Новости

01.07.2021 09:01
Рубрика: Общество

У опасной черты

Корреспонденты "РГ" узнали, что сейчас происходит в "красной зоне" больницы
С наступлением новой волны пандемии в уральских регионах вновь начали открывать дополнительные палаты для больных коронавирусом. К увеличению потока пациентов врачи из "красных зон" готовы. Конечно, алгоритм лечения подхвативших новую инфекцию уже освоен, но COVID-19 коварен, каждую минуту может преподнести новый сюрприз. И доктора не устают повторять даже вылечившимся пациентам: не теряйте бдительности, используйте средства защиты и при первой возможности ставьте прививку, не попадайте больше к нам.

Врач Евгения Ценекова работает в "красной зоне" с первых дней ее создания в инфекционном отделении больницы № 40 Екатеринбурга. Как раз с этого отделения и началась история ковида на Урале. Евгения помнит, как в феврале прошлого года, когда появились первые контактные, для разделения потоков и защиты медперсонала в коридорах развешивали прозрачную полиэтиленовую пленку, крепили самодельные предупреждающие метки: опасная зона. Тогда даже сами врачи не верили, что пандемия доберется и вольготно расположится в наших краях. О том, каково это, видеть жизнь сквозь призму "красной зоны", Евгения рассказала корреспонденту "РГ"

Евгения Ценекова: Ковид для нас - не просто реальность, он - жизнь с ежедневными радостями и горестями. Третью волну ощущаем очень остро. Если в начале нынешнего лета утром после выписки выздоровевших в палатах до ночи оставались пустые койки, то сейчас - плотный поток больных. Не успевают уйти одни, как поступают новые. И реанимация переполнена.

Вы помните первых пациентов с диагнозом COVID-19?

Евгения Ценекова: Многих. Особенно истории тяжелобольных, которых мы сумели поднять на ноги. Дедушка у нас лежал - 91 год, много дней провел в реанимации под ИВЛ и выжил. Конечно, когда выписывался, не сдерживал слов благодарности, да и мы плакали от счастья. Если честно, ему помимо препаратов помогала жажда жизни. Очень активный и позитивный старичок. На самом деле душевный настрой очень важен при лечении COVID-19. Быстрее справляется с вирусом тот, кто верит в счастливый исход.

Евгения Ценекова: Врачи могут на время выйти из "красной зоны" и побыть в кабинетах без защитной одежды. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Когда тебя окружает медперсонал в защитных костюмах, даже лиц не разглядеть, тяжело дышать - откуда возьмется оптимизм?

Евгения Ценекова: Мы делаем все, чтобы у пациентов был позитивный настрой. Только вперед и с боем! В нашем отделении даже небольшая книжная библиотека собралась. Ужастики не сохраняем, а романы, приключения, детективы храним. Понятно, что со всеми мерами безопасности. Один больной прочитал - сразу кварцем книжку обрабатываем и только после этого отправляем в другие руки. Даже если пациент лежит в реанимации, просим родственников передавать ему письма. И рукописные, и аудио-, рисунки внуков, детей. Ведь в реанимации даже через окошко не помашешь, а информационные посылки от родных хорошо поднимают настроение.

Как же они эти письма читают?

Евгения Ценекова: Читаем мы, дежурные медсестры, врачи. Как только попросят. Сядем у кровати, поговорим…

Как в фильмах про Великую Отечественную, когда в госпиталях медсестры читали раненым весточки с родины…

Евгения Ценекова: Да, у нас, как на войне…

Когда началась пандемия, часто показывали репортажи, как врачи самоотверженно неделями не выходят из "красных зон" и сутками работают в защитных костюмах, в которых даже дышать тяжело. Такой изнуряющий график сохранился?

Евгения Ценекова: Считаю, работа у нас по-прежнему самоотверженная. Накал борьбы остался. Правда, графики дежурств в больницах разные. Например, в нашей смена длится 12 часов, но врачи могут на время выйти из "красной зоны" и побыть в кабинетах без защитной одежды. Есть и суточные дежурства, но после них отдыхать идем домой. Внутри, конечно, живет страх: как при такой работе не заразить близких. Для себя я ограничила контакты с родителями. Правда, когда они таки переболели, а я сделала прививку, мы стали видиться чаще. Но понимаю, что опасность рядом. Кстати, пожилые серьезнее относятся к вопросам защиты, и COVID-19 на глазах молодеет. В первые месяцы большинство пациентов были старше 65 лет. Сейчас средний возраст - от 25 до 50. Болеют тяжело и многие откровенно жалеют, что вовремя не поставили вакцину. В реанимации лежат даже 22-летние. Вирус помолодел, и это не пропаганда для тех, кто в ковид не верит.

А вы встречали ковид-диссидентов?

Евгения Ценекова: Конечно. Более того, лечила их. Однажды пациент тяжело, в реанимации, перенес короновирус, но при выписке все равно заявил, что у него было обычное ОРВИ. Одни отрицают из страха, другие - от упрямого неверия, третьи настаивают на версии о происках врагов. Но я видела этот вирус в лицо. Я знаю, насколько он коварен, и встречать его необходимо во всеоружии.

Появление новых штаммов действительно заметно в больничных палатах?

Евгения Ценекова: Однозначно. У пациентов первой волны были признаки обычной простуды, для второй характерны расстройства желудочно-кишечного тракта, в третью волну у многих болезнь начинается с сильной заложенности носа. Коронавирус многолик не только во внешних проявлениях. К примеру, в палатах "красной зоны" появились совсем крохи - детишки, которым несколько дней.

В больницы сейчас поступает много беременных с COVID-19. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Заразились от мамы?

Евгения Ценекова: Непонятно, как у однодневного малыша может быть положительный результат теста. Ученые утверждают, что внутриутробно вирус не передается. Но в больницы сейчас поступает много беременных с COVID-19, и это может отразиться на поведении нового вируса, который легко мутирует, преподносит загадки. В частности, до сих пор не ясно, почему многие переболевшие после выздоровления начинают терять волосы, почему обоняние у кого-то возвращается быстро, а кто-то мучается по полгода…

После такой практики в "красной зоне" у вас не появилось желание заняться наукой, чтобы найти ответы на эти вопросы?

Евгения Ценекова: Конечно, интересно. Но времени нет. Пока надо людей спасать.

В регионах Общество Здоровье Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Пандемия коронавируса COVID-19 РГ-Фото