Новости

20.06.2021 00:01
Рубрика: Общество

Склифосовский. И это - не фильм

Сергей Петриков: Чем Склиф отличается от обычной больницы?
Склиф. Так по-свойски, как близкого человека, москвичи чаще всего называют НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского. Репутация, сложившаяся у этого медицинского центра с более чем двухвековой историей, такая, что, попав сюда даже в самой сложной ситуации, человек верит: все будет хорошо. Не остался Склиф в стороне и от борьбы с COVID-19 - всех пострадавших в тяжелых дорожных авариях, от падения с высоты, больных с инсультами и инфарктами, да еще и зараженных опасным вирусом по-прежнему везут сюда. О том, как удается коллективу института изо дня в день выдерживать такой ритм и продолжать спасать тысячи жизней, корреспонденту "Российской газеты" рассказал директор НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского Сергей Петриков.
Сергей Петриков: Самый эффективный способ уберечься самим и защитить своих близких - сделать прививку. Фото: Сергей Михеев/РГ Сергей Петриков: Самый эффективный способ уберечься самим и защитить своих близких - сделать прививку. Фото: Сергей Михеев/РГ
Сергей Петриков: Самый эффективный способ уберечься самим и защитить своих близких - сделать прививку. Фото: Сергей Михеев/РГ

Выход один - прививка

Сергей Сергеевич! Столичные врачи с начала пандемии вылечили более миллиона москвичей. 1,8 миллиона горожан сделали прививку от коронавируса. Но заболеваемость в городе снова резко растет, поднялась уже до уровня конца прошлого года. Вы чем это объясняете?

Сергей Петриков: Я считаю, что это эпидемиологический процесс. У нас-то в Москве вирус никуда не уходил. Становилось лишь меньше случаев выявления, меньше госпитализаций. Вот люди и расслабились. Это видно невооруженным глазом, как много появилось на улицах, в транспорте москвичей без масок, без перчаток, не соблюдающих социальную дистанцию. В результате, по мнению эпидемиологов, это и привело к той напряженной ситуации, которую сейчас переживает город.

В Склифе тоже увеличилось количество коронавирусных пациентов?

Сергей Петриков: Да, реанимационный корпус почти полностью заполнен, притом что к прежним 92 койкам для тяжелых больных мы недавно добавили еще одну шестикоечную реанимацию. Большей частью заняты и 43 госпитальные койки.

Кто в основном болеет - пожилые или молодые?

Сергей Петриков: Все болеют. Причем течение заболевания коронавирусом стало более тяжелым, чем в начале пандемии, в том числе и у молодых. К тому же многие пациенты не сразу реагируют на первичное лечение. Случается, что на фоне COVID-19 нередко возникают другие заболевания. Надеюсь, что москвичи всерьез воспримут сложившуюся ситуацию и не будут пренебрегать санитарными мерами защиты. Но самый эффективный способ уберечься самим и защитить своих близких - сделать прививку. Доказано, что привитый человек если даже заболеет, то в легкой форме. Поэтому самое разумное в длинные выходные, объявленные в Москве, чтобы прервать цепочку заражений, пройти вакцинацию тем, кто этого еще не сделал.

Любой обход - профессорский

Сергей Сергеевич, чем вообще Склиф отличается от обычной больницы?

Сергей Петриков: Различие состоит прежде всего в том, что у нас не просто больница, а научно-исследовательский институт. Да, наука в столице сегодня присутствует в большинстве лечебных учреждений. Но в больницах обычно работают вузовские кафедры, сотрудники которых, образно говоря, вольные стрелки. Они могут совмещать какие-то должности в стационарах, а могут не совмещать. Но в любом случае имеют к больнице опосредованное отношение. В Склифе же есть научные отделы, одними из которых руководят профессора, другими - академики или члены-корреспонденты академии наук. У них имеется свой штат, состоящий из кандидатов и докторов наук. С их участием все то лучшее, что имеется в медицинской науке в стране и в мире, у нас используется на практике и внедряется в клиническую помощь пациентам. В обычной больнице иногда можно слышать: сегодня будет профессорский обход. У нас же практически каждый обход - профессорский, что утренний в семь часов утра, что вечерний в 17.00. Постоянный осмотр пациентов всеми медицинскими светилами, я считаю, самое важное отличие Склифа от большинства других лечебных учреждений.

