Новости

02.06.2021 12:42
Рубрика: Общество

Вернуть имена и ордена

Воронежский архив открыл данные о бывших советских военнопленных
Документы солдат и офицеров, вернувшихся в Воронеж из плена после Второй мировой, оцифруют и разместят в интернете. Долгие годы эти люди были фигурой умолчания. Теперь информация о них появится на общедоступных сайтах. Это поможет не только гражданам, которые интересуются историей своей семьи, но и ученым. Ведь полной картины - сколько советских пленных и где содержалось в годы войны, как сложилась их судьба - нет до сих пор.
Фотокопии работ бывших военнопленных хранятся в краеведческих музеях и личных архивах. Фото: obuchenie-na-osnove-intervyu.org Фотокопии работ бывших военнопленных хранятся в краеведческих музеях и личных архивах. Фото: obuchenie-na-osnove-intervyu.org
Фотокопии работ бывших военнопленных хранятся в краеведческих музеях и личных архивах. Фото: obuchenie-na-osnove-intervyu.org

Куда они пропали

Проект реализует Минобороны РФ вместе с Народным союзом Германии по уходу за военными могилами и Германским историческим институтом в Москве. Российская сторона занимается советскими военнопленными и интернированными.

Историки много лет работают в государственных и ведомственных архивах России. Документы сканируют и вносят в Государственную информационную систему "Память народа" и объединенную базу данных "Мемориал". Но имена сотен тысяч советских граждан, угодивших в руки врага в период 1941-1945 годов, остаются неизвестными.

В военных сводках они иногда числились пропавшими без вести. Те неполные списки узников, которые имеются в Германии, до недавних пор не были востребованы нашей страной. В Советском Союзе же открытого учета бывших военнопленных не велось. Сведения о них хранились в архиве КГБ, затем ФСБ. Спустя 75 лет гриф секретности снят.

И вот, чтобы восполнить пробелы в информационных базах, Министерство обороны начало проект с участием регионов. Первой подключилась Воронежская область. В ее госархиве общественно-политической истории хранятся трофейные карточки советских военнопленных и интернированных, а также их фильтрационные дела, которые велись органами госбезопасности.

- Речь о фильтрации, которая проводилась по возвращении на родину. Люди давали показания, как они попали в плен, где содержались, к каким работам привлекались. Называли фамилии тех, кто может подтвердить их слова. Если какие-то факты вызывали подозрения, органы ГБ направляли запросы, и мы видим в делах, как находились (или не находились) подтверждения тому, что говорили военнопленные, - рассказала участник проекта, руководитель Воронежского научно-образовательного центра устной истории (действует в структуре ВИВТ) Наталья Тимофеева.

Фамилии сотен тысяч советских граждан, угодивших в руки врага в период 1941-1945 годов, остаются неизвестными

Проект затронет только вернувшихся на родину в 1945-1946 годах. Сам процесс репатриации шел до начала 1950-х, но в массовом порядке это происходило сразу после войны.

- Да, кто-то оставался на Западе: действовала пропаганда, союзники со временем замедлили передачу советских граждан. Кого-то, что скрывать, разыскивали... Но основная часть рвалась домой, - пояснила Наталья Тимофеева.

Новые имена

В воронежском архиве более 60 тысяч дел на бывших советских военнопленных и "восточных рабочих". Уже изучено около трех тысяч. Примерно две трети относится к гражданским работникам нацистского принудительного труда, остальное - к военнопленным. Среди последних были и женщины, и подростки. Например, бывший узник Бухенвальда Иван Гунькин попал на фронт как сын полка.

По документам видно, кто через какой лагерь прошел. В делах красноармейцев часто фигурирует Штукенброк - крупный шталаг для советских военнопленных, где похоронены 65 тысяч узников.

- Трое из тех, чьи дела я просмотрела, освободились из Равенсбрюка, - добавила Тимофеева. - Попадаются заключенные Берген-Бельзена, Зандбостеля, где находился лазарет для военнопленных в Нижней Саксонии, с огромным процентом смертей. И вот мы открываем документы нашего земляка, который там выжил! В базах мемориалов, созданных на месте бывших нацистских трудовых и концентрационных лагерей, этих воронежских имен может не быть. Немцы уничтожали картотеки в 1945 году, и списки жертв часто составлены по рассказам. Так было, например, в Равенсбрюке.

