Новости

01.06.2021 18:42
Рубрика: Власть

Мир в ожидании

Что можно ожидать от женевского диалога лидеров России и США?
Текст: Игорь Иванов (президент Российского совета по международным делам (РСМД), Министр иностранных дел России (1998-2004 гг.))
Президент России В. Путин и президент США Дж. Байден знают друг друга не один год и даже не одно десятилетие. И тем не менее им, по всей видимости, было нелегко согласиться на встречу, которая намечена на 16 июня в Женеве. Отношения между Россией и США на протяжении последних нескольких лет продолжают ухудшаться, практически все контакты на официальном уровне сегодня оказались прерванными, стороны регулярно обмениваются жесткими заявлениями, порой выходящими за рамки обычной дипломатической практики. К этому следует добавить, что, судя по всему, и особой личной симпатии между двумя лидерами не наблюдается. Неудивительно, что многие наблюдатели выражали сомнение в целесообразности раннего российско-американского саммита, полагая, что такой саммит в нынешних условиях едва ли будет успешным.
 Фото: Eric BARADAT, Alexey NIKOLSKY / AFP / Sputnik  Фото: Eric BARADAT, Alexey NIKOLSKY / AFP / Sputnik
Фото: Eric BARADAT, Alexey NIKOLSKY / AFP / Sputnik

И все же президенты России и США, прекрасно осознавая все сопутствующие политические риски, приняли решение не откладывать двустороннюю встречу в долгий ящик.

Таким образом, оба лидера ведущих ядерных держав дали ясный сигнал о том, что в полной мере осознают всю серьезность сложившейся ситуации в мире и не намерены уходить от ответственности, которую несут за международную безопасность.

Машина подготовки саммита запущена: дипломаты и высшие чиновники активно включились в работу, идут интенсивные контакты по разным направлениям двусторонних отношений и по региональным вопросам, требующим российско-американского взаимодействия. Реакция в мире на возобновление диалога России и США в целом положительная. Но ожидания остаются сдержанными: ткань двусторонних отношений за последние годы стала насколько тонкой и хрупкой, что может не выдержать неожиданных "сюрпризов", от которых никто не застрахован.

Как это обычно бывает в преддверии крупных международных событий, множатся прогнозы относительно возможных результатов предстоящего саммита. Диапазон суждений на все вкусы - от романтических надежд на прорыв в отношениях до мрачных предсказаний эпического провала встречи и новой эскалации конфронтации.

Какими бы ни были ожидания и чем бы они ни были продиктованы, следует исходить из того, что в российско-американских отношениях на данный момент имеются объективные и вполне определенные рамки возможного, которые во многом и предопределяют вероятные итоги встречи. При этом можно предположить, что, поскольку с обеих сторон встреча готовится профессионалами высокого уровня, к тому же имеющими немалый опыт общения друг с другом, досадных коммуникационных сбоев или эмоциональных всплесков, препятствующих ходу делового и трезвого общения, в Женеве не будет.

Что же можно ожидать от женевского диалога лидеров России и США, не отрываясь от почвы реальности?

Прежде всего следует отметить, что сам факт проведения встречи президентов России и США - это уже большое международное событие. Что бы там ни говорили о рассредоточении силы и влияния в мире XXI века, о формировании многополярной (полицентричной) системы международных отношений, Москва и Вашингтон продолжают играть особую роль в международных делах, от них во многом зависит, в каком направлении могут развиваться события в мире. Возобновление политического диалога на высшем уровне открывает возможности для практического взаимодействия двух стран по многим ключевым проблемам международной безопасности.

Предстоящая встреча в Женеве также может дать важный сигнал союзникам США, прежде всего в Европе, которые, опасаясь негативной реакции Вашингтона, воздерживались от более активного диалога с Москвой по проблемам евро-атлантической и глобальной безопасности. Она может "облегчить" положение и тех стран в других регионах, которые стремятся одновременно развивать сотрудничество с Вашингтоном и сохранять отношения привилегированного стратегического партнерства с Москвой.

Что же касается конкретных вопросов, которые могут быть вынесены на рассмотрение двух президентов, то надо реально смотреть на вещи: каких-либо прорывных договоренностей ожидать вряд ли следует. И дело тут не столько в сохраняющихся разногласиях по отдельным, пусть даже очень важным вопросам. Противоречия между Россией и США затрагивают базовые представления сторон о современной мировой системе и ее динамике, о движущих силах и задачах по формированию нового мирового порядка. Поэтому успехом уже можно будет считать договоренность о поэтапном восстановлении каналов диалога по современным угрозам безопасности.

Разговор в Женеве неизбежно будет предельно конкретным, временами жестким и совсем не обязательно приятным для обеих сторон

Контроль над стратегическими вооружениями остается центральной темой российско-американских отношений. Недавнее продление Договора СНВ-3 позволило России и США выиграть время, не допустить окончательного развала двустороннего режима контроля над вооружениями. Теперь предстоит совместно начинать работу по выработке новой модели контроля, которая бы в большей мере отражала военно-политические и военно-технические реалии XXI века.

Имеются и другие не менее важные измерения стратегической стабильности, которых не обойти в Женеве.

Стратегическая стабильность предполагает, в частности, тесное сотрудничество или хотя бы координацию действий сторон в отношении общих внешних вызовов. А таких уже много и с течением времени будет становиться все больше. Это международный терроризм и изменения климата, пандемия коронавируса и опасность техногенных катастроф, неконтролируемые миграции и безответственное поведение негосударственных игроков мировой политики, угрозы в киберпространстве и многое другое. Достичь конкретных договоренностей между Россией и США по этим вопросам будет непросто, поскольку взгляды сторон на природу этих вызовов и на эффективные стратегии противодействия им значительно расходятся. Тем не менее начинать серьезное обсуждение этих проблем надо. И чем раньше, тем лучше.

К стратегическим надо отнести и региональные проблемы, в которые прямо или косвенно вовлечены и Россия, и США. Иран, Афганистан, Северная Корея, Сирия, Йемен, Украина … - во всех этих точках повышение уровня взаимопонимания между нашими странами, уточнение интересов, мотиваций и ожиданий другой стороны может дать толчок к последующему урегулированию. Разумеется, не все здесь зависит только от наших стран. В региональные кризисные ситуации вовлечено множество других самых разных игроков со своими амбициями, возможностями и ресурсами. Однако прямой диалог между Москвой и Вашингтоном может способствовать последующему выходу на многосторонние договоренности.

Даже беглый перечень проблем свидетельствует о том, насколько перегруженной и тяжелой может оказаться повестка предстоящего саммита. Разговор в Женеве неизбежно будет предельно конкретным, временами жестким и совсем не обязательно приятным для обеих сторон. Президенты России и США это прекрасно понимали и тем не менее пошли на встречу, рассчитывая на успех. Этот успех нужен обеим сторонам по многим причинам. Поэтому, несмотря на все сложности, есть основания с надеждой и разумным оптимизмом ждать вестей из Женевы.

Власть Работа власти Внешняя политика Власть Позиция Президент Россия и США