Второй момент - институт наш многопрофильный. Специалистов, которые определяют политику в самых разных областях хирургии и других направлениях в целом в стране, у нас много. Благодаря этому мы можем оказать пациенту комплексную помощь. Особенно это важно в ситуациях, связанных с тяжелыми травмами, когда для спасения пострадавшего требуется участие целой команды людей. Работают вместе диагностическая служба, травматология, хирургия, нейрохирургия, реанимация, реабилитация... Все это у нас есть, и все сосредоточено в рамках одного института. В этом его уникальность.

Коронавирус сейчас протекает тяжелее. Чтобы прервать цепочку заражений, самое разумное - пройти вакцинацию тем, кто этого еще не сделал

Ну и третье. У нас большой учебный центр, в котором постоянно обучаются 600 ординаторов. Более 300 - первого года и столько же - второго года обучения по 19 направлениям. Это дает нам возможность формировать свой кадровый резерв из людей, которых мы сами учим и воспитываем. И это тоже во многом определяет успешность института.

Вы как-то сказали, что главное отличие врача, работающего в Склифе, - это круглосуточная готовность работать в экстренных ситуациях...

Сергей Петриков: И это действительно так. Опыт показывает, что хирург, занимающийся оказанием экстренной помощи, может перейти в клинику, где работают с плановыми больными. Но его коллеге, который привык к плановым пациентам, перейти в экстренную помощь сложнее. Это совсем другой ритм работы, выдержать его способен не каждый.

И как же реально выглядит этот ритм? Вы уже упомянули, что начинается рабочий день у вас в семь часов утра...

Сергей Петриков: Дело не в том, когда начинается, а в том, что он длится бесконечно. Люди, которые работают в Склифе, себе не принадлежат. К примеру, запланировал доктор вечером поход с женой в театр - и совсем не факт, что это у него получится. То же самое с выходными днями, праздниками. Склиф - серьезное испытание не только для врачей, но и для их родных.

На протяжении более чем двух веков институт занимается оказанием скорой помощи москвичам. Но по каким признакам можно судить сегодня, что это скоропомощной стационар двадцать первого века?

Сергей Петриков: В последние годы Москва очень вкладывается в развитие экстренной помощи. В частности, сейчас в шести стационарах города строят большие скоропомощные корпуса. Такой флагманский корпус возводится и на нашей территории. В нем мы сможем сосредоточить экстренную помощь, рассеянную сейчас на разных площадках. Строительство идет очень быстро, обещают в течение двух лет достроить. Внутри уже подводят коммуникации. Его запуск значит для нас новую технику, новые операционные, новые возможности. Например, выполнять гибридные операции, когда хирург одновременно оперирует открыто и в то же время - через сосуды. Это очень современный подход. Но главный признак современного института, еще раз замечу, все-таки люди и их квалификация. Их профессионализм делает Склиф одним из лидеров здравоохранения страны.

Считается, что скорая помощь приезжает к больному в Москве в среднем за 11 минут после вызова. А через какое время пациенту начнут оказывать реальную помощь после того, как его доставили к вам в стационар?

Сергей Петриков: Поток пациентов у нас делится на три части. Тех, кого привезли с огнестрельным или ножевым ранением, подозрением на кровотечение в брюшной полости и с разными другими жизнеугрожающими состояниями, сразу отправляют в операционную. Помощь им начинают оказывать немедленно. Второй поток - тяжелые пациенты, но им оперативное вмешательство с колес не требуется. Им помощь оказывают тоже практически сразу - в реанимации или в противошоковом зале, если речь идет о таких случаях, как, например, падение с высоты. Третья группа - стабильные больные. С момента, как их доставили, до момента, когда к ним подходит врач, проходит не более пяти минут. Далее регистрация и диагностическая койка, где пациентом занимаются уже вплотную.