Бытует стереотип, что всех красноармейцев посылали прямиком в концлагеря SS. Но изначально они находились в ведении вермахта. В 1941-м немцы не были готовы к такому наплыву людей. По воспоминаниям выживших солдат, в первые месяцы плена они нередко ночевали прямо на земле, пили из луж, ели траву. "Осень. Дождь. Холод. Мы под пнями по три человека вырыли норы и там прятались. От тифа, болезней, голода умирали сотнями. От голода сходили с ума", - писал в воспоминаниях житель Липецкой области Лазарь Климов.

Когда же в вермахте поняли, что предприятия готовы платить за рабочие руки, советские пленные стали предметом торга.

- А в концлагерь их направляли в наказание - например, за антифашистскую деятельность, - отметила Наталья Тимофеева. - В делах некоторых военнопленных, вернувшихся в Воронеж, есть карточки с пометкой, что человек ознакомлен с запретом на воровство и связи с немецкими женщинами. За нарушение попал бы в лагерь смерти. Крупные немецкие историки Рейнхард Отто и Рольф Келлер, специалисты по теме, считают, что именно в концлагерях погибло около 100 тысяч красноармейцев.

От первого лица

После освобождения, пройдя все проверки, человек мог жить обычной жизнью советского гражданина. Но все-таки он был под наблюдением. Да и общество было настроено не в пользу пленных.

Солдат и офицеров, прошедших лагеря на оккупированных территориях и в Германии, ранили вопросы своих особистов: почему сдался, почему не застрелился, почему выжил там, где другие умерли, почему согласился работать на врага? Такой разговор в райотделе КГБ с горечью вспоминал, к примеру, Евгений Платонов из Владимирской области, после плена отслуживший еще около года в Советской армии. Бывших пленных нередко не награждали по достоинству за подвиги. Кого-то и спустя десятилетия после Победы не признавали настоящим ветераном...

- Огромную роль в реабилитации этой категории жертв войны сыграл указ Бориса Ельцина от 24.01.1995 года N 63 "О восстановлении законных прав российских граждан - бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период". В 1996-м были опубликованы материалы комиссии при президенте по реабилитации жертв политических репрессий. И это тоже был огромный прорыв, - напомнила Тимофеева. - В начале 2000-х бывшие военнопленные часто отказывали нам, историкам, в интервью. Еще боялись, что снова станут "врагами народа". В 2005-м Владимир Путин подтвердил позицию, которую занимал его предшественник. И люди стали говорить о своем прошлом гораздо охотнее.

Одно из интервью дала тогда жительница Эртильского района, родившая ребенка в лагере для военнопленных. В Центре устной истории надеются, что по итогам проекта Минобороны будет создан сайт, где помимо прочего появятся и подобные воспоминания, личные фотографии. Ведь в электронные базы попадут только копии официальных документов.

Сегодня живые рассказы жертв войны собраны на портале "Принудительный труд 1939-1945. Воспоминания и история" - zwangsarbeit-archiv.de и в адаптированном для школьников и других интересующихся виде - на онлайн-платформе "Обучение на основе интервью": obuchenie-na-osnove-intervyu.org. Воронежских героев на этой платформе пока нет, хотя в архиве Центра устной истории подходящие материалы найдутся. Дело за малым - найти средства на создание краткого биографического фильма на основе видеоинтервью.

- В идеале нужна музейная экспозиция, которая бы отразила трагедию оккупации на воронежской земле. Здесь побывали и немцы, и итальянцы, и венгры... Здесь силами советских военнопленных строили железную дорогу - "Берлинку". Эти события, увы, еще не изучены как следует и не включены в нашу коллективную память, - заключила Наталья Тимофеева.

Справка "РГ"

По оценкам российских историков, в 1941-1945 годах в плен к фашистам попали 4,5 миллиона солдат и офицеров Красной армии. Почти две трети погибло. Среди жертв нацизма более высокая смертность была только среди евреев. После освобождения пленные проходили фильтрацию. Массовых репрессий не было. Но с 1944 года многих направляли в спецлагеря. В ссылку или заключение попало до 15 процентов бывших военнопленных ("власовцы", украинские и армянские коллаборационисты - но не только).

При Хрущеве дела бывших военнопленных были пересмотрены. Тем, кто не сотрудничал с фашистами, вернули ордена и воинские звания. Но секретный указ о реабилитации не исполнили до конца. Процесс завершился лишь в 1990-е.

В регионах Общество История Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область Воронеж