Новости

13.05.2021 15:30

Когда лесу плохо

Текст: Елена Есина (член Общественного совета при Минприроды РФ, судебный эксперт по экологии)
Катастрофические пожары - прямое следствие разрушения лесного хозяйства.

Мы мало знаем о происходящем в лесах: кто там является хозяином или пользователем, на каких условиях, кто является добросовестным лесопользователем, а кто нет. Отсюда возникает первая и главная задача: добиться открытости данных. Доступность информации позволила бы уменьшить количество злоупотреблений, появилось бы больше возможностей проверить, кем и как используются леса.

Открытость важна еще и потому, что незаконная вырубка поглощает огромные объемы древесины. Граждане должны видеть, кому предоставляются участки. Часто бывает так, что заявку на лесной аукцион подает неизвестная компания с мизерным уставным капиталом, выигрывает его на огромные площади, потом передает их в субаренду. Появились так называемые лесные рантье, которые получают участки по аукционам, а потом сдают их.

Лесовосстановление должно быть обязательным не на словах, а на деле. Пока уровень контроля минимален. Лесные богатства передаются в пользование по минимальным ценам, а государство (и прежде всего бюджет регионов) несет значительные финансовые потери.

Потери несет и малый бизнес, который вынужден перекупать у "псевдоарендаторов" лес по цене в разы выше той, что заплатил бы государству.

Многие наиболее экономически доступные лесные участки находятся в пользовании у перекупщиков, которые занимаются перепродажей леса на корню.

Такая практика распространена во всех основных лесных регионах. Средняя цена продажи древесины "на корню" "псевдоарендаторами" составляет около 500 рублей за кубометр. Подсчет показывает, что в результате консолидированный бюджет ежегодно недополучает около 90 миллиардов рублей.

Да, есть ряд хороших примеров, когда лесные участки находятся в руках добросовестных пользователей и грамотных промышленников, которые вкладываются в улучшение арендуемых лесов и даже строят лесные питомники. Но для большинства отношение к природному богатству жестко ограничено товарно-денежными схемами. В соответствии с ними лес - "месторождение" древесины, бесконечные склады кругляка - бревен, желательно хвойных, которые охотнее и дороже покупают за рубежом. Поэтому в поле внимания властей всех уровней рубка, экспорт и те, кто ими занимается. Лес, его охрана, воспроизводство становятся делом второстепенным.

Первая и главная задача: добиться открытости данных

В погоне за древесиной не видно леса! Под напором черных лесорубов, огня, вредителей и болезней лес, оставшийся без ухода, не в силах самовосстанавливаться.

Американские эксперты оценивают запасы древесины в России дороже, чем разведанные запасы углеводородов. А у нашей страны нет средств, чтобы защищать и сохранять это сказочное богатство. На содержание леса, превращенного в сырьевую базу ЛПК (лесопромышленного комплекса), власти тратят вдвое больше средств, чем получают от лесопользователей! И в царской, и в советской России лесное хозяйство было экономически самостоятельным: вложенный рубль приносил два рубля прибыли. Еще Петр Первый жестко добивался, чтобы в лесу всегда присутствовало "государево око". А согласно нынешнему кодексу, из лесов убрали всех "государевых служащих". Даже лесничий, который почти 300 лет представлял власть и отстаивал госинтересы, изведен как класс.

Без "государева ока" лесу плохо.

В этом году правительство утвердило "дорожную карту" с мероприятиями по профилактике и тушению лесных пожаров. Не верю, что поможет. Огромные леса - без хозяина. В этом причина. Ситуацию нужно срочно исправлять.

В регионах Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Ленинградская область