Армянский калейдоскоп: режан, бртуч и дорога к Арарату

Армения зовет в путешествие: открытые границы, короткий перелет и обилие достопримечательностей. В долгую или короткую поездку отправиться - решать вам.
Вид на священную для армян гору Арарат. Фото: пресс-служба
Вид на священную для армян гору Арарат. Фото: пресс-служба

В тени Арарата

Крошечная Армения лежит в ладонях гор. И, как горы обнимают Армению, так обнимает путешественника Ереван, построенный из розового туфа. Над ним перламутровой голограммой сияет Арарат. Символ и доминанта, он определяет армянское самосознание, гордость и национальный характер. Это к Арарату причалил после потопа ветхозаветный Ной, это Арарат стал подарком Ленина, надеявшегося на мир без границ, Ататюрку, это треугольную вершину Арарата не меньше десятка раз писал Айвазовский, обычно предпочитавший в качестве сюжета вечно изменчивое море.

Подобраться к Арарату невозможно не только потому, что сейчас он находится не в Армении, но и по мистическим причинам: с древних времен считалось невозможным достичь вершины Арарата. У язычников там обитали драконы и "царь змей" в венце с драгоценным камнем на голове, у христиан - ангелы, благодаря которым одному из святых досталась доска от Ноева ковчега, частицу которой тысячу лет спустя армянский католикос подарил Екатерине II.

Дорога к Параджанову

Монастырь Хор Вирап у подножия Арарата. Фото: пресс-служба

Ближе всего к Арарату оказываешься в монастыре Хор Вирап. Его аскетичный и торжественный силуэт вырисовывается на фоне снежных шапок гор. Для Армении Хор Вирап, воздвигнутый на одинокой скале посреди широкой равнины, - знаковое историческое место. Именно здесь в 301 году царь Трдат III обратился в христианство, сделав его затем государственной религией, а Армению - первой христианской страной мира. У легенды есть мрачное начало (гонения на первых христиан, изгнание, лишения, тюрьма, болезни) и счастливый конец (исцеление, торжество справедливости). Реальность гораздо любопытнее.

Хор Вирап - древнейший монастырь Армении. Фото: пресс-служба

Пока шумные школьники в поисках острых ощущений протискиваются в темный лаз темницы, где содержался святой Георгий Просветитель, а набожные посетители участвуют в службе, во дворе монастыря запросто можно обнаружит следы все еще живого язычества. Стараясь быть незаметным, в монастырском дворе появляется мужчина с шумно хлопающим крыльями петухом. Прижимая петушиную голову к земле, чиркает острым ножом, присыпает кровь солью и быстро уходит. Это матах. Главный смысл ритуала - дар богу через милостыни бедным. Выбранное для матаха животное (петух, барашек или даже бычок) очищается освященной в церкви солью, закалывается, а мясо его, с той же солью сваренное, раздается нуждающимся. Этот ритуал народного благочестия поэтизировал в своем фильме "Цвет граната" режиссер-философ Сергей Параджанов. Его дом-музей в Ереване - обязательный пункт любого вояжа в Армению.

Есть, пить, дружить

Армянские закуски. Фото: пресс-служба

Помочь, принять, окутать густым, почти осязаемым гостеприимством - обязанность и почетный долг каждого уважающего себя армянина. Тетушки и бабушки, кажется, только и делают, что бесконечно готовят, а их дети и внуки сидят за столом, преломляя хлеб с заезжими гостями, родственниками и совершенно незнакомыми людьми, волей случая попавшими в их дом.

Если у вас нет знакомых в Ереване, отправляйтесь в ресторан "Pandok Yerevan. Riverside". Здесь, под стенами бывшего Сардарского дворца, в котором Грибоедов присутствовал на первой постановке своей пьесы "Горе от ума", на склоне Разданского ущелья по выходным собираются большие семьи и дружеские компании.

Суп из авелука (конского щавеля). Фото: пресс-служба

На столах свежие лепешки, хоравац (так в Армении шашлыки называют), вереница закусок - от фаршированных орехами и специями баклажанных рулетиков и салата из авелука (конского щавеля) до арисы (разваренной каши из пшеницы с куриным мясом и сливочным маслом) и толмы. Ее, в виноградных листьях, листьях капусты или даже по-летнему - в овощах вроде перца, помидоров и баклажанов - вас научат готовить здешние повара.

Толма в виноградных листьях. Фото: пресс-служба

Сердце рынка

Мандельштам, Эренбург, Битов - в любви к Армении признаются все, кто побывал на этой земле. Если не история и древняя культура, то тутовка и толма сделают свое дело. Крепкий дистиллят из плодов шелковицы можно купить в магазине, но лучше отправиться на поиски его многочисленных домашних версий на знаменитый рынок "Ташир" в центре Еревана. Даже если не пьете, это отличный повод изучить разом все самые важные продукты Армении.