Диспансеризацию сейчас можно пройти даже в парках. Не надо ее игнорировать: многие проблемы могут быть выявлены на раннем этапе

Два года тому назад вы поделились мечтой, которая выглядела так: человек едет в карете скорой помощи, а сопровождающие его медики тем временем передают все данные о нем в стационар. Когда машина доедет, врачи, которым предстоит оказывать ему помощь, имеют уже полную картину произошедшего с пациентом и вообще всю информацию о его здоровье. Сейчас в Москве 39 городских стационаров подключены к единой цифровой платформе здравоохранения. Значит ли это, что ваша мечта сбылась?

Сергей Петриков: Подключение стационаров к единой цифровой платформе, о которой вы говорите, началось как раз с нас. НИИ им. Склифосовского был пилотным стационаром, с которого это началось. В калибровке и формировании ее блоков участвовало большое количество наших специалистов. Они помогали специалистам IT сделать систему максимально удобной и для медиков, и для пациентов. В электронную историю болезни, которая лежит в ее основе, сейчас подтягиваются все анализы, снимки и прочие материалы исследований, в каком бы медицинском учреждении они ни проводились. Мой заместитель по информационным технологиям Илья Тыров, который отвечал за создание системы со стороны Склифа, стал заместителем руководителя департамента здравоохранения Москвы по IT. В его ведении совместно с Департаментом информационных технологий Москвы как раз и находится внедрение этой системы в городе.

Это действительно очень серьезная система, которая будет связана и со скоропомощным блоком, и с поликлиниками. Единое информационное пространство, которое в любой момент позволит взять данные о конкретном пациенте: где и от чего он лечился, что ему назначалось. После лечения в стационаре человеку больше не нужно нести выписной эпикриз в поликлинику, он автоматически отправится туда из единой цифровой платформы. Приходит пациент к врачу по месту жительства, где ему хотят сделать КТ, а он говорит: мне несколько дней тому назад делали томографию в больнице. Доктор подключается к единой цифровой платформе, смотрит снимок, ему не надо лишний раз облучать пациента. Система уже работает, она очень помогает в ходе пандемии и пациентам, и нам, врачам. Например, москвичи получают результаты анализов к себе на телефон. Сдал тест ПЦР - получил, никуда идти не надо, никаких лишних контактов. Мы в стационарах пользуемся снимками, сделанными в КТ-центрах, образованных при поликлиниках. Когда к нам привозят по скорой тяжелого больного, начинаем его лечить, не теряя времени на проведение томографии. В ближайшее время система станет еще проще и удобнее в эксплуатации.

Почему, став директором Склифа, вы занялись реорганизацией работы именно приемного отделения?

Сергей Петриков: Приемное отделение - это входные ворота в стационар. Проанализировав отзовики про институт, всю обратную связь, мы увидели, что порядка 60 процентов жалоб относится как раз к приемному отделению. И это понятно, так как именно здесь врачебно-сестринский персонал встречается с пациентами и их родственниками. Подумали, как сделать лучше. Ушли от коридорной системы. Сделали диагностические койки. Наши пациенты больше не сидят в коридоре и не ходят по кабинетам - ультразвук, рентген, ЭКГ и так далее. Все обследования проводятся прямо на койке. Приезжает врач с ультразвуковым аппаратом, приходят медсестры и берут анализы. На специальное исследование больного доставит служба из сотрудников, которые занимаются только транспортировкой. В результате диагностика проводится теперь быстрее и она стала более комфортной для пациента. Время, которое пациент проводит в приемном отделении, сократилось примерно на полчаса и составляет сейчас в среднем 45 минут.

