Новости

23.07.2021 12:27
Рубрика: Общество

Частные клиники подключили к программе раннего выявления онкозаболеваний

В стране поставлена задача снизить смертность от онкологических заболеваний, и возможно это только в случае, если диагностировать рак на ранних стадиях. Практика государственно-частного партнерства, когда к выполнению государственных программ подключаются частные медицинские организации, показывает, что задействовать этот потенциал перспективно. Как обследоваться и получить противоопухолевое лечение в частной клинике с учетом того, что принят новый Порядок оказания онкологической помощи? На этот вопрос "Российской газете" ответила директор и главный врач медицинского многопрофильного центра "Лотос" и директор Центра амбулаторной онкологической помощи в Челябинске Елена Коляда.

Как давно работает центра амбулаторной онкологической помощи?

Елена Коляда: Первый в Челябинской области центр амбулаторной онкологической помощи был открыт в 2020 году. Через два месяца планируем открыть еще один большой ЦАОП в городе Златоуст Челябинской области. Наш медицинский центр "Лотос" на рынке медицинских услуг уже 18 лет. В системе ОМС мы работаем с 2011 года, уже 10 лет. Сначала мы запустили буквально пару клинических услуг в рамках госгарантий - исследования МРТ и КТ, и постепенно "доросли" до открытия круглосуточного общехирургического стационара на 32 койки. И теперь вот взяли на себя обязательства по развитию онкологической помощи в нашем регионе.

Цели государства, предлагающего подключиться к выполнению онкологической программы частным клиникам, понятны - сделать первичную диагностику злокачественных опухолей доступной. Для этого и создаются центры амбулаторной онкологической помощи, которые максимально близко "придвинуты" к людям - один ЦАОП по планам должен работать минимум для 50 тысяч населения. Это правильный подход?

Елена Коляда: Мы медицинское учреждение, и как никто понимаем, насколько остро стоит вопрос с онкологическими заболеваниями на Южном Урале. Поэтому для нас это, прежде всего, участие в социально значимом проекте. В феврале 2020-го мы выступили с этой инициативой и после многочисленных проверок со стороны куратора нашего региона - НМИЦ онкологии имени Блохина, который возглавляет главный внештатный специалист онколог Минздрава России Иван Сократович Стилиди, начали работать как ЦАОП. Сначала нам дали 50 тысяч прикрепленного населения. Но мы достаточно быстро поняли, что хорошо справляемся и можем взять на себя больше. 1 августа 2020 года нам прикрепили еще 155 тысяч человек - это уже у нас пошли районы Челябинской области.

То есть к вам приезжают обследоваться из отдаленных районов?

Елена Коляда: Да. Я лично объехала все до одной муниципальные больницы из шести прикрепленных к нам районов. Пообщалась с главными врачами, обсудили у кого, что есть, у кого чего нет, и выстроили маршрут пациента так, чтобы человек получал максимально качественную и быструю диагностику.

И вот буквально 1 июня нам присоединили еще 73 тысячи населения, так что теперь в общей сложности мы обслуживаем 277 тысяч человек. Но это не так много на самом деле, если работа в ЦАОПе выстроена, начиная от колл-центра и регистратуры и заканчивая забором материала для биопсии.

Летом мы наблюдаем сезонный спад обращаемости. У людей заботы - огород, хозяйство. Пациенты из группы диспансерного наблюдения, то есть те, у кого уже прошел год-два-три-десять от постановки диагноза и кто должен проходить контрольные обследования, готовы посетить нас в сентябре-октябре.

Но, конечно, когда возникает подозрение на рак, для уточнения первичного диагноза - тут уж бегут все.

Снижение нагрузки летом мы используем для решения важных задач: принять в штат новых сотрудников, обучить их, повысить квалификацию специалистов. Я считаю, что мы сделали хороший проект.

Почему вы делаете акцент именно на районы, принимаете больных оттуда?

Елена Коляда: Оснащение городских поликлиник достаточно неплохое, а значит нет смысла нам создать искусственную конкуренцию государственному сегменту - мы же партнеры. Мы все свои шаги согласовываем с региональным Минздравом, а они в свою очередь с профессиональным сообществом. Решение о том, где нам расширяться, принимаем с учетом потребности областной онкологической службы. Именно из этих соображений было определено место расположения второго ЦАОП в Златоусте.

Как вы обеспечиваете качество медицинской помощи?

Елена Коляда: Качество медицинских услуг - главный приоритет, конечно. О том, что оно на высоте, мы можем судить по отсутствию особых замечаний по обследованию наших пациентов, которые были направлены на лечение в Челябинский областной центр онкологии и ядерной медицины. Профессиональный потенциал этого учреждения - один из самых высоких в России. Мы вкладываемся в обучение врачей ЦАОПа. Оборудование новое - все аппараты КТ, МРТ - все куплено буквально два-три года назад. В этом году установили еще два аппарата.

Мы считаем, что к любому проекту нужно подходить не только как к способу достичь своих коммерческих целей. Для нас важно быть партнерами государства и вместе выполнять федеральный проект по борьбе с онкологическими заболеваниями. Но, конечно, мы не можем работать в минус. Нам выделены определенные объемы, и ни государство в лице Министерства здравоохранения, ни фонд (территориальный фонд обязательного медицинского страхования - прим. ред.) не нарушают своих обязательств.

