Новости

07.06.2021 14:01
Рубрика: Культура

Фото: В Кургане показали уличный спектакль про инопланетян

Текст, фото: Валентина Пичурина
Курганский театр кукол "Гулливер" представил премьеру Made In Ural в постановке художественного руководителя театра "Странствующие куклы господина Пэжо" Анны Шишкиной, она же Матушка Медоуз (Санкт-Петербург). Впервые артисты играли спектакль не на традиционной сцене в помещении, а под открытом небом на площади.

- Мне кажется, вы похожи на Терешкову, - прищурилась матушка Медоуз.

- Это все ваши инопланетяне виноваты...

Матушка сама была как будто с другой планеты. В городе стояла 30-градусная жара, а она - в плаще, черной кожаной шляпе с конусообразной тульей, как у Гарри Поттера.

- Моей шляпе больше 35 лет, так что она гораздо старше Гарри Поттера, - поправляет Медоуз.

"Странствующие куклы господина Пэжо" появились в Кургане примерно месяц назад и сразу привлекли к себе внимание. Репетиции нового спектакля проходили на территории завода, расположенного в центре города (там много места и есть ангар для объемных декораций). Громкую музыку, рокот и какие-то странные голоса и звуки слышала вся округа.

- Что там происходит? - пытались разглядеть сквозь решетки происходящее за забором прохожие.

Тайна открылась 1 июня. На Троицкой площади возле белоснежной интеллигентной филармонии остановился подозрительный шарабан. Четырехколесную повозку из грубо сколоченных досок тянули трое: старая бабка, беременная девка и бомжеватого вида мужик. И в этом что-то было от Гоголя. Правда, Анна Шишкина призналась, что специально этот прием не планировала и сама она обратила внимание на тройку только на репетиции, когда шарабан выехал на площадь. Тем не менее, сравнения напрашиваются. Только у Гоголя тройка "бойкая необгонимая", а здесь она еле тащилась.

Как оказалось, компания прибыла в Курган рассказать правду про кыштымского инопланетянина. Местная пресса писала, что в 1996 году под Кыштымом пенсионерка нашла в лесу странное существо. Принесла его домой, назвала Алешенькой, кормила ирисками. А через какое-то время в ее доме обнаружили бездыханное тело гуманоида. На самом деле, Алешенька не умер, утверждают герои спектакля. Он вырос и превратился в славного крепкого паренька. Инопланетяне признали в нем брата по разуму и прислали за ним свой корабль прямо на площадь. История фантастическая, но в ней очень много подлинных вещей и метафор. Например, старый рукомойник, ковер, спинка от железной кровати.

- Это знаковые вещи, - говорит Анна Шишкина. - Символы неустроенной, необеспеченной, периферийной России, которая при этом обладает своей эстетикой. Можно сказать, это трущобная эстетика, но иногда это бывает очень красиво. Мои родители, когда ушли на пенсию, поселились в деревне. Я знаю, как в этих местах долго живут вещи. Кровать перестает быть кроватью и становится забором. Детская уточка перестает быть игрушкой и превращается в мыльницу. Мне кажется, это во многом альтернатива нашему времени, где вещи уже перестают иметь какое-то знаковое значение. Мы просто их покупаем, покупаем… Когда их становится много, передаем куда-нибудь или выбрасываем. Потом покупаем новые.

- У вас ностальгия по прошлому?

- Совсем нет. И это не прошлое, а настоящее - постсоветское пространство. Трущобная эстетика никак не оправдывает трущобности самой по себе. Но то, что в этих условиях тоже может развиваться полноценная жизнь, я в это верю. Наверное, не случайно, если вспомнить кыштымскую легенду, инопланетянина усыновила не учительница школы, не бизнесмен, не грибник и не охотник, а сумасшедшая бабка. Вообще, все герои этой истории - сплошь маргинальные существа. Кроме бабки, какая-то мифическая беременная школьница, Сергуня, отсидевший за кражу в пельменной (ужас! Что можно украсть в пельменной?). Ну, и собственно, сам Алешенька. Уродец. Чужой. То есть, это такое днище… И вдруг на этом днище, обломках деградировавшей деревни постсоветского пространства складывается какая-то история любви, милосердия, если хотите… Это очень русская история. Ее мог бы написать Житинский, Стругацкие. А вот Шекли и Брэдбери не могли, хотя у них тоже есть что-то похожее, но совершенно по-другому звучит.

