22.06.2021 03:00

Взять языка

Война не покинула современный русский язык, она продолжает жить и в словах, и в наших мыслях, и в наших поступках
Вот, казалось бы, почти век мы живем в мире: на нашей территории не рвутся вражеские снаряды, не свистят пули, никто не оккупирует наши города, нет ни тыла, ни фронта... Всё тихо и относительно спокойно. Дети растут и взрослеют, родители постепенно становятся дедушками и бабушками, а прабабушки и прадедушки тихо радуются, глядя на первых и вторых. И всё бы ничего, но только эта идиллическая картина никак не объясняет нашей повседневной агрессии и враждебности по отношению друг к другу, нашей неизживаемой нетерпимости к другому мнению, к иной позиции, к убеждениям и взглядам, не совпадающим с нашими.
Н.Бут. Защитники Бреста. 1957 год. Фрагмент. Н.Бут. Защитники Бреста. 1957 год. Фрагмент.
Н.Бут. Защитники Бреста. 1957 год. Фрагмент.

Почему так? Объяснений существует множество. Можно им доверять, можно с ними не соглашаться. Так или иначе, но любое объяснение - всего лишь индивидуальное истолкование истины. А истины не знает никто. Возможно. Однако существует в нашей жизни нечто, не связанное с индивидуальными истолкованиями, нечто не зависимое от наших сиюминутных взглядов и убеждений, нечто, живущее своей жизнью, нечто, способное, как зеркало, отразить то, что происходит с нами, то, что живет внутри каждого из нас.

Это "нечто" - русский язык.

Только он способен уловить, что действительно происходит с нами, какой жизнью мы живем на самом деле, существуем в мире и согласии или "до сих пор еще воюем"?

Давайте вспоминать вместе повседневную практику нашего вербального общения. Вот встречаются двое мужчин среднего возраста. "Привет, старик! Привет, дорогой! Как жизнь? Да ничего, идет. Молодец! А как дела на личном фронте?". Собеседник не поднимет бровь, не спросит, что имеет в виду старый товарищ под "личным фронтом". Он знает, что это такое, поскольку словосочетание давным давно стало языковой нормой, идиомой, не требующей ни разъяснений, ни переводов.

По большому счету речь идет о любви. Как у Булата Окуджавы в словосочетании "Часовые любви". Хотя слово "часовой" пришло отнюдь не из романтических свиданий. Нам известно, откуда оно пришло. Однако ж, не ушло обратно. Да и сам влюбленный у нас за девушкой не ухаживает, он решает "приударить за ней". Особенно, если она "секс-бомба".

Ладно. А что такое "Штаб стройки"? Ведь штаб - это командный пункт, предназначенный отнюдь не для строительства чего бы то ни было, скорее - для разрушения. Однако, поди ж ты - на каждом мирном строительстве - штаб. А "фронт работ" - это что такое? Если вдуматься - полный оксюморон. Но мы понимаем этот лексический бред абсолютно однозначно и правильно. Мы даже не отдаем себе отчета, что и "свадебный генерал", и "генеральный директор" пришли в нашу сугубо мирную жизнь оттуда, с передовой.

Пришли и остались.

Остались, как "бронь", которая касается скорей билетов, чем обшивки танков. Как "откат", который в теперешней нашей жизни не имеет ни малейшего отношения к артиллерии. Как "патрон" в смысле шеф. Как "засада", пришедшая к нам из фронтовой разведки, да так и оставшаяся в наших мирных домах обозначать какие-то непредвиденные обстоятельства. И "разведка боем" давно уже не рифмуется у нас со свистом пуль и потерями сослуживцев, она означает всего лишь испытание чего-нибудь на практике, ну, например, переход на зимнее время. Да, как задумаешься об этом всерьез, хочется немедленно "стрельнуть сигарету", нервно закурить в стороне или чего-нибудь "выпить залпом". А когда кончатся деньги на выпивку и курево - сесть за руль своего старенького авто и "бомбить", пока не заработаешь на первое и второе.

Спрашиваю недавно у друга, что он думает об N? Друг отвечает, подумав: "Знаешь, я бы с ним пошел в разведку". И мне всё понятно, хотя я догадываюсь, что ни в какую разведку мой друг с N никогда не пойдет. Спрашиваю у министра про "бронь" в отелях. Он отвечает и между прочим говорит: "Надо же как-то отбить деньги". И он всё понимает правильно, и я, хотя ни он, ни я не отбивали городов у фашистов, и не ездили на броне. Иной собеседник, правда, на такие вопросы не отвечает, "молчит, как партизан". Видимо вопрос задан был в лоб, надо бы попробовать "зайти с тыла".

Н.Бут. Защитники Бреста. 1957 год. Фрагмент.

Но это что! Вот у нас даже в спорте кубок чемпиона - это "почетный трофей". А песню про вратаря помните?

"Эй, вратарь, готовься к бою,

Часовым ты поставлен у ворот.

Ты представь, что за тобою

Полоса пограничная идет...".

Это что, футбольный матч или защита Брестской крепости? И после этого вы говорите, что мы - мирные люди и что война давно ушла из нашей жизни?

Может, для кого-то так и есть, но я-то пишу "с прицелом" на вдумчивого читателя...