Новости

23.05.2021 11:50
Рубрика: В мире

Джо Байден и Мун Чжэ Ин договорились активизировать сотрудничество США и Южной Кореи

Текст: Олег Кирьянов (Сеул)
Сегодня официально завершился визит президента Республики Корея Мун Чжэ Ина в США. Подписанные двусторонние договоренности весьма серьезны, обширны и затрагивают интересы не только непосредственно этих стран. Вашингтон получил от Сеула обещание инвестировать в крайне необходимые США высокотехнологичные мощности 40 миллиардов долларов, а также гарантии того, что РК будет продолжать следовать внешнеполитическому курсу Соединенных Штатов. В обмен на это США сняли все ограничения на развитие Южной Кореей ракетных технологий, а также договорились сотрудничать в сфере атомной энергетики, космоса, производства вакцины, а также решения северокорейской проблемы. Американцы также оказали южнокорейскому лидеру ряд знаков особого внимания, дав таким образом южнокорейским СМИ возможность с удовольствием отметить, что корейского лидера Джо Байден принял лучше, чем японского премьер-министра.
 Фото: EPA-EFE/JEON HEON-KYUN  Фото: EPA-EFE/JEON HEON-KYUN
Фото: EPA-EFE/JEON HEON-KYUN

С тревогой и надеждами

Личную встречу президента РК Мун Чжэ Ина с новым лидером США Джо Байденом, которая состоялась 21 мая, многие корейские эксперты ожидали с некоторой долей тревоги и в то же время надежды.

С одной стороны, нынешнее правительство Южной Кореи ранее уже дало понять, что ему далеко не все нравится в том внешнеполитическом курсе, который заявил Джо Байден. Мун и его соратники хотят развивать межкорейский диалог, пытаясь уговаривать (хотя совершенно безуспешно) Вашингтон смягчить подход в отношении Пхеньяна. Источники в Белом доме США также не скрывали, что им не по душе многие высказывания людей из ближайшего окружения Муна, где так и сквозила "прыть" по части межкорейского сотрудничества.

Сеул не хотел быть втянутым в противостояние между США и Китаем, желая развивать хорошие и выгодные отношения как с Вашингтоном, так и Пекином. Отсюда и завуалированные отказы южнокорейцев примкнуть к разного рода инициативам Соединенных Штатов по сдерживанию Китая как в политической, экономической, так и технологической сферах.

Кроме того, Южная Корея также до сих пор имеет свои счеты с Японией и не особо торопилась следовать призывам США наладить отношения с Токио, возобновив взаимодействие как на двустороннем уровне, так и в рамках трехстороннего квазисоюза "Вашингтон - Сеул - Токио", который активно продвигают США.

С другой стороны, в Южной Корее без радости вспоминают свои отношения с США в период правления Дональда Трампа, когда связи с главным военно-политическим союзником оказались под угрозой, а само поведение руководства США воспринималось как абсолютный эгоизм и игнорирование интересов других государств, включая Южную Корею. А потому были надежды, что личная встреча Мун Чжэ Ина и Джо Байдена уладит все и внесет ясность по поводу дальнейших перспектив южнокорейской линии на многих направлениях.

Из Вашингтона с любовью

С самого начала прилета Муна в США на мероприятиях царила почти праздничная атмосфера, а американская сторона постаралась наполнить программу визита пусть и не такими значительными, но безусловно приятными южнокорейцам знаками и событиями. Так, Мун Чжэ Ин стал первым в истории США иностранным лидером, который принял участие в церемонии награждения государственной наградой США американца. Награжденным стал ветеран Корейской войны 1950-53 гг., в которой Соединенные Штаты спасли Южную Корею от северокорейского вторжения.

В ходе совместной пресс-конференции Джо Байден сообщил, что спецпредставителем США по КНДР назначен бывший посол США в Южной Корее Сон Ким, который вообще-то родился в Корее и жил там несколько лет, пока не переехал в Соединенные Штаты с родителями. Кима в Южной Корее очень хорошо знают, он хорошо говорит по-корейски и в целом южане считают его как минимум "не чужим".

Далее, Байден прямо и откровенно высказался по поводу ряда инцидентов с нападениями в США на азиатов, в ходе которых пострадали в том числе и корейцы, что вызвало широкий общественный резонанс в СМИ и среди народа Южной Кореи. "Честно говоря, мне, как американцу, стыдно было узнать, что такие инциденты у нас имели место. Я обещаю вам, господин Мун, что мы сделаем все возможное, чтобы это не повторилось. Я вам это обещаю!", - сказал президент США перед камерами СМИ.

