Новости

16.06.2021 08:45
Рубрика: Общество

Тайны рублевской "Троицы"

Какое послание всем нам зашифровано в древнем шедевре
Неразгаданная тайна: как мастер, родившийся в кровавом и безжалостном мире, где царили смерть, страх и боль, сумел создать одно из самых умиротворяющих и гармоничных творений рук человеческих?
"Троица" Рублева как окно в иной мир, в котором что-то сверкнуло, но не исчезло, а рукой святого было запечатлено и теперь доступно всем нам. Фото: Андрей Рублев / wikipedia.org "Троица" Рублева как окно в иной мир, в котором что-то сверкнуло, но не исчезло, а рукой святого было запечатлено и теперь доступно всем нам. Фото: Андрей Рублев / wikipedia.org
"Троица" Рублева как окно в иной мир, в котором что-то сверкнуло, но не исчезло, а рукой святого было запечатлено и теперь доступно всем нам. Фото: Андрей Рублев / wikipedia.org

Речь об Андрее Рублеве и его "Ветхозаветной Троице" - главной иконе праздника Троицы (20 июня). Не меньшая загадка, кем был гений, подаривший людям, по слову Д.С. Лихачева, "возрождение веры в человека и в его нравственные силы"?

Увы, о Рублеве известно мало. Ясно, что имя, данное ему при крещении, начиналось на А (в те времена монашеские имена давали на первую букву имени мирского). Фамилия проясняет происхождение: рубель - инструмент для накатки кож, значит, родился святой в семье ремесленников. Дата и место рождения предположительные: 1360 год, где-то в Подмосковье. Иконописец был монахом и, вероятно, сторонником мистической традиции исихазма: духовного подвига непрестанной молитвы в молчании и постоянном очищении сердца. Вот и все, негусто.

Правда, летописи проливают свет на всю вполне себе темную эпоху. Русь неспокойна: в Орде "замятие" - ордынские ханы воюют за первенство, у нас это отзывается смутой и междоусобицей. Что ни год, то напасть: чума с таким множеством мертвых, что некому хоронить, потом засуха, да такая, что Москва сгорает за два часа, голод, снова чума... В перерывах кровопролитные войны с иноземцами и между князьями - с остервенелой жестокостью, разорением и сжиганием городов, сел, угоном в плен мирных жителей. Как, скажите, в этой адской мясорубке просто уцелеть? А создать шедевр, в котором "велик не только Бог, но велик и духовен сам человек"?

Начнем с сюжета иконы. Впервые то, что Бог существует в трех Лицах, людям было открыто еще в ветхозаветные времена, когда Аврааму и его жене Сарре явился Господь у дубравы Мамре (местечка близ Хеврона). "Авраам и Сарра были в летах преклонных", - читаем в Книге Бытия. Дальше Библия рассказывает про само явление: Авраам "возвел очи свои, и взглянул, и вот три мужа стоят против него". Так, "тремя мужами", явился Аврааму Господь. Авраам встретил "трех мужей", приготовил им обед, и когда Они спросили Авраама: "Где Сарра, жена твоя?", он ответил: "Здесь, в шатре". "И сказал один из них (фраза "один из них" в тексте Библии выделена, подчеркивая то, что Господь явился в трех лицах): "Я опять буду у тебя в это же время, в следующем году, и будет сын у Сарры, жены твоей". Сарра, услышав слова Господа, "внутренне рассмеялась, сказав: "Мне ли, когда я состарилась, иметь сие утешение?"... И сказал Господь Аврааму: отчего рассмеялась Сарра?.. Есть ли что трудное для Господа?" И действительно, у Авраама и Сарры в назначенный срок родился сын Исаак, от которого, как и обещал Бог, произошел великий народ и потом именно в потомстве Исаака рождается Иисус Христос.

"Троица" Рублева - не результат постепенного развития иконописи, а взрыв, появление принципиально нового

"Ветхозаветная Троица" как раз и изображает явление Святой Троицы Аврааму и Сарре у Мамрийского дуба. И сам дуб мы видим за спиной центрального Ангела. Рублевскую "Троицу" называют богословием в красках, потому что она на языке художественного образа доносит до нас христианский догмат о неслиянности и нераздельности Трех Ипостасей Святой Троицы - Бога Отца, Бога Сына и Бога Святого Духа - об их единосущности.

Но как это удалось Рублеву? Вот что пишет об этом академик Б.В. Раушенбах, создатель систем ориентации космических спутников и исследователь древнерусской иконы. "Появление в XV веке "Троицы" Рублева не было следствием постепенного развития иконописи, это был скачок, нечто взрывоподобное. С поразительной смелостью Рублев совершенно исключает сцены гостеприимства, убирает все земное. Стол, в отличие от прежних икон, более не уставлен "столовыми приборами" по числу вкушающих - это уже не совместная трапеза, а Евхаристия. Таинство, объединяющее не в товарищество, а в Церковь".

Вглядимся в икону. Начнем с очевидного: лики трех ангелов похожи, будто изображен один и тот же лик в трех вариантах - так у нас возникает ощущение того, что богословы сформулировали как "единосущность трех Ипостасей, трех Лиц Бога", их неслиянность и нераздельность.

Теперь обратимся к композиции. Она строится по принципу круга, и мысль всматривающегося в Троицу тоже движется по кругу, точнее, мы будто не в силах выйти за его пределы. Этот круг объединяет трех Ангелов в неразделимое, в Троицу. Но это не все. Присмотревшись внимательней, мы поймем, что здесь система концентрических окружностей, которые можно провести по нимбам, по абрисам крыльев, по движению ангельских рук. И их центр - чаша, стоящая на белом столе, как на престоле, чаша с головой тельца, жертвенного животного. Но если наклон голов и фигур двух Ангелов, направленных в сторону третьего, объединяет их между собой, Ангелы будто ведут молчаливую беседу, то жесты их рук направлены к этой жертвенной чаше. Жертвенная чаша стягивает движения рук, становясь смысловым и композиционным центром иконы. Почему?

И тут, внимание! Обычно одна из фигур иконы обязательно смотрит на молящегося: например, если Богомладенец смотрит на Богородицу, то Сама Мария будет смотреть не на Своего Сына, а на нас, верующих, отвечая нашему устремленному на Нее молитвенному взгляду. Таков принцип иконописи: икона вовлекает молящегося в свое пространство. У Рублева в "Троице" этот закон нарушается. Отчего? Зачем?

Все Ангелы Троицы обращены друг к другу не случайно. Замкнутость круга общения, когда Ангелы склоняются друг к другу и к чаше, и даже их взгляды образуют круг... Так стоящий перед иконой человек втягивается внутрь иконы, и взгляд его невольно фокусируется на чаше жертвы. Она главное. И нам, смотрящим на икону, открывается еще одна тайна Бога - тайна бесконечной Божественной Любви к нам, людям. Ведь это из любви к людям Бог посылает Своего Единородного Сына в наш мир - жертва, искупляющая человечество, жертва, выкупающая человечество из плена греха. Эта жертвенная Любовь Бога к нам и есть центр, точка фокуса в образе рублевской "Троицы". А чаша здесь - Чаша Евхаристии, Причащения, Таинства соединения христианина со Христом.

Шедевр таит в себе еще много откровений. Но вот ответ на загадку, с которой начиналась наша статья, предлагаю каждому искать самостоятельно. Ведь икону недостаточно просто рассматривать - взглядом праздного любителя живописи. Только молитвенное предстояние может приблизить нас к великой тайне Божьей любви к человеку, которая некогда была открыта иконописцу и молитвеннику Андрею Рублеву.

Общество Религия Беседы с Марией Городовой