Новости

01.06.2021 19:00
Рубрика: Общество

Посеять климат

Россия может ежегодно зарабатывать на климате 50 миллиардов долларов
Около 7-9 миллиардов долларов будет ежегодно платить наша страна Европе за право продавать ей продукцию с так называемым углеродным следом. Группой ученых НИУ ВШЭ подготовлен доклад, где доказывается, что Россия может серьезно выиграть, приняв предложенные авторами "зеленой экономики" правила игры. С одним из авторов исследования директором Института права и развития ВШЭ-Сколково и Международного центра конкурентного права и политики стран БРИКС Алексеем Ивановым беседует корреспондент "РГ".
Алексей Иванов: Карбоновое земледелие может быть нашим шансом. Фото: Владимир Гердо / ТАСС Алексей Иванов: Карбоновое земледелие может быть нашим шансом. Фото: Владимир Гердо / ТАСС
Алексей Иванов: Карбоновое земледелие может быть нашим шансом. Фото: Владимир Гердо / ТАСС

Алексей Юрьевич, многие специалисты считают, что "зеленая экономика", мягко говоря, несправедлива. Она обойдется в триллионы долларов, и взять их страны "золотого миллиарда" намерены с помощью углеродного налога в первую очередь с производителей продукции. Такой диктат - это сильнейший удар по их экономикам. А может, производителям, например странам-членам БРИКС, тоже подать голос, объединиться и самим начать диктовать свои условия?

Алексей Иванов: Не думаю, что "зеленая повестка" принимается странами Запада, чтобы навредить нам. Наша роль в мировой экономике не так существенна - около двух процентов, а в сфере высоких технологий и того меньше. И если мы заявим какие-то свои условия на продаваемую в Европу продукцию, думаю, это вряд ли заметят. Не мы диктуем правила игры. С тем же успехом можно потребовать установить цену на нефть в 200 долларов. Что мы можем кому-то продиктовать в экономической сфере? Я не вижу у нас таких козырей. И с кем объединяться? Более 60 стран уже поддержали введение углеродного налога. И главный мировой производитель - Китай объявил, что готов играть по западным правилам, что к 2060 году будет нейтральным по углероду. Сейчас в мире происходит пересмотр правил экономической деятельности, независимо от того, хотим мы этого или нет. Но для нас тут есть и риски, и очень серьезные возможности. Мы предлагаем думать именно о возможностях. Ситуация с глобальным потеплением показывает, что сегодня каждая страна живет не в отдельной квартире. Изменение климата осознается как общемировая проблема, и именно это представляет огромный шанс для России.

То есть мы все оказались в огромной "углеродной" коммуналке?

Алексей Иванов: Конечно. И если сегодня концентрация парниковых газов в атмосфере такая же, как в самые жаркие периоды истории, то она для всех нас такая. Каждый человек уже испытывает на себе эти изменения климата. А в экспертной среде, на уровне международных организаций сложился консенсус - антропогенные выбросы не компенсируются их поглощением экосистемами. Отсюда вывод: нельзя сидеть, сложа руки, надо срочно действовать. Авторам "зеленой экономики" безразлично, как мы к ним относимся. Мы можем в нее вписаться или игнорировать. Они заявили: мы будем вот так регулировать рынки, вводить углеродный налог. Может, это где-то несправедливо, не учитывает чьих-то интересов, в том числе и наших. Но нас не спрашивают, будут делать так, как считают необходимым. Могут себе позволить, ведь они экономически сильнее, но самое главное - за этим есть широко поддерживаемое в мире мнение, что углеродный баланс планеты надо попытаться восстановить. Это если не научный, то точно политический консенсус в ведущих странах мира. В такой ситуации бесполезно обвинять кого-то в диктате, надо искать выгодные нам сценарии адаптации к новым условиям. И мы видим возможности, которые позволят наши слабости сделать нашей силой.

В чем же наша слабость, которую мы можем превратить в силу?

Алексей Иванов: Это карбоновое земледелие. Суть очень простая. Чтобы остановить глобальное потепление, уже недостаточно сократить выбросы парниковых газов. Их надо поглощать. Предлагаются различные технологии, скажем, закачивать эти газы в подземные хранилища. Но это дорого, сложно и тоже имеет углеродный след. Намного более эффективный способ, который работает в природе, - поглощение углекислого газа растениями. В США и Европе фермерам уже сказано, что они смогут заработать на поглощении. Но для этого им придется подстраиваться под новые требования. Возможно, менять сочетание сельхозкультур, работать над селекцией новых сортов и гибридов, менять технологии выращивания.