Американский лидер несмотря на свой почтенный возраст упомянул про популярность среди молодежи США корейской эстрадной музыки K-POP, а также восхитился успехами корейского кинематографа, в частности фильмом "Паразиты", который в прошлом году получил четыре Оскара, а также недавний успех другого корейского фильма "Минари", где актриса Юн Ё Чжон также получила Оскара за лучшую роль второго плана.

Судя по публикациям южнокорейских СМИ, им удалось "обставить" японцев, с кем у Сеула особые счеты. Основанием для подобных оценок стали подробности обеда Джо Байдена и Мун Чжэ Ина в сравнении с деталями совместной трапезы президента США с японским премьер-министром Ёсихидэ Суга более месяца назад - 16 апреля. В апреле из-за коронавируса лидеры США и Японии сидели на значительном расстоянии, а на обед пришлось ограничиться лишь гамбургером. Теперь же лидеры США и РК были без масок, ели "полноценное местное блюдо" - крабовый торт, были учтены пристрастия Мун Чжэ Ин, который любит морепродукты, да и сидели президенты не разделенные длинным двухметровым столом как в апреле, а куда ближе - за небольшим круглым столиком. Байден и Суга обедали лишь 20 минут, а с Муном президент США засиделся почти в два раза дольше - 37 минут! Сложно сказать, действительно ли американцы так выделили Мун Чжэ Ина по сравнению с Ёсихидэ Суга, но СМИ РК интерпретировали это как своего рода "реванш": хотя Япония опередила Южную Корею, сумев раньше устроить саммит с новым президентом США, но южан в Вашингтоне лучше приняли.

В общем, американцы постарались и явно преуспели в том, чтобы атмосфера была для президента РК комфортной и полной приятных сюрпризов.

А если к делу

Но это все, безусловно, мелочи, тогда как главные результаты саммита заключались в подписанных соглашениях, основные моменты которых были отражены в совместном заявлении Байдена и Мун Чжэ Ина по итогам переговоров. Лидеры США и РК общались почти три часа, что на час больше, чем это было запланировано протоколом первоначально. Такую длительность переговоров эксперты объяснили большим количеством накопившихся вопросов и значительным объемом затронутых сфер.

Расхождения между США и Южной Кореей, о которых мы говорили в самом начале, никуда не делись, но, если судить по итоговому заявлению и прочим документам, Сеул и Вашингтон действительно постарались извернуться, максимально обходя "острые углы", учитывая позиции друг друга и при этом желая выставить все так, чтобы двусторонний альянс выглядел "железобетонным" - именно так его часто характеризуют для СМИ официальные лица США и РК.

Визит Мун Чжэ Ина в США, который официально завершился сегодня, оказался весьма успешным для обеих сторон, причем южнокорейцы, если верить их впечатлениям, вернулись "к старым добрым временам", когда отношения с США были безоблачными, ну или по крайней мере так выглядели снаружи, а любые проблемы решались без выноса сора из избы. Мун Чжэ Ин охарактеризовал итоги саммита следующим образом: "Это был самый лучший визит, результаты - также самые высшие", добавив, что Байден "сделал и ряд неожиданных, но очень приятных подарков для Кореи". Если же анализировать итоги поездки Муна в США в целом, то обе стороны смогли получить немало друг от друга, устроив своего рода стратегический размен одних "активов" на другие с немалой выгодой для себя.

От ракет и Северной Кореи до вакцины и климата

Так как обсуждалось действительно много самых разноплановых направлений сотрудничества, то мы лишь схематично обрисуем то, о чем договорились США и РК, пояснив, в чем именно заключались уступки друг другу.

Северокорейский вопрос, который мог спровоцировать значительные споры и разногласия, Мун и Байден решили несколько "задвинуть", понимая, что он может испортить всю атмосферу. В итоге по КНДР были сделаны обтекаемые и приемлемые для обеих сторон заявления. Стороны подтвердили, что их двусторонний альянс по-прежнему нерушим и крепок. Мун отдельно подчеркнул: "По северокорейскому вопросу у нас никаких разногласий нет", что, впрочем, имело скорее обратный эффект: раз про это специально приходится говорить, значит на самом деле что-то не так.

