Новости

16.05.2021 22:48
Рубрика: Культура

Асфальт как метафора театра

Поездив в эти праздники по России, я подумал: проблемы с дорогами решаются у нас в стране пошустрей, чем с дураками. Москва, Тула, Ярославль, Суздаль, Владимир и снова Москва. Дороги между этими городами - чудесны. Дороги в самих городах хуже гораздо.

А то еще такая новая появилась манера: снимут несколько километров (!!!) асфальта и... ничего не делают! Может, ждут, пока он сам прорастет, подобно траве?

Это правда. Но одновременно, если угодно, - метафора. Снять старый асфальт и положить новый, лучший - такая задача, если угодно, стоит перед новым руководителем Ярославского драматического театра имени Волкова Сергеем Пускепалисом.

Само здание первого российского театра налагает на режиссера ответственность

Предыдущий худрук, ныне возглавивший театр имени Моссовета, Евгений Марчелли создал в Ярославле один из лучших провинциальных театров, о спектаклях которого говорили, награждали всякими премиями, спорили... В общем, била жизнь.

Снять асфальт - в данном случае спектакли - дело нехитрое, а вот положить новый, создать такую театральную дорогу, чтобы была интересней, а может, и красивей прежней, - задача посложней.

Мне показалось интересным узнать, как начинает Пускепалис. Я купил билет, надел маску и вошел в гигантское, поразительно красивое здание.

Я впервые в Волковском театре. И доложу вам: это не просто театр, но - Театр, или даже так: ТЕАТР - со всех заглавных букв. Все значительно и мощно. Даже красный тяжелый занавес кажется произведением искусства. А потолок! А люстра! А зал, кстати, заполненный на спектакле на положенные 75% - никак не меньше! Значительность и мощь - так бы я сказал об этом театре. На секунду представил, что я бы сам пришел сюда репетировать, и понял: первое чувство, которое бы испытал (и испытывал бы, наверное, долго) - это страх. Само здание первого российского театра налагает на режиссера ответственность - слишком уж много и многих видели и этот зал, и эта сцена.

Сергею Пускепалису еще и поэтому нелегко. И он выбирает для постановки пьесу Григория Горина "...Забыть Герострата!" Тем самым сразу обозначив, что хочет говорить со зрителями всерьез.

Еще при жизни Григория Израилевича я бился с главным редактором одного театрального журнала за право назвать Горина великим драматургом. Сегодня это очевидно. Горин писал не про сиюминутное, а про вечное. Замечательно, что Пускепалису интересен именно такой разговор.

"...Забыть Герострата!" - пьеса про привлекательность зла. Герострат, как известно, сжег храм Артемиды. Имя его известно всем. А кто архитектор храма? Кто его строители? Как звали тех, кто создавал? Только специалисты ответят. Кто уничтожил - помним, творцов - нет.

В своей пьесе Горин точно и подробно отслеживает, как постепенно зло овладевает людьми. Как появляются у Герострата последователи. Как он становится интересен женщинам. Как сам повелитель Эфеса уже готов вступить с ним в сговор.

Наиболее популярен становится не тот, кто делает свое дело, а тот, кто умудряется сделать какую-нибудь невероятную мерзость. Интерес вызывает тот, кто сумел выделиться, а как пела старуха Шапокляк: "Хорошими делами прославиться нельзя". Действие трагикомедии разворачивается в Древней Греции. Но разве это не суперсовременная, чтобы не сказать - актуальная история? Выбор Пускепалиса абсолютно, предельно точен.

Как всякий великий драматург, Горин очень непрост, потому что абсолютно своеобразен. В его пьесах, как известно, потрясающие диалоги, но он не любил драматургических интриг, довольно незатейливо обходился с сюжетом. Ему было важно, чтобы зритель следил не за интригой, а за людьми. Горин - драматург-философ. Зритель не должен отвлекаться на "детективный" сюжет, он должен проникаться мыслью.

И тут - проблема. Любая пьеса Горина предполагает не просто хорошую, но виртуозную игру актеров. Поначалу в спектакле все ровно и, увы, весьма однообразно. В первом действии на сцене стоит такой крик, что мне показалось, будто это имитация древнегреческого театра. Но потом как-то все успокоилось. Появились нюансы.

Валерий Соколов виртуозно играет роль стареющего хитрого правителя. На мой вкус, это лучшая работа в спектакле. Совершенно изумительный, одновременно наглый и испуганный ростовщик получился у Валерия Кириллова.

Любая пьеса Горина предполагает не просто хорошую, но виртуозную игру актеров

В пьесах Горина никогда не действуют однозначные люди. И те актеры, которым удается показать эту неоднозначность, выигрывают. Татьяна Коровина, сумевшая сыграть не только красоту женщины, но и ее боль. Александра Чилин-Гири, превратившая, казалось бы, формальный образ Человека театра в интересный персонаж. Остановлюсь. Не стану перечислять всех - все талантливые. Но вот на протяжении всего спектакля показывать неоднозначность персонажа, его внутреннюю маету получается не у всех.

Этой маеты, если угодно, эмоциональности, мне не хватило у Ильи Коврижных, который играет Герострата. Видно, что актер замечательный. Но - сугубо на мой вкус - для человека, который сжег главный храм Эфеса, излишне умиротворенный.

Сергей Пускепалис поставил перед собой как постановщиком сложную задачу: вести со сцены умный, актуальный и при этом не скучный разговор. И, в общем, у него получилось. Прибавьте к этому интересную декорацию Алексея Вотякова и замечательные костюмы Фагили Сельской, создающие атмосферу.

Короче, до встречи на следующих спектаклях в Волковском театре. Хотелось бы ехать по хорошему асфальту.

Культура Театр Драматический театр Колонка Андрея Максимова