Новости

25.06.2021 09:28
Рубрика: Культура

Папа Остапа

На экранах новое рождение сына турецкоподданного
Авантюрно. Бесшабашно. Азартно. Нагло. Любая из этих сомнительных характеристик к лицу новой версии приключений Остапа Бендера, сочиненной сценаристом Олегом Маловичко и режиссером Игорем Зайцевым - как я понимаю, по идее и под веселым приглядом продюсера Александра Цекало.

По стилю фильм "Бендер: начало" - это как если бы "Неуловимых мстителей" крестить с американским комедийным вестерном, спародированным Аллой Суриковой в "Человеке с бульвара Капуцинов". Гибрид получился неизбежно диковатым и буйным, но ни на что не претендующим, кроме как вволю сообща порезвиться.

Он диковат уже потому, что в "Неуловимых" была кое-какая романтика бунта, в "Человеке…" смешная, но просветительская идея, и даже в изначальной книге авторы, смеясь, прощались с прошлым, еще надеясь на смутное будущее. А здесь чисто блатная романтика прирожденных воришек - не фильм, а сплошной малинник без внятных устремлений к чему бы то ни было, кроме коммерческого успеха. В этом смысле "Бендер: начало" - идеальное дитя нашего времени.

Авторы фильма исходили из простого предположения, что у любимого национального героя был предок. И что Остап у него чему-то учился. Книжный Бендер на своих мастер-классах плутовства рекомендовался турецко-подданным и сыном Ибрагим-бея - встречу начинающего жулика с папой Ибрагимом и положили в основу сюжета. Бендера-старшего с явным удовольствием играет Сергей Безруков, являя вкус к эстрадным перевоплощениям-импровизациям, куплетиста и мелодекламатора 18-летнего Осю Задунайского - 25-летний Арам Вардеванян, которому тоже не откажешь в артистизме. Оба образуют отличный дуэт: состязаются в спортивности, отточенном чувстве юмора и обаянии.

Кроме раздвоившегося Остапа, в фильме действуют и другие заимствованные отовсюду персоны-аллюзии от главаря банды Мишки (Япончика?), Менделя (Крика?) до конкретных гробовых дел мастера Безенчука и Троцкого, меняющего царские реликвии на американское оружие second hand. Россыпь звезд: кроме самого Цекало, сыгравшего Безенчука, здесь Юлия Рутберг, Таисия Вилкова, Ольга Сутулова, Гарик Харламов, Никита Кологривый, рожденный для роли Мишки; в следующих сериях новоявленной франшизы обещают Павла Деревянко и Юрия Колокольникова.

Есть, разумеется, пряный одесский колорит, приписанный городу Солнечноморску, и девочки из салуна, танцующие подобие канкана Дикого Запада. Все охотно козыряют чуть перефразированными цитатами из романов ("Почем Шекспир для народа?" и т.д.). Получилось, что бессмертные фразы хронологически принадлежат авторам приквела, а Ильф с Петровым просто их позаимствовали. Это может сбить с толку иных рецензентов, которые об Ильфе-Петрове не слышали и про Остапа знают от Марка Захарова и Андрея Миронова, но на самом деле - тоже не самый плохой прикол картины. Все играют непринужденно, азартно и весело, как в дворовый футбол, - что в сегодняшнем не в меру деловитом кино дорогого стоит.

Снять приквел к приключениям самого знаменитого литературного плута России - идея настолько беспроигрышная, что даже удивительно, как до этого не додумались раньше, когда зрители ломились на такого рода зрелища. Авторы обрушивают в зал лавину трюков, часто остроумных и хорошо, играючи выполненных, динамика монтажа заслуживает и "Орлов" и "Ник", музыка композитора по имени Ryan Otter аккомпанирует событиям, имитируя саундтреки то Циммера, то Манчини, то Уильямса. То есть все сделано с учетом условных рефлексов молодой публики, легко отзывающейся на любимые позывные.

И если всерьез, я не думаю, что новинка по привлекательности уступает тем же "Неуловимым", когда-то собиравшим многомиллионные аудитории, и если бы она вышла в те годы - возможно, тоже вошла бы в число предметов ностальгии. Сейчас публика настроена много скептичнее, а по отношению к отечественному кино даже агрессивнее, и наверное, громкого успеха уже не будет: зрители в большинстве уже и сами не знают, какого ляда им нужно, они заранее уверены, что все, кроме американских мультиков, - халтура.