Удивительное дело, но во время спектакля совсем не думаешь о его глубокой социальной подоплеке. Большие яркие маски, декорации, кстати, изготовленные в Петербурге, создают на душе ощущение праздника. Оказывается, так и задумано. По словам Анны Шишкиной, язык площадного театра связан своими корнями с карнавалом. А карнавал - это все-таки некоторая культура праздника. Интересно, что кукольники "Гулливера" - не уличные актеры. У них другая квалификация. Как говорит гостья из Питера, это совершенно отдельная элитная каста. Но в последнее время их все чаще побуждают (или понуждают?) идти в народ, играть на улице. А туда надо выходить подготовленными.

- Если ребят все равно бросают в этот котел, то мне хотелось им показать, насколько там можно и интересно, художественно и невероятно зажигательно существовать не только для удовольствия публики, но и для себя, - поделилась с "РГ" худрук "Странствующих кукол господина Пэжо". - А труппа в "Гулливере" изумительная, с юмором. Мне с ними было очень легко и комфортно. Вообще в театре для меня важен актер, а в актере чувство ансамбля. Особенно это важно на площади. Здесь каждый - индивидуальность, а вместе - слаженный ансамбль.

Оксана Кириевская, сыгравшая ту самую сумасшедшую бабку, по словам Анны, фундаментальный пласт театра. Она легко импровизирует, потому что чувствует фактуру спектакля, его объемы, интонацию. Александр Романюк, он же бомж Сергуня, обладает таким харизматичным обаянием, что режиссеру приходилось его даже останавливать "Саша, если ты будешь так смотреть на публику, она никогда не уйдет". Проворная и смешная Екатерина Блажнова в роли беременной так шустро передвигалась по площади, что зрители даже заволновались, как бы она не родила раньше времени. Молодые актрисы Карина Султанова (Алешенька) и Мария Кузнецова (жабко-собачка) играли в масках. Чувствовали себя в них уверенно и свободно, как будто они их родные. Актеры Татьяна Леняшина и Владимир Лазарев играли несколько персонажей. Когда они вышли на середину в форме милиционеров и начали проверять паспорта у героев, публика затихла: неужели настоящие? В спектакле даже звукооператор Дмитрий Чудов не только обеспечивает фонограмму, но также играет, фактически дышит за героев. Потому что в спектакле почти нет слов, а гуманоиды общаются между собой на каком-то межгалактическом языке, понятном лишь им одним и Чудову.

Успех уличной постановки во многом зависит от публики. Какая публика-такое прочтение, говорят профессионалы. А с ней коллективу несомненно повезло. Особенно интересно было наблюдать на премьере за детворой, которая расселась полукругом в первом ряду прямо на земле возле импровизированной сцены. Дети может не все поняли про кыштымского найденыша, но, когда на площадь выкатилась гравицапа, чтобы забрать Алешеньку с собой, актерам пришлось сдерживать пацанов, чтобы они не побежали отбивать его от пришельцев. Эмоции здесь тоже были неподдельные.

Кстати

В Екатеринбурге ежегодно проходит фестиваль, посвященный кыштымскому карлику. На бал-конференцию собираются почитатели Алешеньки со всего УрФО: обмениваются гипотезами о появлении и дальнейшей судьбе пришельца, слушают рассказы тех, кому довелось увидеть его, поют песни, читают стихи, посвященные странному существу, взбудоражившему пытливые умы. По словам автора и организатора "Алешенька фест" Марата Гиндуллина, человечество оказалось не готово к пришествию гуманоида и погубило его. Но инопланетянин вернется, когда люди создадут благоприятную для внеземного разума среду.

В регионах Культура Театр Драматический театр Культура Театр Музыкальный театр Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Курганская область Курган РГ-Фото