дмитриевич в 2008 году. У него четверо внуков и уже трое правнуков.

Петр Дмитриевич убежден, что ему в жизни не раз везло. На войне живой остался, потом сослуживец по работе уволился, уехал в другой регион, и молодой семье досталась служебная квартира, а позже, когда должность Колчина сократили, он нашел работу по душе в управлении Приволжской железной дороги.

Когда пришло время выхода на пенсию, начальник дороги уговорил его остаться еще поработать. На давно заслуженный отдых ушел, когда было уже под семьдесят лет. А война Петру Дмитриевичу до сих пор снится ...

Примета времени

Перед новым 1938 годом отца Петра Колчина, который работал бригадиром в колхозе, арестовали якобы за антисоветскую агитацию. Только двадцать лет спустя Петр Дмитриевич узнал о его судьбе. "Меня вызвали в "серый дом" на улице Дзержинского, - рассказывает Колчин, - майор, который готовил документы на реабилитацию, сказал, что отца могли арестовать просто за анекдот, рассказанный в компании, мол, среди слушавших оказался "информатор". Как выяснилось, уже две недели спустя после ареста отца расстреляли в тюрьме в городе Вольске".

Увидеть Байкал

С Петром Дмитриевичем мы познакомились два года назад. Участник войны обратился в редакцию "РГ" с возникшей у него проблемой. Несколько лет Российские железные дороги в преддверии Дня Победы предоставляли фронтовикам бесплатный проезд туда и обратно по любому маршруту. Ветеран уже пользовался предложением бывших коллег, побывал в Севастополе и Сочи. А тогда задумал поездку во Владивосток.

- Не могу сказать, что такой уж путешественник, но хотелось посмотреть на Байкал, на Дальний Восток, мне там бывать не приходилось, - говорит бывший железнодорожник.

Однако когда стали на вокзале оформлять проездные билеты, ветерану предложили заплатить за питание в пути. С учетом продолжительности поездки итоговая сумма выходила немаленькая. При содействии пресс-службы мы связались с руководством Приволжской железной дороги, и проблему удалось решить. К сожалению, тогда поездка не состоялась, Петра Дмитриевича подвело здоровье, пришлось срочно лечь в больницу. Хотя с самочувствием и сейчас есть проблемы, выглядит и держится он бодро. В этом году ветеран собирается отмечать 97-летие.

В регионах Общество История Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Саратовская область Саратов