Кто и зачем собирал каски во время Великой Отечественной

Изучая документы в отделении архива администрации Козельского района Калужской области, обратил внимание на постановление Государственного комитета обороны №1558 "Об организации сбора стальных шлемов" от 7 апреля 1942 года. Оно подписано Сталиным.
 Фото: Евгений Халдей/РИА Новости  Фото: Евгений Халдей/РИА Новости
Фото: Евгений Халдей/РИА Новости

Этот документ появился, когда шел 290-й день войны. Битва за Москву нашими войсками выиграна. Ослабленный боевыми действиями Калининский и Западный фронты перешли к обороне. Для пополнения поредевших частей, соединений и объединений формировались новые дивизии и отдельные части. Эвакуированные, перепрофилированные и строящиеся заводы не успевали выйти на полную мощность. Выведенные из строя инфраструктура и предприятия, нарушение снабжения и необходимых связей замедляли снабжение Красной Армии всем необходимым. Нужно время, чтобы сэкономить ресурсы, развернуть производство, пишет газета "Козельск".

Государственный комитет обороны обратился к населению страны на освобожденных от немцев территориях с просьбой собирать на полях сражений стальные шлемы - как немецкие, так и отечественные. Если наши каски сразу пополняли воинские склады или шли в действующую армию, то немейские переплавлялись. Металл шел на изготовление оружия и снаряжения.

В обязанность областных, районных, городских и сельских советов депутатов трудящихся включалось доведение до населения необходимости сбора и сдачи военному командованию касок.

Для сдавших стальные шлемы отечественного производства наркоматом обороны было установлено вознаграждение: исправный шлем - 3 рубля, 10 штук - 40 рублей, 50 штук - 250 рублей и 100 штук - 600 рублей. За каски противника расценки снижались на 25 процентов.

Командующим армий и командирам дивизий наркомат обороны выделял денежные средства, чтобы они премировали председателей сельских и районных советов депутатов трудящихся за активную помощь по организации сбора и сдачи касок. Расходы за сбор стальных шлемов осуществлялся за счет сметы НКО.

Население собирало и сдавало оружие, боеприпасы и гильзы от стрелкового оружия и артиллерийских орудий как Красной Армии, так и противника.

Трофейные команды, занимающиеся их сбором, порой не успевали подбирать оружие, боеприпасы и снаряжение за стремительно продвигающими войсками в ходе наступления, а в первые месяцы войны при отступлении наших войск оружие и боеприпасы оставались брошенными в местах сражений вплоть до освобождения оккупированных территорий.

В середине семидесятых годов в беседе с одним из тружеников тыла мы узнали, что собирать оружие, снаряжение и вести их поиск в лесах и оврагах мальчишкам той поры нравилось.

"Но нас чаще заставляли работать в колхозе, - рассказывал собеседник, - Сейчас много техники в полях, а тогда я копал землю под овощи лопатой с нормой пять соток в день. Особенно тяжело было девчатам, хотя норма у них была меньше, чем у ребят".

Даже спустя годы были случаи подрывов людей и техники в районе. В сентябре 1971 года на картофельном поле в районе деревень Дурнево и Дебри Ульяновского района, недалеко от военного городка Заречье, где находится Козельская ракетная дивизия, картофелекопалка выбросила вместе с клубнями несколько боеприпасов от немецкого миномета. Они чудом не взорвались.

Вызванные на место саперы откопали несколько ящиков боеприпсов и уничтожили их. А в 1960-х в карьере вблизи Заречья подорвалась на мине грузовая машина, неоднократно вывозившая песок для строительства военных объектов ракетной дивизии.

В секретном листе приказа № 01253 военного прокурора 61-й армии, военного юриста первого ранга, Вотштейна от апреля 1942 года говорится о невыполнении жителями населенных пунктов Дракунского и Киреевского сельсоветов постановления Государственного комитета обороны СССР "О сборе и сдачи трофейного и отечественного военного имущества местным населением". 

В селе Хлыстово Дракунского сельсовета военной прокуратурой было обнаружено военное имущество. После прокурорского предупреждения председатель колхоза "Искра" собрал у населения 22 противогаза, 14 саперных лопат, 15 касок, 10 коробок для пулеметных лент, 4 винтовочных ствола, станковый пулемет без замка и 6 гильз от орудийных снарядов.

Прокурором было отмечено, что в населенных пунктах Дракунского и Киреевского сельсоветов имеется большое количество металлического лома, которое никем не собиралось. Документ был направлен председателю исполкома Козельского райсовета депутатов трудящихся Смоленской области.

Это не значит, что население было незаконопослушным. Линия фронта проходила в непосредственной близости от этих населенных пунктов. Шли постоянные бомбежки авиацией и обстрелы сел и деревень дальнобойной артиллерией противника. Наши саперы не успевали разминировать минные поля, установленные как красноармейцами, так и немцами. Не хватало транспорта для вывоза лома.

Непригодная техника разбиралась сельскими умельцами на месте на составные части, удобные для погрузки и транспортировки. Для вывоза части вышедшего из строя вооружения требовалось и тяжелая техника. Оккупанты уничтожали лошадей и скот, а также угоняли и увозили награбленное с собой. Населению доставались выбракованные кони уже наших кавалерийских дивизий.