А зачем что-то менять? Вы же сказали, что растения поглощают СО2.

Алексей Иванов: Все верно, но в дикой природе. В современном сельском хозяйстве ситуация иная. Оно тоже имеет заметный углеродный след. Причин много, но это тема для длинного разговора. Назову лишь самую очевидную - использование агрохимии, которую применяют для защиты растений, и минеральных удобрений. Так вот предлагается изменить саму идеологию земледелия. Если всегда целью была лишь максимальная урожайность, а климатические издержки не брались в расчет, то теперь появляется еще одна цель - поглощение СО2.

Каждый человек на Земле уже испытывает на себе изменение климата. Фото: Александр Корольков

То есть урожай может даже стать для фермера вторичным. Не исключено, что ставка на климат может оказаться выгодней. Но какой вариант выбрать? Что сажать, чтобы и на урожае заработать, и углерод поглощать? Это серьезная головная боль.

Алексей Иванов: Вы правы. И здесь на помощь должна прийти наука. Селекционерам предстоит вывести целый спектр новых сортов растений. Возможно, они будут иметь не самую высокую урожайность, но зато интенсивно поглощать СО2. Например, могут иметь высокую устойчивость к сорнякам, что позволит предельно сократить использование пестицидов, а также большое время накопления и хранения газа, более глубокую корневую систему, экономить питательные вещества и т.д. Все это работает на поглощение.

Но для такой кардинальной перестройки системы земледелия потребуются десятилетия, а углеродный налог вводится уже через пару лет.

Алексей Иванов: Как конкретно он будет вводиться, как будет работать в разных отраслях экономики, в том числе и в сельском хозяйстве, пока не решено. Все в стадии разработки.

У нас ситуация несколько иная. И здесь мы возвращаемся к нашей слабости, которая может стать силой. В стране около 90 млн га заброшенных земель, которые пассивом висят на экономике, там случаются пожары, за ними надо следить. Так вот этот пассив площадью почти в три Германии можно сделать активом. Как? На этих землях надо создать специализированные карбоновые фермы с максимальным поглощением углекислого газа.

И что это за поглотители с таким неуемным аппетитом?

Алексей Иванов: Например, молодые быстрорастущие леса. Но КПД их поглощения не очень высок. Есть намного более эффективные "едоки", например, топинамбур, кукуруза, люцерна и т.д. А если применить современные технологии обработки этих растений, то поглощение можно увеличить в 2-4 раза, а порой и в 10 раз. Они будут убирать из атмосферы не 7 тонн углекислого газа с гектара, как молодой лес, а намного больше. Оценки показывают, что карбоновые фермы России могли бы принести стране около 50 миллиардов долларов ежегодно.

Цифра впечатляет, и, кажется, что идею не так сложно реализовать. Посади леса, засей заброшенные земли "едоками", и жди, когда начнут капать миллиарды. Почти как Емеля на печи. Думаю, из желающих заиметь такие фермы-кормилицы выстроится длинная очередь.

Алексей Иванов: Про Емелю, конечно, яркий пример. Но если серьезно, то для реализации этой идеи требуется много усилий, прежде всего со стороны государства. Надо разработать систему стимулирования, которая может заинтересовать компании взяться за создание карбоновых ферм.

Более 60 стран уже поддержали введение углеродного налога, а Китай объявил, что к 2060 году будет нейтральным по углеводороду 

Отмечу, что траты на обустройство одного карбонового гектара могут оцениваться примерно в 10 долларов. Нужны станции мониторинга, где будут измерять поглощение углекислого газа, причем стандартизированные на мировом уровне. В целом нам надо в стране создавать углеродный рынок и вписать его в мировой. А уже рыночные механизмы сами вызовут у бизнеса интерес к карбоновым фермам.

Если пойдем по этому пути, то можем сказать нашим партнерам: "Ребята, вы решили, что поглощение углекислого газа очень важно. Мы тоже начали этим заниматься. Так включите нас в ваши рынки. Давайте вместе менять климат к лучшему". Думаю, если мы заявим такую конструктивную позицию, то сможем вписаться в новую "зеленую" экономическую повестку.

Фото: Инфографика "РГ" / Александр Чистов / Юрий Медведев
Общество Экология Общество Наука Климат на Земле Научный подход с Юрием Медведевым