Вокруг рынка - рыбные павильоны с севанским сигом и раками, горной форелью и осетрами. Внутри рынка - все прочее, что дает армянская земля: жгучий красный перец в связках, тугие косы авелука, необходимого для многих традиционных блюд, пучки ароматных трав, сухофрукты, уложенные в тарелки так, что ими надо любоваться, а не есть, упакованная в пряную оболочку бастурма, домашние сыры - ноздреватые, упругие, пахучие.

В мясном ряду можно увидеть машинку для взбивания кюфты - воздушного чуда из отбитого до состояния суфле фарша. Здесь же ищите можож. Это первостатейная армянская закуска из маринованных с винным уксусом, чесноком, черным перцем и лавровым листом свиных ножек, ушей и петушиных гребешков. У хороших хозяек можож получается нежным, почти прозрачным и как будто светящимся.

Можож - закуска из маринованных свиных ножек. Фото: пресс-служба

На втором этаже стоит заглянуть на винтажный развал, чтобы приглядеться к старой посуде, фарфоровым статуэткам, милым безделушкам. И не проходите мимо торговки жареной пшеницей: вы удивитесь, какой вкусной она может быть.

Гата - своеобразная армянская лепешка-пирог с начинкой из масла и сахарной пудры. Фото: пресс-служба

Если повезет, в молочном ряду найдете режан - что-то среднее между очень густыми плотно сбитыми сливками и очень свежим маслом. Его можно намазать на купленный прямо здесь же тонкий лаваш и устроить перекус.

Кстати, лаваш - это больше чем хлеб. Это и скатерть, и тарелка, и даже салфетка. В лаваш можно завернуть соленый сыр, свежую зелень, добавить вареное яйцо или кусочек мяса - это рождается бртуч, самое популярное армянское блюдо-невидимка. Его едят все, но не подают к столу. Так собирают быстрый перекус школьникам, на работу или просто "на ход ноги" после обильного застолья.

Национальный спорт

По традиции выпечкой лаваша занимаются только женщины. Ереванский ресторан "Шереп". Фото: пресс-служба

Печь лаваш - особое искусство. По традиции выпечкой занимаются только женщины. Увидеть, как ловко они растягивают в огромные полотнища тесто и выпекают его в обжигающей печке-тонире, можно в ресторане "Шереп" в центре Еревана по соседству с площадью Республики. "Шереп" значит "половник". Это один из самых важных инструментов в руках повара, символ его мастерства. Половники тут висят под потолком не только как декор, но и как знак: в ресторане часто гастролируют повара со всего света, добавляя новые блюда в его меню и обмениваясь подписанными половниками с шефом "Шерепа".

На кухне ереванского ресторана Livingston. Фото: пресс-служба

Вообще, кажется, что в Ереване рестораны - что-то вроде национального спорта. Чего стоит, например, похожий на огромный планетарный круизный корабль-отель из фантастического боевика "Пятый элемент" ресторан Livingston. Он находится под крышей спортивно-концертного комплекса "Амалир", здесь есть джазовая программа и балконы с видом на город. Другой вариант - первый в городе вечерний ресторан-шеф-тейбл Renomee, где подают сплетенное из армянских продуктов и европейских традиций сет-меню. Или, наконец, это может быть таверна "У Артуша", отмеченная в записных книжках звезд российской эстрады и международных гурмэ. Повара этих заведений "играют в разных лигах", но везде демонстрируют фирменное гостеприимство.

В Ереване много мест, где приятно посидеть за столом.

На улице Сарьяна

"Человек не должен переставать удивляться", - говорил художник Мартирос Сарьян. В биографии мальчика из армянской деревни были и "Мир искусства", и "Голубая роза", и "Союз русских художников". Его солнечные картины заполняют дом-музей на улице его же имени. Музеем управляют внучка и правнучка художника. Они ведут экскурсии, составляют каталог, рассказывают о своем знаменитом предке.

"Сарьян был почти вегетарианцем, мясо ел редко и немного, - говорит директор музея Рузан Сарьян, стоя в мемориальной столовой. - Овощи, говорил, дают удовольствие, а фрукты - радость: "Берешь ломоть арбуза, он как улыбка, будет тебя веселить". Пейзажи и натюрморты Сарьяна - визитная карточка Армении. В них и ее солнце, и ее воздух, и ее горы. "Живописцем счастья" называл Сарьяна Луи Арагон и ни капли не ошибался.

Каждый день смотревший на Арарат со своего балкона художник видел в жизни только счастье, как видит его каждый, кто едет в Армению в путешествие. Неважно, коротким оно будет или длинным - с вами оно останется навсегда.

Читайте также