Искать в развлекательном аттракционе примет исторической эпохи, точности в костюмах, фразеологии и антураже мало кому придет в голову, сопоставлять нового Остапа с интеллектуальным героем Сергея Юрского и пластичным персонажем Андрея Миронова - занятие бессмысленное: новая интерпретация относится к классическим, как балет "Дон Кихот" - к роману Сервантеса. Куда-то углубляться в этом неглупом фильме было бы глупо. Как пел Миронов, "вы оцените красоту игры" - в экстремальную жару уже неплохо.

Кстати

Говоря о переселившихся в кино Бендерах, я не упомянул об Арчиле Гомиашвили, сыгравшем главную роль в эксцентрическом фарсе Леонида Гайдая "Двенадцать стульев" (1971) и вместе с Андреем Мироновым и Сергеем Юрским образовавшем образцовое трио лучших воплощений образа великого комбинатора.

Думаю, абсолютное большинство любителей кино не вспомнят об Остапе, весьма плоско сыгранном Олегом Меньшиковым в провальном фильме Ульяны Шилкиной "Золотой теленок" (2006). И наверняка давно забыли Бендера в облике Сергея Крылова в фильме Василия Пичулы "Мечты идиота" (1993) - тоже неудачном, несмотря на участие Станислава Любшина в роли Паниковского, фундаментального Андрея Смирнова в роли Корейко и Евгения Дворжецкого, сыгравшего Шуру Балаганова.

А самый первый в киноистории Остап явился в немецком фильме "13 стульев" режиссера E.W. Emo - так, инициалами он и обозначен во всех источниках. Бендера, который стал цирюльником Феликсом, сыграл Хайнц Рюман. Вторым храбрецом, который отважился пересказать русский роман языком кино, стал швед Гёста Бернхардт, снявший комедию "Семь черных бюстгалтеров" (1945) с Дирхом Пассером в роли молодого мошенника Йеста Нильсена, узнавшего от сокамерника о спрятанном в одном из семи бюстгалтеров бриллианте. В том же 1945-м Остап пересек океан и явился в американской комедии "Дело в шляпе" Ричарда Уоллеса, где владелец блошиного цирка Фред Флугл ищет пресловутые двенадцать стульев.

В 1957 году стульев опять стало тринадцать - в фильме Франца Эйхорна, снятом в вожделенном для Остапа Рио де Жанейро. Бендер получил там звучное имя Бонифачио Бонавентура.

Довольно точно передана фабула "Двенадцати стульев" в одноименной картине кубинского режиссера Томаса Гутиэрреса Алеа (1962), но Остапа там звали Хиполито Гарриго. Через семь лет он стал Марио Беретти в итало-французском фильме Николаса Гесснера и Лючиано Лучиньяни "12 + 1", а сыграл его сам Витторио Гассман, снимались также Орсон Уэллс, Милен Демонжо и Шарон Тейт. Волокита, донжуан и бессребреник Марио получал в наследство тринадцать полусгнивших стульев и, продав их поодиночке, узнавал о том, что главное его богатство уплыло вместе с одним из них.

В 1970 году историей российского плута заинтересовались в Чехословакии, причем наконец-то - "Золотым теленком". Этот роман не имеет такой простой фабулы-анекдота, как "Двенадцать стульев", и потому сложнее для воплощения в кино. Герои фильма Ярослава Маха "Командовать парадом буду я", конечно, обрели чешские имена, мошенника по имени Холиш сыграл Владимир Меньшик. Но в том же 1970 году герой вернул себе свое настоящее имя и за рубежом: снова стал Остапом Бендером в "Двенадцати стульях" - ранней комедии Мела Брукса, одного из самых знаменитых голливудских комедиографов, автора "Молодого Франкенштейна", "Продюсеров" и "Страха высоты". Остапа там сыграл Фрэнк Лангелла, Воробьянинова - Рон Моуди, отца Федора - Дом Делуз. Картина получилась умеренно смешной.

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и театр с Валерием Кичиным РГ-Видео