Символическими, но важными для Сеула пассажами заявления стали моменты о том, что в основу политики в отношении КНДР будут ставиться дипломатия, переговоры, а добиваться они будут полной денуклеаризации Корейского полуострова (а не только Северной Кореи). Стороны также подтвердили приверженность духу межкорейской Пханмунчжомской декларации и американо-северокорейского совместного заявления в Сингапуре 2018 г. Байден заявил о своей поддержке усилиям Муна по развитию межкорейского диалога. Это было крайне важно для нынешнего правительства Южной Кореи, пытающегося возобновить переговоры с Пхеньяном.

Впрочем, Джо Байден, отвечая на вопросы журналистов, тут же сказал, что он будет встречаться с Ким Чен Ыном только после предварительных консультаций на рабочих уровнях и только тогда, если Ким изъявит готовность отказываться от ядерного оружия. Если называть вещи своими именами, то американо-северокорейского саммита можно в ближайшее время не ожидать.

В ответ на американские уступки южнокорейцы подписались под важностью трехсторонней координации усилий в формате США-РК-Япония.

Одновременно создается впечатление, что южнокорейцы значительно уступили по части "китайского вопроса". Хотя слово "Китай" в совместном заявлении Байдена и Муна не было ни разу упомянуто, но было заявлено о координации южнокорейской "Новой южной политики в ЮВА" и американского видения "свободного и динамичного Индо-Тихоокеанского региона". Кроме того, явно по настоянию США в заявлении появилось выражение о поддержке и важности многосторонних региональных инициатив, включая QUAD. Последняя имеет явно антикитайскую направленность, а потому это вряд ли понравится Пекину.

Значительная часть заявления была посвящена технологическому сотрудничеству между США и РК по технологиям связи 5 и 6-го поколения, полупроводникам, обеспечению стабильности производственных цепочек и т.д. Крайне важным стало отдельное заявление южнокорейских компаний Samsung Electronics, SKInnovation, SK Hynix, LG Energy Solutions, которые пообещали в ближайшие годы вложить в создание и развитие на территории США производственных мощностей почти 40 миллиардов долларов - 39,4 млрд. долл. Проекты затронут индустрию производства компьютерных чипов, полупроводников, батарей для электромобилей, новых мощностей по производству автомобилей и других. Для США, которые в последнее время в своем противостоянии с Китаем создают у себя в стране собственные производства полупроводников, а также развернули полноценную технологическую войну с КНР - это очень серьезный подарок. Не случайно Байден прямо в ходе пресс-конференции попросил представителей корейских компаний встать и лично начал им аплодировать в знак благодарности. В общем, США заручились полной поддержкой южнокорейских производителей, некоторые из которых (тот же Samsung Electronics) являются мировыми лидерами по ряду ключевых сегментов производства компьютерных чипов.

За южнокорейский презент стоимостью в 40 млрд долларов инвестиций США согласились полностью снять все ограничения на развитие Южной Кореей ракетных технологий, а также договорились сотрудничать в сфере космоса, атомной энергетике, включая совместную работу по получению заказов на рынках третьих стран. Таким образом, Южная Корея, которую США в течение 42 лет ограничивали по части создания собственных ракет, теперь получила полную свободу рук как в сфере создания боевых баллистических ракет, так и ракет-носителей для вывода спутников. "Мы наконец-то разорвали ракетные оковы", - радостно прокомментировал эту договоренность Мун Чжэ Ин.

США согласились немедленно поставить в Южную Корею препаратов от коронавируса, которых хватит для вакцинации всех 550 тысяч солдат и офицеров южнокорейской армии. По словам Байдена, это будет сделано "для собственной безопасности корейских солдат, а также для безопасности контактирующих с ними солдат американского контингента". Затем уже на следующий день в присутствии Мун Чжэ Ина южнокорейская Samsung Biologics и американская Moderna подписали соглашение о сотрудничестве, совместных исследованиях, а также разворачивании на территории Южной Кореи производства вакцины Moderna. Таким образом, Южная Корея вплотную приблизилась к тому, чтобы стать одним из главных мировых центров производства вакцин от COVID-19. На текущий момент в Южной Корее уже налажен выпуск трех препаратов - AstraZeneca, Novavax и российского Sputnik V, а Moderna станет четвертым. Корея же, таким образом, гарантировала себе участие в прибыльном бизнесе, а также относительную стабильность поставок вакцин для себя, с чем в последнее время были проблемы и что стало нервировать корейских избирателей.

