Новости

07.07.2021 07:45
Рубрика: Общество

Под грифом "Священно"

Главархив столицы опубликовал рассекреченные материалы о войне
Главархив столицы оцифровал и опубликовал документы, на которых 80 лет стоял гриф "Секретно".
О том, что происходило в прифронтовой Москве, лучше всего свидетельствуют фотографии и дневники. Пока московское небо хранили аэростаты, в городе продолжалась жизнь. Молодежь рвалась на фронт, но многих отправляли сначала на курсы, чтобы они получили военную специальность. Фото: mos.ru О том, что происходило в прифронтовой Москве, лучше всего свидетельствуют фотографии и дневники. Пока московское небо хранили аэростаты, в городе продолжалась жизнь. Молодежь рвалась на фронт, но многих отправляли сначала на курсы, чтобы они получили военную специальность. Фото: mos.ru
О том, что происходило в прифронтовой Москве, лучше всего свидетельствуют фотографии и дневники. Пока московское небо хранили аэростаты, в городе продолжалась жизнь. Молодежь рвалась на фронт, но многих отправляли сначала на курсы, чтобы они получили военную специальность. Фото: mos.ru

Сейчас он снят и в донесениях руководителей партизанских отрядов, управленцев НКВД - вся правда о Великой Отечественной и реальная картина того, что происходило в Москве и за ее пределами. Все, для кого важно узнать эту правду, могут ознакомиться с этими материалами в онлайн-формате на vov.mos.ru.

Когда война началась, секретари райкомов, руководители предприятий начали готовиться к возможному наступлению вермахта на Москву. Из воспоминаний директора Волоколамского лесозавода Черноусова: "В июле начала назревать мысль: что делать, если немцы придут в наш район. Пришел к выводу, что нужно формировать партизанский отряд из числа рабочих".

Сохранились и автобиографии некоторых бойцов и руководителей партизанских отрядов. Многие были выходцами из крестьянских семей. Отец одного из участников движения П.А. Павлова до революции работал в полиции, после прихода к власти большевиков обзавелся хозяйством и жил в деревне. Сын помогал ухаживать за двумя коровами и пятью овцами. В зрелые годы парень перебрался в столицу и работал в тресте "Мосстрой" на различных объектах. В 30-е годы его продвинули по партийной линии, он перешел на работу в исполком. И оттуда в 1941-м, как и тысячи других москвичей, пошел на войну.

Документы свидетельствуют, что в небольших населенных пунктах Подмосковья в первые же дни после объявления о сборе отрядов набирались десятки добровольцев. Из вооружения поначалу были только винтовки, но постепенно движение крепло. Одной из главных задач стало уничтожение вражеской техники. Отряд директора Черноусова уже в 20-х числах октября оказался в глубоком тылу. В своих воспоминаниях командир отряда подробно рассказывает, как партизанам удалось взорвать небольшой мост, по которому немецкие цистерны с топливом приближались к московскому фронту.

Примерно в то же время партизанский отряд минировал дорогу у села Грибаново. В ловушку попали три 8-тонные цистерны. Все они подорвались, погибли солдаты, сопровождавшие груз. Крушение происходило на глазах большой охранной группы немцев, говорится в рассекреченной докладной записке на имя самого Георгия Жукова. "Зарево от пожара было видно на десятки километров, - сообщается в донесении. - На место из деревни Грибаново немедленно прибыла группа с автоматами и пулеметами". Еще не доехав до места, автоматчики начали стрелять по лесу. И почти в это же самое время машина с "мстителями" нарвалась на мину и тоже взорвалась. Взбешенные немцы потом почти двое суток поливали лес из минометов, но группе партизан удалось уйти.

Значительная часть рассекреченных архивных документов посвящена героической обороне Москвы осенью 1941 года. Фото: mos.ru

В число рассекреченных попали и весьма любопытные материалы московского управления НКВД. В столице в обстановке секретности готовили агентов подразделения "МЕЧ". Многие наименования в заданиях были зашифрованы. Например, в 1943 году московское управление поставило перед агентами "МЕЧа" тяжелейшую задачу. Им нужно было проникнуть в "Имение", провести агитработу и уничтожить "Грача". Под кодовым названием "Имение" был зашифрован Смоленск, оккупированный фашистами. "Грачом" значился коллаборационист Борис Меньшагин, бургомистр захваченного города. Руководить группой агентов поставили 27-летнего Василия Стародубова, который работал составителем поездов. Предполагалось, что связь с центром агенты будут держать через внедренных радистов. А проникнуть в захваченный город и остаться незамеченными должны "неуловимые". Задание в итоге было выполнено частично - "Имение" удалось освободить, а вот "Грача" не ликвидировали, впоследствии Борис Меньшагин был еще бургомистром Бобруйска, куда отступили с боями фашисты.

В видеоформате здесь можно отследить судьбы москвичей, которые в первые дни войны находились в городе. "Я хорошо помню 22 июня, - рассказывает участница обороны Москвы Лариса Мартиросян. - Прибежали к площади трех вокзалов, узнали о вероломном нападении. Сразу отправились в военкомат. Берите нас на фронт! Военком улыбнулся - говорит: молодые еще, надо выучиться!" Многие шли работать на заводы. Как рассказывает в видео на сайте архива историк, замначальника отдела хранения документов после 1917 года Михаил Моруков, все предприятия перестроились с мирных нужд на военные. Например, на Бадаевском пивзаводе разливали в бутылки горючую смесь. В цехах столичных заводов был разработан и собран легкий танк Т-60. Немцы прозвали его неистребимой саранчой - так мощно советские бронированные армады наваливались на их вроде бы плотнейшую оборону.

Обширный пласт обнародованных архивных документов посвящен работе московских врачей. Невольно получается перекличка с современностью: медицина столицы оказывается в авангарде борьбы. Москва как прифронтовой город развернула значительное число мест в госпиталях. Как свидетельствует статистика того времени, 84 процента коек было отдано раненым, остальные - больным. Для заболевших предусматривались терапевтические, и в том числе инфекционные, отделения. Когда немцы стояли у границ Москвы, в городские госпитали доставляли множество солдат и командиров с ранениями внутренних органов. А уже после контрнаступления Красной Армии пошел большой поток раненных в руки и ноги.

При огромнейшей загрузке в первые годы войны московские госпитали, судя по материалам архивов, демонстрировали поистине выдающиеся результаты в борьбе за жизни. Смертность составляла всего лишь 1,5 процента, тогда как в других госпиталях страны она была гораздо выше. До 36 процентов бойцов после лечения приходилось комиссовать, при этом без малого 60 процентов солдат и офицеров благодаря стараниям московских врачей полностью восстанавливались и возвращались в регулярную армию. Под эвакогоспитали приходилось приспосабливать здания, разрушенные во время бомбежек. В одном из таких объектов наполовину развалилась кровля, были разрушены печи - последствия взрыва бомбы. В ремонтной смете значилась астрономическая сумма - более 500 тысяч рублей. Эти деньги были выделены, бригаде удалось за 45 дней фактически заново отстроить здание. Фотографии, документы сейчас одни из немногих свидетелей подвига людей самых разных специальностей. И сегодня с ними с помощью интернета может "пообщаться" каждый.

Общество История Вторая мировая война