Для родственников в приемном отделении мы оборудовали специальную зону. С банкетками, телевизорами, кулерами, зарядными устройствами для телефонов. Понимая, что эти люди сталкиваются с серьезным стрессом, когда близкий человек внезапно заболел или попал в беду, создали группу психологов, которые могут доступно объяснить, что происходит в данный момент, и помочь погасить градус напряжения. Думаем дальше, как еще улучшить ее. Работаем, например, над созданием информационного табло, на котором родственники смогут видеть, как идет весь процесс обследования: что уже сделано, что еще предстоит провести, сколько это займет времени и так далее. Тут есть свои тонкости. С одной стороны, важно держать людей в курсе происходящего, а с другой, не напишешь ведь фамилию пациента и все детали, касающиеся его исследований, на всеобщее обозрение. Пока родственники получают эту информацию у врача - администратора распределительного поста.

Постоянный осмотр пациентов всеми медицинскими светилами самое важное отличие Склифа от большинства других лечебных учреждений. Фото: Олеся Курпяева/РГ

Как предупредить инсульт

Сергей Сергеевич, расскажите, пожалуйста, еще о том, что представляет собой ваш сосудистый центр. Он считается головным в городе?

Сергей Петриков: Региональный сосудистый центр в Склифе - это функциональное объединение большого количества отделений, которые призваны оказать быструю помощь больным с инфарктами и инсультами. Инфаркт миокарда - это нарушение кровоснабжения сердца, инсульт - кровоизлияние в мозг. В объединение входят реанимационные, кардиологические и неврологические отделения. Мы закрываем весь цикл лечения больного - от острого состояния до реабилитации и определения направлений вторичной профилактики.

Что это значит? Например, поступил пациент с инсультом головного мозга, у него проблема - бляшка в сонной артерии, которая и перекрыла кровоснабжение. Диагноз с помощью диагностических служб поставили неврологи, далее за лечение человека берутся сосудистые хирурги, нейрохирурги. Они могут удалить бляшку, а могут выполнить специальные анастомозы, которые восстановят кровоснабжение головного мозга. То есть практически полный цикл лечения заболевания проводится в рамках одного института. То же самое могу сказать и о реабилитации. У нас очень сильная реабилитационная служба. Она помогает человеку восстановить движения, скорректировать неврологические расстройства, справиться с дисфагией - нарушением функции глотания, которое очень часто сопровождает инсульты.

Значит ли это, что инсульт больше не приговор?

Сергей Петриков: Он давно уже не приговор. Главное - вовремя обнаружить симптомы и обратиться за медицинской помощью. Из поступающих к нам с острыми нарушениями мозгового кровоснабжения примерно 10-15 процентов - пациенты с тяжелыми инсультами. Раньше их ждала трудная судьба, инвалидность. А сейчас примерно половина из них могут восстановиться и вернуться к полноценной жизни.

Известно, что вы сторонник профилактики и ранней диагностики инсультов. Что вкладывается в это понятие? Не пить, не курить, вести здоровый образ жизни? Разве этого достаточно? Инсульт ведь как гроза - налетает неизвестно откуда и валит самое сильное, на первый взгляд, дерево.

Сергей Петриков: У разных проблем свои причины. Взять, к примеру, геморрагический инсульт. Одна из его основных причин - артериальная гипертензия. Для того чтобы справляться с ней, много ума не надо. Достаточно постоянно измерять давление, периодически проводить суточный мониторинг, ну и принимать препараты, выписанные врачом. Одной из частых причин инсульта являются нарушения ритма сердца. Чаще всего в основе их лежит мерцательная аритмия, когда сердце и особенно предсердия сокращаются не очень правильно. Из-за этого создаются условия для образования тромбов. Самые маленькие тромбики, если вылетят в большой круг кровообращения, могут попасть не только в мозговые сосуды, но и в артерии рук, ног, кишечника... Это тоже создаст проблемы, и очень тяжелые. Но мерцательную аритмию тоже можно диагностировать. Для этого нужно смотреть ритм сердца, вовремя проходить диспансеризацию. Тем более что сейчас это можно сделать даже в городских парках в павильонах "Здоровая Москва". Эта программа активно идет в Москве. Не надо ее игнорировать и запираться в себе. Не устаю повторять: многие проблемы могут быть выявлены на раннем этапе именно в ходе диспансеризации.