Среди прочих упомянутых направлений, по которым Сеул и Вашингтон договорились взаимодействовать - реагирование на глобальное изменение климата, снижение выброса углекислого газа, реформирование и развитие международных организаций типа ВТО, ВОЗ и прочие сферы. Мун также пригласил Байдена лично посетить Южную Корею в удобное для президента США время.

Что все это значит?

Результаты саммита, как было уже сказано, имеют широкое приложение не только для американо-южнокорейских отношений, но и для региона, а также глобальные последствия.

США заручились гарантиями со стороны Южной Кореи на огромные инвестиции, технологическое сотрудничество именно по тем направлениям, где Вашингтон решил "сдерживать" Пекин. Хотя, повторимся, Китай нигде прямо не был упомянут, но Южная Корея завуалированно дала понять, что по важнейшим вопросам она будет на стороне Соединенных Штатов. Особо стоит отметить включение в текст заявления инициативы QUAD. Если ранее Сеул всячески открещивался от возможности присоединения к этому антикитайскому механизму, то теперь Мун подписался под "поддержкой" данной структуры. Можно предположить, что РК в той или иной форме вскоре присоединится к этой инициативе.

Немалые последствия для регионального баланса сил будет иметь отмена всех ограничений на развитие Южной Кореей ракетных технологий. Самые "мирные" последствия этого решения - активизация РК по части создания ракет-носителей и мирного исследования космоса, то есть та же Россия получает еще одного конкурента в этой сфере.

Но крайне существенны также и военные последствия. США и РК подписали соглашения об ограничениях в 1979 г. и с тех пор четыре раза пересматривали их, постепенно увеличивая возможности Сеула в данной сфере. Согласно последним из них от 2017 г., РК имела право создавать баллистические ракеты дальностью не более 800 км с боеголовками любого веса. 800 км хватало Югу, чтобы полностью поражать всю территорию Северной Кореи. Теперь же это ограничение отменено, и Южная Корея сможет создавать баллистические ракеты с большим радиусом действия. Это означает, что Южная Корея, скорее всего, начнет создавать ракеты, как это характеризуют в Сеуле, "для реагирования на иные помимо северокорейской угрозы" - то есть это своего рода "привет" для Китая, России и Японии. Южнокорейские эксперты теперь строят планы создания ракет средней дальности, а также баллистических ракет подводного базирования.

Безусловно, отмена данного ограничения имеет большое символическое значение для Южной Кореи, которая имеет теперь полный и неограниченный "ракетный суверенитет", но сложно не вспомнить про противостояние США и Китая. Учитывая статус Южной Кореи как военного союзника Соединенных Штатов, то Вашингтон через расширение возможностей РК увеличил и свои рычаги военного давления на КНР. Вряд ли это с радостью воспримут в Пекине, где, насколько известно, уже достаточно критически охарактеризовали итоги американо-южнокорейского саммита. Высока вероятность, что с учетом запланированного на текущий год визита лидера КНР Си Цзиньпиня в Южную Корею, китайцы теперь будут ломать голову над тем, как им нейтрализовать все эти достижения Вашингтона.

Кроме того, почти гарантированно любые новые успехи и достижения РК по части ракетных технологий - хоть мирных, хоть военных - заставят активнее действовать и Северную Корею в этом направлении. В Пхеньяне всегда риторически спрашивали: "Если другим можно, то почем нам нельзя?". Теперь же, когда можно Югу, то Север точно не будет молчать. Так что можно предсказать гонку ракетных вооружений в Северо-Восточной Азии.

Стоит также обратить внимание и на заявления Южной Кореи и США по сотрудничеству в сфере мирного атома. РК в последние годы пытается войти в ряды держав, которые предлагают свои услуги по части строительства АЭС в других странах. Теперь же политический вес и возможности США по части оказания давления на своих союзников в других регионах очень пригодятся южнокорейским строителям АЭС. Высока вероятность, что США при помощи Южной Кореи формирует нового конкурента российскому "Росатому" в плане борьбы за заказы на атомные реакторы в Европе, на Ближнем Востоке, ЮВА и других регионах.

В мире Восточная Азия Южная Корея В мире США