Новости

01.06.2021 18:38
Рубрика: Власть

Дело даром не пройдет

Верховный суд объяснил, как считать компенсацию за незаконное уголовное преследование
Сколько должно заплатить государство за незаконное уголовное преследование, растянувшееся на несколько лет? Именно такой вопрос встал перед местными судами по делу свердловской бизнесвумен, которую сначала обвинили в мошенничестве, а потом, когда стали разбираться, все обвинения не подтвердились.
Верховный суд РФ согласился - за незаслуженное уголовное дело следует платить дорого. Фото: Sebastianosecond / Istock

После всех мытарств бывшая фигурантка уголовного дела посчитала, что казна должна ей заплатить три миллиона рублей компенсации. Но местные суды посчитали сумму завышенной и решили, что предпринимательнице хватит 50 000 рублей. Точку в споре поставил Верховный суд.

Все началось с того, что шесть лет назад полицейские возбудили против бизнес-леди уголовное дело. Статья - покушение на мошенничество. Десять месяцев шло следствие, после чего даму задержали и по просьбе следователя отправили в камеру. В СИЗО предпринимательница отсидела ровно месяц. Затем ее отпустили под залог. Когда расследование завершилось, дело отправили в Октябрьский районный суд Екатеринбурга. Тот его рассмотрел спустя два года после начала расследования. В итоге суд признал женщину невиновной по всем обвинениям и вынес оправдательный приговор. Апелляция с таким вердиктом согласилась полностью.

Придя в себя, гражданка подала иск к министерству финансов, в котором потребовала компенсацию за незаконное уголовное преследование. В иске она написала, что ее дело, от возбуждения и до оправдательного приговора, заняло три года ее жизни.

Еще написала, что от плохих условий содержания в СИЗО у нее начались проблемы со здоровьем, в итоге ей пришлось делать операцию. Поэтому она просила взыскать в ее пользу три миллиона рублей. Представитель ответчика с суммой был не согласен. По его мнению, "сумма необоснованно завышена". То же самое посчитала и прокуратура области. По подсчетам надзорного ведомства, 30 000 рублей вполне хватит.

По мнению гражданки, само уголовное дело против нее, уже фактом своего наличия подтверждает ее тяжелые нравственные страдания и переживания

Причем районный суд решил, что платить казна должна только за время ареста женщины и ее нахождения в СИЗО. Когда дама видела "небо в клеточку", она точно "претерпевала ограничения и испытывала нравственные страдания". Суд не поверил гражданке, что после ареста у нее начались проблемы со здоровьем, поскольку она это не доказала. В решении так и записано: не доказана связь между арестом и ухудшением здоровья. А о назначении судебной медицинской экспертизы истица не заявляла.

В итоге райсуд удовлетворил иск частично, оценив страдания бизнес-леди всего в 50 000 рублей. После подтверждения правильности такого решения апелляцией, предпринимательница пошла жаловаться выше и дальше - в Верховный суд РФ.

По мнению гражданки, само уголовное дело против нее - женщины законопослушной - уже фактом своего наличия подтверждает ее тяжелые нравственные страдания и переживания. Поэтому ей не нужно представлять еще какие-то документы, например, справку о нетрудоспособности или чеки о покупке лекарств.

Правовые особенности квалификации мошенничества эксперты "РГ" разбирают в рубрике "Юрконсультация"

В Верховном суде представитель полицейского следствия утверждал, что причинно-следственной связи между незаконным уголовным преследованием и хирургической операцией не видно. Такую связь должна подтверждать экспертиза, а суд такими знаниями не владеет.

Эксперты давно говорят, что на сегодняшний день четких критериев сумм за лишение свободы на время расследования, которое потом ни к чему не приводит, нет. По этому поводу было даже постановление Пленума Верховного суда РФ (от 29 ноября 2011 года № 17). В нем четко сказано - судам на местах обязательно надо учитывать "степень и характер физических и нравственных страданий".

Нашу предпринимательницу оправдали по обвинению в совершении тяжкого преступления. Уголовное преследование ее действительно заняло срок больше трех лет, месяц из которых женщина провела под стражей.

Эксперты говорят, что четкого критерия, как платить за незаконное уголовное преследование, пока в нашем праве нет. Фото: Сергей Савостьянов

По аналогичному иску Верховный суд не счел необходимым доказывать медицинскими справками, что в камере изолятора у человека начались проблемы со здоровьем. По аналогичной ситуации с оправданием после сидения в камере, Верховный суд уже разъяснял, что в таких случаях физические страдания - это общеизвестный факт, который не требует доказывания.

Суд уже разъяснял, что физические страдания - это известный факт. Он не требует доказывания

В итоге Верховный суд с решениями коллег местных судебных инстанций не согласился. Он все судебные решения апелляции и кассации отменил, дело распорядился направить на новое рассмотрение в Свердловский областной суд.

Власть Право Уголовное право Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд Постановления и разъяснения Верховного Суда РФ Уголовное законодательство