Новости

10.06.2021 17:40
Рубрика: В мире

Вершины и пропасти

Отчего в Кыргызстане регулярно случаются государственные перевороты
Мой спутник показывает на металлические прутья ограды, опоясывающей парламент, - следы революции 2010 года: "Вот, смотрите".
Что впереди? "Мерседесы" и новые технологии или юрты и лошади? Фото: Владимир Снегирев/РГ Что впереди? "Мерседесы" и новые технологии или юрты и лошади? Фото: Владимир Снегирев/РГ
Что впереди? "Мерседесы" и новые технологии или юрты и лошади? Фото: Владимир Снегирев/РГ

В металле характерные вмятины, которые могли появиться от стрельбы из автоматичес­кого оружия калибра 7,62 мм.

На входе в само здание парламента нас подвергают тщательному досмотру, а затем в сопровождении пресс-секретаря мы поднимаемся на тот этаж, где находится офис спикера. Здесь новый досмотр, теперь еще более строгий: мой рюкзачок с фотокамерой просят оставить у охранников, диктофон и телефон изымают, наручные часы только что не обнюхивают, авторучку тоже просят временно передать на хранение службе безопасности, а вместо нее вручают свою, "проверенную".

- Вы извините, - видя мое недовольство, объясняет старший наряда. - У нас ситуация непростая. Исключений ни для кого не делаем.

Затем происходит чисто протокольная встреча со спикером продолжительностью ровно 15 минут. Глава парламента Талант Мамытов вначале сам извиняется за ретивость охраны: "И мне от них достается". Обмен ничего не значащими фразами, экскурсия по зданию, которое осенью прошлого года в очередной раз подверглось тотальному разграблению.

Зато на обратном пути к оте­лю уже ничто не напоминает о бурных событиях местных революций. Утопающий в зелени центр Бишкека. Мамаши с колясками. Дети с мороженым. Влюбленные парочки на скамейках. Фонтаны и аттракционы. Обычная картина для любого современного города.

Центр Бишкека. Все, как везде. В парке, где находится памятник героям и жертвам революции, тишь и благодать. Фото: Владимир Снегирев/РГ

Однако в том-то и дело, что столица Кыргызстана, как и само это государство, совсем необычна - во всяком случае на фоне других стран Центральной Азии. Благодать и спокойствие здесь обманчивы. Три государственных переворота за 15 лет - со стрельбой, жертвами, погромами. Один из свергнутых президентов за решеткой, другой в бегах, третий в изгнании. И бывшие премьеры - кто в тюрьме, кто на чужбине. И спикеры, министры, мэры - многих постигла та же участь.

Понятно, отчего высшие представители сегодняшней власти дуют на воду, видя в каждом из гостей потенциального террориста. Они много раз обжигались на молоке.

Без царя в голове

Любого мало-мальски любознательного человека, приехавшего в Бишкек, первым делом станет волновать вопрос: почему столь нестабильны главные государственные институты Кыргызстана? И что это означает для страны и ее жителей - такая частая сменяемость власти?

Отвечая на первый вопрос, все мои собеседники практически в один голос говорили следующее. Исторически киргизы никогда не жили в условиях пирамидальной властной структуры, у них не было ни хана, ни другого правителя, которому бы подчинялись все рода.

- Наше общество основано не на господстве большинства и не на диктате одного, а на договоренностях, добровольных соглашениях между субъектами, - пояснил политический аналитик Валентин Богатырев, работавший советником двух президентов. - Сетевое управление - это базовая вещь для понимания здешней ситуации. Между родами всегда было соперничество, но никогда никакого главу государства, а в советские времена - первого секретаря ЦК, они не считали за бога, за царя, за верховную власть.

Четвертая часть населения на "шабашке" вдали от родины - где еще такое возможно?

Другой авторитетный эксперт Аскар Бешимов, работавший заместителем министра иностранных дел и послом в ряде азиатских стран, добавляет:

- Еще одна наша особенность заключается в том, что издревле соблюдался баланс Север - Юг. Иначе говоря, если первым секретарем ЦК выбирался (а правильнее сказать - назначался) северянин, то следующим высший пост обязательно занимал выходец с юга. До сих пор такая строгая ротация соблюдается. И если президент северянин, то премьер при нем - обязательно южанин. Чужаку сложно во всем этом разобраться, но за "балансом Север-Юг" у нас следят зорко и ревниво.