Насколько развита инсультная сеть в Москве? А главное, доступна ли она для москвичей? Они могут быть уверены, что в случае необходимости попадут именно в такую специализированную клинику, а не просто в ближайшую от дома больницу?

Сергей Петриков: В инсультную сеть входит 12 региональных центров и 15 первичных сосудистых отделений. Создавалась она не на пустом месте. Была проведена большая работа по изучению групп риска, особенностей населения в районах. В итоге городские стационары, на базе которых сформирована эта сеть, доступны для жителей. Работает она, на мой взгляд, очень даже неплохо. Но что еще очень важно? В Москве уже вышли на профилактику сосудистых заболеваний на уровне поликлиник. По инициативе главного кардиолога Москвы в столичных поликлиниках дополнительное внимание уделяется пациентам с мерцательной аритмией. И когда в стационаре пациенту ставится такой диагноз, после выписки он идет под наблюдение специалиста в поликлинике. Это путь к профилактике, снижению повторных рисков.

Москва проводит сейчас в очередной раз модернизацию оборудования в здравоохранении. Инсультные центры тоже переоснащают?

Сергей Петриков: Да, идет переоснащение тяжелой техникой - компьютерными и магнитно-резонансными томографами, ангиографами и другой техникой. Причем значительная часть закупается в формате жизненного цикла, который позволяет не только закупать технически сложное оборудование напрямую по выгодной цене, но и гарантировать его бесперебойную работу и обслуживание поставщиком в рамках одного контракта. Ведется в этих центрах также большая работа по более широкому использованию искусственного интеллекта. Анализ больших данных быстрее помогает врачу принять правильное решение и при постановке диагноза, и при назначении лечения. И в то же время новые технологии снижают нагрузку на врачебно-сестринский персонал, которая становится все выше и выше.

В Склиф на всю жизнь

Откройте еще один секрет, Сергей Сергеевич: как случилось, что вы пришли в Склиф санитаром после первого курса медакадемии и работаете в нем уже более четверти века. За это время защитили сначала кандидатскую, потом докторскую диссертацию, стали профессором, член-корреспондентом РАН. Наверняка это не раз открывало перед вами массу возможностей попробовать и другие пути самореализации. Но вы оставались верны Склифу. Почему?

Сергей Петриков: Я не могу быть ему неверным. Склиф меня создал. Здесь я сформировался как врач. Именно Склифом и теми, кто в нем работал и работает, во многом сформированы мои жизненные позиции. Поэтому, когда мне предложили стать директором, я посчитал, что не вправе отказываться от этого. Слишком много институт вложил в меня. Я просто отдаю ему свои долги.

Масштабная работа со студентами, которую институт сейчас ведет, тоже своего рода отдача долгов?

Сергей Петриков: Скорее работа на будущее, на перспективу. Таким образом мы ищем кадры, ценные кадры, которые можем воспитать, начиная со студенческой скамьи. Нам же надо думать о том, кто нас лечить будет.

Сейчас часто можно услышать, что пандемия коронавируса изменила в нашей стране отношение к врачу. Вы лично ощущаете это? Как, по-вашему, повысился градус доверия между врачом и пациентом?

Сергей Петриков: Пожалуй, да. Во всяком случае с приходом этой пандемии многие люди поняли, что лучше лечиться у врача, чем у соседа. Помните поговорку, что советский человек умеет лучше всего делать? Лечить и руководить. Поэтому почти каждый у нас считает своим долгом кого-нибудь полечить. А коронавирус - заболевание новое, тяжелое, непредсказуемое. Что с ним делать, никто не знал. Вот и случился переломчик, что люди чаще вовремя стали обращаться за помощью именно к врачам, когда еще можно спасти ситуацию.

В канун Дня медицинского работника что вы пожелаете пациентам и своим коллегам, медикам?

Сергей Петриков: Пациентам - быстрее выздоравливать и не болеть. Врачам, медсестрам, всему медицинскому и немедицинскому персоналу наших клиник желаю терпения, сил и чтобы у них было больше времени для общения со своими семьями и близкими людьми.

В регионах Общество Здоровье Филиалы РГ Столица ЦФО Москва