Новости

11.06.2021 16:06
Рубрика: Культура

Вольный геймер

Александр Титель поставил самую знаменитую оперу Вебера
В афише Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко появилась раритетное для российской сцены название - "Вольный стрелок" Карла Марии фон Вебера. Культовый для немецкоязычной культуры "Freischütz" к 200-летию его премьеры (в июне 1821 года в Берлине) поставил Александр Титель. Музыкальный руководитель спектакля и дирижер Фабрис Боллон, музрук Фрайбургской оперы, художники Юрий Устинов и Ирина Акимова.
Старый романтический сюжет - как азартная компьютерная игра с андроидами и VR-иллюзиями. Фото: Предоставлено пресс-службой МАМТ имени Станиславского и Немировича-Данченко Старый романтический сюжет - как азартная компьютерная игра с андроидами и VR-иллюзиями. Фото: Предоставлено пресс-службой МАМТ имени Станиславского и Немировича-Данченко
Старый романтический сюжет - как азартная компьютерная игра с андроидами и VR-иллюзиями. Фото: Предоставлено пресс-службой МАМТ имени Станиславского и Немировича-Данченко

Несмотря на особый статус "национальной оперы" и популярность веберовского "Вольного стрелка" в Германии и на европейской сцене, в России ее постановки можно по пальцам пересчитать. Между тем два века назад эта романтическая опера шла в Петербурге с таким успехом, что, к примеру, граф Михаил Воронцов под ее впечатлением устроил в своем знаменитом парке в Алупке целый каскад водопадов, названный "Freischütz", на фоне которого разыгрывали оперу Вебера. Камни, деревья, водопады - натуральная "романтическая" декорация истории, в которой молодой человек Макс заключает договор с дьяволом Cамиелем, отдавая свою душу в обмен на волшебные пули, способные поражать цель без промаха. Он идет на это, чтобы победить в соревновании стрелков и получить разрешение лесничего Куно жениться на его дочери Агате. Мистика, темные духи, страшные сновидения невесты, ночной лес, адская долина - все сплелось в этом сюжете, завершающемся страшным эксцессом: Макс случайно убивает волшебной пулей свою невесту. Но оперный финал оказывается счастливым: подобно Одетте в одном из вариантов "Лебединого озера", Агата осталась живой, а пуля поражает злодея Каспара, отдавшего Макса во власть Самиеля.

И романтический сюжет, и готическая мистика с духами и демонами, и этнографические детали народных сцен, и формат оперы - зингшпиль, подразумевающий актуальные разговорные диалоги, представляют богатый ресурс для любой сценической драматургии, и, разумеется, режиссер Александр Титель воспользовался возможностью "переиграть" старый романтический сюжет на новый лад, поставив спектакль, как он определил, в жанре digital opera и с новым либретто. Немецкий текст либретто, написанный приятелем Вебера Киндом по новелле из "Книги призраков" Апеля, остался неизменным, но был сделан лексически более современный перевод и придуман новый сюжет (драматург Дмитрий Абаулин), изложенный в программке и объясняющий публике, что происходит в спектакле.

Парадоксально, но этому digital-спектаклю не хватает как раз digital-драйва - игры, к которой публика приобщилась бы в качестве оперного геймера

В ирреальном пространстве, заполненном абстрактными серыми тумбами и подставками геометрических форм (параллелепипеды, кубы и т.п.), с гигантским экраном-задником - основным проводником digital-эстетики, развернулась история из жизни современной компании, занимающейся разработкой компьютерных игр. Сотрудники этой компании Макс, Агата, Каспар, руководитель отдела Куно, глава фирмы Оттокар, Энхен и другие - становятся участниками и наблюдателями виртуальной игры "Вольный стрелок". Сама игра возникает как продолжение офисной вечеринки, открывающей спектакль - массовой сцены, где сотрудники фирмы, перебравшие алкоголя, отрываются в бурных танцах, сбрасывая на ходу рубашки и заваливая своих партнерш. Максу (Нажмиддин Мавлянов) - рефлексирующему "лузеру", только что потерпевшему неудачу во время теста новой игры, Куно предлагает сыграть другой гейм - "в старинном антураже": выбить все мишени и в награду получить в жены красавицу. На роль красавицы назначена Агата (Мария Макеева), у которой в реальности флирт с главой фирмы. Игра начинается. Макс получает контроллер-ружье, а его коллеги - VR-очки.

Фото: Предоставлено пресс-службой МАМТ имени Станиславского и Немировича-Данченко

Разумеется, публика замирает в ожидании какого-то невероятного виртуального фэнтези, эффектного синтеза сценического действия с цифровым форматом, открытия новой реальности в романтическом сюжете или его новых смыслов, или проникновения во внутренний мир. Но по факту, в спектакле разворачивается привычное "трехмерное"действие с переодетыми в андроидов или в стилизованные немецкие национальные костюмы артистами, с аккуратно встроенными в геометрический антураж сценографии мизансценами и цифровым видеорядом с монотонным потоком визуальных композиций. Несмотря на прописанное новое либретто, в котором на две колонки разделены описания того, что происходит с персонажами в жизни и в виртуале, на сцене игровые переходы из одного пространства в другое не слишком читаются. Вероятно, потому что антураж "виртуальной реальности" оказывается не действенным, а чисто декоративным. Даже в сцене с демонической мистикой Волчьего ущелья, где ожидаешь фейерверка диджитал-арта, на экране все так же монотонно мелькают цветовые композиции, а сценический антураж и андроидные персонажи напоминает старый добрый театральный карнавал с бутафорией. В фойе театра даже развернута выставка "оригиналов" этой бутафории - слепки, имитирующие фрагменты античных барельефов и скульптурных композиций, голов. Это образы духов мистического ущелья - эффектные, но в заявленном диджитал-формате выглядят олд фэшн.

Между тем

Александр Титель тщательно строит в спектакле коммуникацию персонажей, выступающих здесь в новых взаимоотношениях. Куно (Роман Улыбин) - не отец Агаты, Оттокар (Станислав Ли) - ее поклонник, Агата только в финальной сцене проявляет интерес к реальному Максу, Каспар (Игорь Коростылев) - интриган, Энхен (Евгения Афанасьева) - коллега Веберовской. Партитуре эти "обновления" не мешают звучать точно, упруго, тщательно в деталях - даже в таких летучих и энергичных темпах, которые задает в спектакле Фабрис Боллон. Ему удается виртуозно координировать оркестр с артистически сложнопоставленными хоровыми сценами, передавать нюансы ужасов Волчьего ущелья через глухие рокоты литавр и зловещие "растяжки" струнных, артикулировать разнообразные танцевальные ритмы и тонко поддерживать солистов в их непростых, несмотря на мелодизм, партиях, с которыми артисты справляются отлично. Парадоксально, но этому "Вольному стрелку" не хватает именно digital-драйва, мира самой игры, к которой публика приобщилась бы в соответсвующем качестве оперного геймера.

Фото: Предоставлено пресс-службой МАМТ имени Станиславского и Немировича-Данченко
В регионах Культура Театр Музыкальный театр Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Классика с Ириной Муравьевой Гид-парк