Новости

22.06.2021 22:14
Рубрика: Экономика

Юг уже не тот

В России начал меняться климат, который влияет на урожай зерновых
Экспертам пришлось срочно менять прогноз по урожаю зерновых. Но пока он остается благоприятным. Однако не все еще превратности погоды мы пережили. Об этом в интервью "РГ" рассказал независимый эксперт по агропрому, глава аналитического центра "Совэкон" Андрей Сизов. А также об изменении климата на юге России.
Экспертам зернового рынка, не исключено, придется снова менять прогноз по урожаю. Фото: Татьяна Андреева Экспертам зернового рынка, не исключено, придется снова менять прогноз по урожаю. Фото: Татьяна Андреева
Экспертам зернового рынка, не исключено, придется снова менять прогноз по урожаю. Фото: Татьяна Андреева

Андрей, многие эксперты уверяют, что в этом году урожай зерновых будет одним из лучших в современной России.

Андрей Сизов: Действительно, благодаря большим площадям и хорошей погоде на юге урожай зерновых может оказаться относительно высоким, составив, по нашим оценкам, более 128 миллионов тонн. Рекорд, напомню, 135,5 миллиона.

Но в конце мая мы немного понизили прогноз урожая пшеницы. Это связано с понижением потенциала урожая яровой пшеницы. Также пересмотрели в сторону снижения прогнозы по ячменю. Если не увидим необходимых осадков, придется понижать еще больше.

Говорят, погода на юге России вообще меняется в худшую сторону. Меньше стало осадков, растут среднегодовые температуры, идет опустынивание . А в центре страны, наоборот, климат становится более подходящим для зерновых. Это так?

Андрей Сизов: Отчасти. Динамика последних лет показывает, что на Юге осадки сокращаются. В первую очередь - в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях.

Две последние осени на юге были аномально сухими. Глобальное потепление сильнее ощущается ближе к экватору, поэтому для южных регионов погодные риски выше. Но рано говорить о заметном изменении климата. Возможно, через лет 5-10 это будет более ощутимо.

Запасы зерна у аграриев к началу нового сельскохозяйственного года, который начнется 1 июля, близки к рекордным. Почему не продают?

Андрей Сизов: Многие сельхозпроизводители сегодня чувствуют спокойно и не рвутся продавать последние остатки в надежде на новые пики. Еще один фактор - слухи и надежды, что могут отменить экспортные пошлины на зерно. Тогда бы цены резко выросли. Но я пока не вижу предпосылок, чтобы власти в ближайшее время отменили пошлины.

Во второй половине 2021 года эксперты ожидают замедления роста цен

А вы все же против пошлин?

Андрей Сизов: Считаю, что сохранение их на долгосрочную перспективу означает принципиальное ухудшение положения в растениеводстве.

При ныне действующих пошлинах российский производитель получает только 30 процентов от прироста мировой цены. При этом цены на материально-технические ресурсы растут опережающим темпами. Под урожай этого года многие аграрии покупали удобрения, агрохимию и сельхозтехнику по старым ценам, поэтому этот год для них пройдет нормально.

Но к осенней посевной многие обнаружат, что цены выросли. Удобрения в мире уже подорожали на 100 и более процентов. Это резко ударит по себестоимости сельхозкультур. Вероятно, многие производители уйдут в минус в 2022 году.

Доплатите за инфляцию

Со 2 июня вместо твердой пошлины в 50 евро за тонну пшеницы действует плавающая. Она рассчитывается с учетом мировых цен. Как это повлияло на рынок?

Андрей Сизов: Сейчас пошлина составляет 28 долларов, практически в два раза меньше, чем в мае. Казалось бы, для аграриев хорошо.

Но мировые цены растут. И есть все предпосылки, что размер плавающей пошлины также вырастет. Такой механизм - дополнительные риски и издержки для участников рынка. Получается, пошлина может меняться каждую неделю, а крупные контракты заключают с поставкой через два месяца и более.

Но это все-таки снижает давление на цены.

Андрей Сизов: Действительно, какой-то эффект есть, но крайне ограниченный. В среднем доля сельхозпродукции в розничной цене составляет лишь несколько десятков процентов. Например, в себестоимости булки хлеба цена пшеницы составляет менее 20 процентов. И вообще, ускорение роста цен на продовольствие - мировая тенденция. Это коснулось и богатых стран. Картофель в США за один месяц подорожал на три процента. Такого не было десять лет.

Так какие меры способны решить проблему?

Андрей Сизов: Сам рост цен был и будет. Поэтому не менее важный вопрос - как помочь наименее обеспеченным россиянам. Главная мера - денежные выплаты на покупку продуктов питания. Например, в США есть программа SNAP (дополнительного питания). Если ваш доход не превышает определенного уровня на члена семьи, вы получаете 200 долларов на человека. Их можно потратить только на еду.

И как это можно сделать в России?

Андрей Сизов: На мой взгляд, было бы достаточно 500-1000 рублей на члена семьи в месяц. Минимальная стоимость такой программы - около 120 миллиардов рублей. Это могло бы помочь тем, кто нуждается. Поддержало бы и спрос. И, что очень важно, дало бы возможность и далее развиваться аграрному и пищевому бизнесу.

Важно найти простые и недорогие инструменты администрирования. Мы почему-то сразу пытаемся строить какие-то барьеры и ограничения. То предлагается создать спецмагазины или ограничить покупки только продукцией из особого списка. Нам нужно обеспечить минимальную жизнеспособную цепочку. Только с одним условием: деньги должны пойти на покупку продовольствия.

В регионах Экономика АПК ЮФО СКФО