1 июня 2021 г. 12:00
Текст: Николай Александров (главный редактор газеты "Брестский курьер")

"Жажда" дяди Саши

Скромный редакционный художник подарил знаменитому скульптору сюжет для Брестского мемориала
В брестской областной газете "Заря" мы его величали по-домашнему дядей Сашей. Он, уже пенсионер, заглядывал к нам по старой памяти, поскольку много лет проработал в редакции художником. Ходил с палочкой, прихрамывая - сказывались последствия фронтовых ранений. Был немногословен. Однажды принес стопку тонких школьных тетрадей, положил мне, заведующему отделом культуры, на стол: "Глянь, Коляша, мои рассказики. Если негожие, ты их - в мусорку..."
А. Кожин. Автопортрет.
А. Кожин. Автопортрет.

Рассказики оказались гожие - короткие, емкие, с живым описанием окопных будней солдата. Один назывался "Сашка" - его мы первым опубликовали. Так, осколками прозы, выходила из дяди Саши война. И для меня была не удивительна скупая графика его фронтовых описаний, ведь Александр Иванович Кожин еще до июня сорок первого окончил художественное училище...

Сожалею, что не расспросил подробнее дядю Сашу о его фронтовой биографии. Знаю только, что девятнадцатилетний паренек с Орловщины попал в первый же военный призыв. Служил в авиационном полку, в аэродромном обслуживании. Но приключилась история: у друга-летчика произошел конфликт с командиром полка - и Александр Иванович, будучи по жизни правдорубом, заступился за несправедливо обиженного. В результате обоих укатали в штрафную роту. Друг вскоре погиб, а рядового Кожина небесные силы уберегли, хоть и повалялся немало по госпиталям.

После войны обосновался в Бресте, семейно обустроился, работу по душе нашел - художником в областной газете "Заря". Ретушировал снимки, придумывал заставки, а его графические рисунки пропечатывались лучше фотографий.

Графиком был отменным!

Основу Брестской организации Союза художников тогда составляли бывшие фронтовики. Одним из первых Александр Иванович стал воссоздавать в красках и графике подвиг защитников Брестской крепости. В 1961 году, к 20-летию рокового июня, на выставке в Музее обороны цитадели внимание многих привлекло его полотно "Ценою жизни", экспрессивное, наполненное тревожной энергетикой.

А. Кожин. Ценою жизни. 1960 год.

Боец с винтовкой зачерпывает воду из ночного Буга в отсветах пожарища. Трагический миг начала Великой Отечественной...

Не знаю, какие чувства испытал Александр Иванович Кожин, когда десятилетие спустя, в 1971-м, увидел свой художественный образ, масштабно воплощенный в бетоне скульптором-монументалистом Александром Кибальниковым. Только у бетонного бойца в центре брестского мемориала не винтовка, а автомат. Но наш дядя Саша никогда не страдал амбициозностью, чтобы качать какие-то права. Большой его друг, фронтовик и журналист Аркадий Моисеевич Бляхер позже рассказал о встрече художника и монументалиста:

"Кожин был человеком решительным, и если что-то задумал, то ничего не могло его остановить. Его не смутило, что Кибальников уже был Народным художником СССР, лауреатом Ленинской премии. Александр пришел в мастерскую титулованного скульптора "на знакомство", даже не договорившись о встрече. Кибальников прямо сказал Кожину, что его картина "Ценою жизни" произвела на него потрясающее впечатление. И она действительно подсказала ему композицию "Жажда". Вскоре за рюмкой они беседовали на разные темы, словно давние знакомые..."

А. Кибальников. Жажда.

И никаких обид или притязаний на славу.

В восьмидесятые Александру Ивановичу наконец-то дали комнатушку под мастерскую - в том же доме, где я только-только получил двушку. Но недолго мы соседствовали - дядя Саша умер в ноябре 1986-го. В августе будущего года Брест отметит столетие художника Кожина. В этот день я, конечно, приду к "Жажде", чтобы положить алые цветы в неподъемную солдатскую каску - в память о дяде Саше, бойце и художнике...