21.06.2021 19:10
Текст: Леонид Радзиховский (политолог)

22 июня. статья 3

22 июня - дата для миллионов людей трагичная, а для советских-российских историков - "трудная".
 Фото: Георгий Зельма/РИА Новости  Фото: Георгий Зельма/РИА Новости
Фото: Георгий Зельма/РИА Новости

Чем объяснить ужасный разгром Красной Армии? За летне-осеннюю кампанию 1941-го безвозвратные потери советских войск, согласно последним официальным данным МО - свыше 4,3 млн, в том числе 3,8 млн попали в плен (из них более 2,5 погибли). В вермахте убито и ранено около 830 000 человек.

Конечно, на это есть простой ответ: ну да, немцы лучше воевали, "не числом, а уменьем"!

Французская кампания 1940 г. длилась 1,5 месяца (кстати, Франция подписала акт о капитуляции 22 июня 1940!). Потери французской армии - около 2 млн (в том числе 1,5 млн - попали в плен), вермахт - 156 000. То есть в любом случае сопротивление Красной Армии было значительно сильнее, чем французов. При этом численность англо-французской армии была такой же, как немецкой, а число орудий, самолетов, танков у союзников было примерно в 1,5 раза больше, чем у немцев. К 22 июня 1941 г. войска Красной Армии в Западных округах численно уступали немцам (и это не считая их союзников), зато по технике значительно превосходили (особенно по танкам - в 3,5 раза).

Но пусть французские историки выясняют детальные причины своего разгрома. Наши вопросы остаются при нас.

Вот тут и начинается "битва за 22 июня". Традиционный ответ - "внезапное нападение". Но как можно "тайно" сосредоточить армию в 5,5 млн? И как мог Сталин - с его-то подозрительностью! - проворонить неизбежную войну?

22 июня - дата для миллионов людей трагичная, а для советских-российских историков - "трудная"

В связи с этим в нашей стране очень популярна ревизионистская версия: Сталин сам готовился напасть, просто Гитлер его опередил. Отсюда "эффект сшибки" 22 июня. Эти идеи яростно отстаивают два историка-любителя Суворов и Солонин. В их текстах бесчисленные грубые "ляпы". Суворов удостоился высшей чести - издано несколько книг "Антисуворов", где детально разобраны его подтасовки. Впрочем, понятно, что "свидетелям Суворова" - все божья роса.

Но дело не в конкретных аргументах. Сама идея для многих очень притягательна. Конспирология, Исторический Детектив - тайная подоплека событий! Удобный гештальт: все логично, симметрично. Идеологически привлекательно, причем для "тех и других". Сталинисты, конечно, предпочитают образ Вождя, готовившего нападение, а не "мальчика для битья". Ну а антисталинисты рады: Сталин по определению обязан быть агрессором и не может быть "жертвой".

Итак, версия всем хороша. Кроме малости - фактов. Любой Генштаб всегда разрабатывает планы войны - оборонительной и наступательной. Советские планы - в том числе "превентивного удара", естественно, тоже были ("соображения" Г. Жукова). Но между планами и реализацией лежит главное - решение.

Любой Генштаб всегда разрабатывает планы войны - оборонительной и наступательной

Какие мысли были в голове Сталина, узнать трудновато. Но никаких письменных решений о нападении на немцев - нет. Зато есть бесчисленные свидетельства, что таких решений на лето 1941-го не было.

Первым версию о готовящемся советском нападении дал, естественно, Гитлер в "воззвании фюрера к германскому народу", прочитанном 22 июня. Но Гитлер был значительно последовательнее своих эпигонов, Суворова-Солонина. В "воззвании" он несколько раз говорит о сговоре СССР и Англии (ну понятно, за теми и другими стоит "международное еврейство"). Вполне логично: если СССР принял решение напасть на Германию, он согласует это с Англией, которая уже воюет.

На самом деле из всех архивных документов известно, что не то что "соглашений", но и никаких переговоров с Англией СССР не вел. Прямо наоборот: Сталин игнорировал любую информацию Черчилля, боялся "английских провокаций", того, что англичане "втянут" его в войну с Германией. Больше того: Сталин с 1930-х гг. боялся "объединенного фронта империалистов" против СССР. Он хотел быть "третьим радующимся": пусть Германия и Англия подольше дерутся, а мы постоим в стороне. Ту же позицию озвучил в июне 1941 г. в отношении Германии и СССР в сенате США Трумэн.

Установку "Хозяина" прекрасно знали его подчиненные. Так, в марте 1941-го начальник ГРУ Голиков передал Сталину доклад о вариантах немецких действий против СССР. Изложив довольно точную развединформацию, опытный царедворец подлизнулся к Начальству выводами: "возможным сроком начала действий против СССР... будет момент после победы над Англией", "документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР... дезинформация, исходящая от английской и даже, может быть, германской разведки".

В том же контексте - "заявление ТАСС 14 июня", где говорится, что СССР не имеет никаких агрессивных намерений в отношении Германии. Надеялся успокоить Гитлера: ведь опубликовать это - и через 2-3 недели напасть на Германию - значило бы проявить вызывающее и глупейшее вероломство, резко восстановить против себя общественное мнение во всем мире, прежде всего в Англии и США, где, как преувеличенно боялся Сталин, очень сильны прогитлеровские круги, готовые на сговор с 3 Рейхом против СССР.

Наконец, уже 22 июня Сталин издает "приказ N 2" Наркомата обороны: наступление немцев отбить, но границу не переходить, бомбить Германию на глубине не более 100-150 км. То есть сознание Сталина, несмотря ни на что, "не пропускало" немецкие танки, отторгало саму идею, что война уже идет. Хотел остановить... "Кулак Судьбы открыл ему глаза", но веки слиплись. Продолжал верить в свою парадигму - "они" дерутся, а мы накапливаем силы.

Да. Банальный школьный ответ про "самоослепление" Сталина и поэтому "эффект внезапности" - соответствует фактам, а версии "превентивного удара" - противоречат им.