Фото: Владимир Снегирев/РГ

Мои собеседники также вспомнили в этой связи правление первого президента независимого Кыргызстана. Если у соседей сразу после распада Союза во главе новых государств встали бывшие коммунистические лидеры, то есть представители высшей советской номенклатуры, то в Бишкеке президентское кресло досталось ученому человеку Аскару Акаеву, академику, специалисту по оптической физике. Интеллигентный Акаев, особенно на первых порах, вел себя как истинный демократ, государство строил по западным лекалам, а все главные вопросы позволял коллективно решать парламенту.

Правда, к концу второго срока он начал постепенно закручивать гайки, болезненно относиться к критическим замечаниям СМИ в свой адрес, но джинн уже был выпущен из бутылки. Что бы там ни говорили, а именно в этой горной стране гражданское общество состоялось со всеми его признаками - свободой слова, собраний, митингов, сменяемостью власти, независимыми СМИ.

Акаева свергли в 2005 году в ходе "тюльпановой революции", причем недавний кумир и демократ получил от своего народа по полной: его обвинили в коррупции, узурпации властных полномочий, попытках пристроить к депутатской кормушке родственников и многих других явных и мнимых грехах. С тех пор он на родине не появлялся. Сам Аскар Акаевич не раз говорил о том, что "кукловодами" стали тогда американцы, которым, якобы, не понравился его пророссийский курс.

Фото: Владимир Снегирев/РГ

Сменивший его в президентской резиденции Курманбек Бакиев спустя пять лет почти один в один повторил судьбу своего предшественника и после бурных событий в Бишкеке - со стрельбой, жертвами, погромами - укрылся от правосудия в Белоруссии. Сам Курманбек Салиевич тоже считал, что в деле были замешаны некие внешние силы, только теперь он намекал на Москву.

Следующий законно избранный президент Алмазбек Атамбаев, как ни странно, продержался весь срок на своем посту и спокойно передал бразды правления Сооронбаю Жээнбекову, однако спустя несколько лет Атамбаеву таки припомнили целый ряд прегрешений перед законом и надолго отправили за решетку. Что же касается законно избранного Жээнбекова, то в октябре прошлого года он досрочно сложил свои полномочия, и опять это случилось под давлением улицы, после массовых беспорядков, штурма правительственных зданий и новых жертв.

Сейчас главный человек в Киргизии Садыр Жапаров, которого как раз в октябре прошлого года революционеры извлекли из тюремных застенков, а избиратели дружно отдали за него свои голоса. Первым делом новый руководитель государства инициировал изменения в конституции, значительно урезав полномочия парламента, правительства и, напротив, укрепив позиции президента. Таким образом, он, судя по всему, намерен покончить с чехардой, добиться стабильности.

Фото: Владимир Снегирев/РГ

Не все золото, что блестит

Конечно, при всех своих национально-исторических особенностях Кыргызстан - не исключение из общего правила, согласно которому революции совершаются, когда терпению народа приходит конец.

Здесь нет тех стратегически выгодных для экспорта сырьевых ресурсов, которыми владеют соседние государства, а значит и нефтедоллары отсутствуют и потому жизнь беднее. Это заметно даже по столице: Бишкек сильно уступает Ташкенту, Нур-Султану или Душанбе, он словно застыл в советском прошлом.

Сюда не спешат богатые зарубежные инвесторы с деньгами - хотя бы потому, что политическая ситуация всегда нестабильна, непонятно, с кем договариваться, никаких гарантий сохранить и приумножить капиталы никто не даст.

Отсутствие работы и заработка побуждает сотни тысяч людей на трудовую миграцию в Россию, Казахстан, Турцию, страны ЕС. Киргизов, особенно из южных областей, сегодня можно встретить в самых отдаленных регионах РФ, а в Москве едва ли не каждый таксист - выходец из Ферганской долины. Четвертая часть населения на "шабашке" вдали от родины - где еще такое возможно?

Нельзя сказать, что Всевышний уж совсем обделил своими милостями эти горы. Есть, к примеру, всем известная жемчужина - изумительное по красоте озеро Иссык-Куль, которое можно было бы сделать туристическим кластером мирового уровня, но для этого требуются "длинные деньги", квалифицированные специалисты и политическая воля. Сейчас соотношение цена - качество на отдых у озера явно не в пользу качества. В ходу такая шутка. Встречаются в Турции два киргиза-отпускника, один другого спрашивает: "Ты почему здесь"? - "А мне на Иссык-Куль денег не хватило".

Фото: Владимир Снегирев/РГ

Есть три десятка золоторудных месторождений, но все они принадлежат иностранным компаниям, а вокруг самого мощного под названием Кумтор (оно под канадцами) вот уже четверть века происходят нескончаемые скандалы. Этот Кумтор смело можно считать символом местной коррупции, борьбу с которой президент Жапаров обозначил в числе своих приоритетов. Правда, и она ведется с местной спецификой, напоминая пока преследование властями своих политических оппонентов.

С недавних пор в этом деле стали также применять и грузинский опыт: замешанного во взятках человека берут под арест, затем, получив от него признание, просят коррупционера возместить ущерб и отпускают на волю. Например, бывший зам главы республиканской таможни Раимбек Матраимов выложил государству двадцать четыре миллиона долларов, после чего был переведен под домашний арест. Почему именно двадцать четыре миллиона, а не десять или тридцать? А потому! Так решил кто-то "наверху", что, понятное дело, вызвало у людей множество вопросов. Какие деньги на самом деле украл мздоимец? Какие поступили в казну? Что ушло в откат? Почему явный преступник, откупившись, освобождается от наказания?

Кроме обещания победить коррупцию новый президент заверил избирателей в том, что погасит внешний долг, который сегодня "весит" около пяти миллиардов долларов, решит пограничные споры с таджиками, наполовину сократит армию чиновников, в два раза поднимет зарплаты бюджетникам, вернет народу все золоторудные месторождения и кардинально улучшит систему образования.

Надо ли говорить, что ничего из обещанного пока не произошло. А ответ придется держать уже совсем скоро.

Фото: Владимир Снегирев/РГ

"Свои" и "чужие"

В отеле, где я жил, каждое утро у стойки ресепшен появлялось новое табло с указанием зала, где проходил очередной тренинг. Эти тренинги здесь - монополия западных благодетелей. Германия учит порядку судопроизводства по административным и гражданским делам. Финляндия продвигает профилактику табакокурения. Швейцария обещает помочь обрести достойные права женщине Востока. Дания расскажет, как обеспечить поддержку гражданского общества. Турция даст знания по выращиванию и обработке абрикосов.

Кыргызстан сейчас явный чемпион по числу зарегистрированных НПО, существующих на зарубежные гранты. Этих неправительственных организаций здесь, как говорят, чуть ли не 20 тысяч. Скорее всего, реально работают из них сотни три, но и это вполне заметный показатель для страны с населением в шесть миллионов.

Кого-то активность иностранцев пугает, но в целом отношение ко всем этим фондам Сороса, корпусам мира, коалициям за демократию и иным гуманитарным организациям вполне благожелательное. Во-первых, благодаря им концы с концами сводит множество людей. Во-вторых, они заполняют те ниши, которые обязаны, но не в силах заполнить местные государственные и общественные структуры.

- Возьмем Центр поддержки гражданского общества с бюджетом в 19 миллионов долларов, - говорит Аскар Бешимов. - Туда деньги текут из Дании. Он помогает инвалидам, многодетным матерям, следит за соблюдением прав человека, в отдаленных районах открывает малые производства, дает гранты малоимущим. Работа устроена по сетевому принципу. Конечно, эти датчане не только платят, но и внимательно следят за правильным освоением средств. Вроде бы, никакой пропаганды. Но кому будет лоялен фермер или малоимущий? Разумеется, этим западным благодетелям и их странам.

Это государство, расположенное на стыке четырех границ, обречено быть в фокусе внимания крупных держав

Тревогу вызывают другие импортные "благодетели", которые усиленно насаждают здесь ислам, причем радикального толка. Об этом говорили все мои собеседники. Две тысячи семьсот мечетей против двух тысяч трехсот школ. Свобода действий для религиозных организаций, запрещенных почти повсеместно. Например, "Джамаат Таблиг" (запрещено в России и ряде других стран. - "РГ") имеет здесь, как утверждают, почти двести тысяч сторонников, а ее лоббисты заседают в парламенте и правительстве.

Фото: Владимир Снегирев/РГ

- Уже налицо раскол в обществе по линии "свой-чужой" - так прокомментировала мне эту ситуацию политолог Н., попросившая не называть ее фамилию. - Свой - это тот, у кого длинная борода, кто носит хиджаб, кто регулярно посещает мечеть. Даже те люди из старшего поколения, которые были примерными пионерами и комсомольцами, поголовно становятся ревностными мусульманами. Работает принцип сегрегации: если я не буду, как все, то неминуемо стану изгоем.

Политолог считает, что религиозные экстремисты в ходе очередной революции уже вполне способны попытаться захватить власть, диктовать обществу свои условия.

- И западные страны активно этому способствуют, - подтвердил Аскар Бешимов. А на мой резонный вопрос о том, какая им от этого выгода, добавил: - Их основная цель - подвинуть здесь Россию и Китай. А для этого все способы хороши. Все американские проекты - логистические, образовательные, культурные - не предусматривают сотрудничества с Российской Федерацией. У Вашингтона четкая позиция: Россия - враг, Китай - конкурент.

Исламский фактор становится актуальным в регионе и в связи с запланированным выводом из Афганистана американских войск. Эмиссары запрещенных в России радикальных группировок, которые могут захватить власть в Кабуле, почти наверняка захотят распространить влияние своей идеологии на север, где расположены государства Центральной Азии, иначе говоря, бывшие советские республики. Кыргызстан уже является для этого благодатной почвой.

Фото: Владимир Снегирев/РГ

Другой вопрос, который оживленно обсуждают СМИ - удастся ли Штатам после ухода из Афганистана зацепиться за регион своей новой военной базой? Напомню, именно киргизы держали у себя центр транзитных перевозок ВВС США, который официально именовался авиабазой "Манас".

По мнению бывшего министра иностранных дел Кыргызстана Муратбека Иманалиева, вариант с военным присутствием Штатов здесь абсолютно исключен. Другие авторитетные эксперты не столь категоричны. Они считают, что Садыр Жапаров в надежде заполучить финансовую поддержку станет лавировать между Россией, Турцией и Китаем, не забывая при этом делать реверансы в сторону ЕС и США.

Что бы ни случилось, а это государство, расположенное на стыке четырех границ, обречено быть в фокусе внимания крупных держав. И не случайно те же Штаты и Великобритания назначают сюда послами энергичных и амбициозных дипломатов.

Увы, по поводу России и ее заинтересованного участия в делах этого региона мне пришлось выслушать немало критических слов. Да, здесь находится наша военная база в виде нескольких эскадрилий штурмовой авиации. Да, разработку второго по значимости золотого месторождения недавно начала крупная российская компания. Да, есть Кыргызско-Славянский университет, финансируемый Москвой. Но, повторяю, активность и креативность других партнеров в разы перекрывает наше присутствие.

Опять сошлюсь на оценку профессора Бешимова:

- Из тех многих тысяч зарегистрированных НПО пророссийских только пятьдесят два. Или сравните оснащенности трех университетов - американского, турецкого и российского. Или возьмите поддержку русского языка. Корейцы и китайцы открыли у нас кучу языковых центров, а ваш только один, да и тот хилый. Везде вы проигрываете. Послы западных стран активно выходят в народ, общаются с политиками, а ваши дипломаты предпочитают наблюдать за ситуацией, не покидая своего представительства. Может быть, за этим скрывается какой-то тайный умысел?

С ним согласен Валентин Богатырев:

- Ничего нет - ни российского бизнеса, ни вашей благотворительности, ни пророссийской партии. Недавно договорились о том, что вы построите здесь сорок пять школ с преподаванием на русском языке и пришлете своих учителей, но посмотрим, как это воплотится в жизнь.

Правды ради надо сказать, что Россия списала большие долги Кыргызстана, что мы даем Бишкеку по льготным ценам энергоносители, что существует Кыргызско-Российский фонд развития, который призван поддерживать крупные проекты. Это так. Но обыватель обо всем этом не имеет ни малейшего представления. Зато ему каждый день и из разных источников сообщают о том, что саудиты построили новую мечеть, что турки бесплатно поставили оборудование для фермеров, а корейцы тоже бесплатно обучат своему языку.

Пора бы и нашим освоить приемы той самой "мягкой силы", без которых сегодня внешняя политика обречена на неминуемые отступления перед лицом тех, кто этими приемами и ресурсами овладел виртуозно.

***

С того дня, когда в Бишкеке произошла очередная революция и местный Белый дом покинули прежние руководители, прошло восемь месяцев. Но ушли ли вместе со старыми начальниками те глубинные причины, которые порождали стихийные бунты в Кыргызстане? Удастся ли новым начальникам сохранять хрупкий баланс север - юг, удовлетворять амбиции влиятельных региональных группировок и самое главное - смогут ли они выполнить хоть часть из тех обещаний, которые щедро раздавали недавно? Этими вопросами сейчас задаются многие жители страны, с тревогой ожидая осени, когда назначены парламентские выборы, а значит - уже по сложившейся традиции - возможны очередные турбулент­ности.

В мире экс-СССР Киргизия