Когда люди, тоже открывшие ЦАОПы, звонят мне и жалуются, что у них все плохо в плане финансов, я всегда говорю, что это вопрос коммуникаций, вопрос выстроенного диалога с властью. Опять-таки в диалоге должна присутствовать двусторонняя ответственность.

Это означает, что наши проекты прежде всего должны были социально ориентированы, надо осознать, что зарабатывать больших средств на программе государственных гарантий не получится; второе - надо находить общие интересы с государственным сегментом и вкладывать средства в тот сегмент, который не прикрыт государственными учреждениями и ими же обозначен для нас; третье - нужно обеспечивать свои обязательства перед каждым пациентом из территории прикрепления. К сожалению, мы знаем, что многие ЦАОПы изначально открываются с целью зарабатывания средств за счет противоопухолевой лекарственной терапии, и не готовы принять всех, кто к ним идет - выбирают те тарифы, которые им нужны, и наоборот - отказывают больным, кто им не выгоден финансово. У нас совершенно наоборот - диагностический сегмент и лечебный имеют свои отдельные бизнес-планы. В этой связи, требования нового порядка по онкологии по прикрепленному населению - правильный шаг, который четко определит, кто из частников пришел работать, а кто развивать свой бизнес исключительно ради сверхприбыли.

Что такая организация работы - частно-государственное партнерство - дает обычному человеку?

Елена Коляда: Быструю и в то же время качественную первичную диагностику онкологических заболеваний. Человек с подозрением на злокачественную опухоль может записаться на прием к онкологу нашего ЦАОПа в день обращения. И ему не нужно ездить по городу, чтобы в одном месте сделать КТ, в другом сдать иммуногистохимию или другие анализы, в третьем - маммографию или МРТ, все есть у нас, на месте. За 10-14 дней вы пройдете все исследования, и у вас будет верификация диагноза. Выигрывает и диспансерная группа. Те, кто уже прошел лечение от онкозаболевания. Мы их не бросаем. За каждым врачом закреплен определенный район, и в обязанность врача входит контроль за тем, как человек соблюдает рекомендации по обследованиям. При этом и нас контролируют - раз в 2-3 месяца к нам приезжают представители Челябинского онкодиспансера, 1-2 раза в год из Института Блохина. Пока серьезных замечаний не было.

Как воспринимают вашу работу пациенты?

Елена Коляда: Мы же были первые на территории Челябинской области. И понимали, что нас знают как частный центр. Поэтому когда мы приглашали на обследование в ЦАОП, нам говорили: "Нет, у вас же платно!" Потом удивлялись, что не платили ни за обследование, ни за лечение. Мы сначала объясняли, что все бесплатно, а теперь уже о нас молва пошла. Сейчас иногда приглашаем на обследование, нам говорят - почему так поздно, моей соседке вы неделю назад позвонили. Мы собираем обратную связь и видим, что совершенно другие "претензии" пошли - кто-то хочет, чтобы домашние тапочки были в дневном стационаре, которые приходят на "химию", кто-то говорит, что нужен пуфик возле лифта. Пациентам должно быть комфортно. Мы в этом отношении очень стараемся. Сократили максимально время ожидания - то, что делает сейчас государственное муниципальное здравоохранение под названием "Бережливая поликлиника" внедрили. То есть у нас от момента, когда пациент пришел в отделение и начал получать лечение - это буквально полчаса приема у химиотерапевта, если он пришел с готовыми анализами. Если анализов нет, мы тут же осуществляем забор и отправляем в лабораторию. Это, конечно, уже полтора часа - технологией обусловлено, но все равно - максимально быстро.

Лаборатория нашей клиники выполняет анализы и по ЦАОПу. Мы не берем за это деньги. Но мы работаем еще и на коммерческом потоке. У нас только первый этаж выделен под ЦАОП, там можно работать в рамках ОМС.

Что самое сложное в организации работы с онкологическими пациентами?

Елена Коляда: Все сложно! Все! Например, очень важно, чтобы клиники, которые предлагают химиотерапию, обладали компетенцией и знаниями в других методах лечения онкологических заболеваний. Ведение онкопациента должно быть комплексным! Я знаю, многие боятся, что якобы согласно новому порядку оказания онкологической помощи, только государственные учреждения будут иметь госзадание по химиотерапии, а коммерческим клиникам объемы не дадут. Я перечитала недавно весь Порядок и так и не нашла, где это сказано. То, что в новом Порядке прописана маршрутизация пациентов с онкологическими заболеваниями - это правильно, это про ответственность за пациентов. И не важно - коммерческая клиника берет на себя эти обязательства или государственная.

Повторюсь, есть клиники, которые хотят заниматься только выборочной химиотерапией, но при таком разделении всегда есть риск, что во главу угла будет поставлен не пациент и его выздоровление, а экономические интересы клиники. Когда же частники берут на себя обязательства по реализации федеральной программы, это совсем другой разговор. Это полноценное партнерство, с взаимными обязательствами, цель которого - снижение смертности от онкологических заболеваний и качественная онкологическая помощь заболевшему человеку.

То есть, задача государства - сделать так, чтобы клиника, какой бы формы собственности она ни была, взяла на себя полные обязательства по ведению пациентов, вне зависимости от того, маржинальные они или нет.

Елена Коляда: Именно так. Государство выстраивает систему, в которой у больных будет максимум возможностей для получения качественной помощи. ЦАОПы позволяют быстро, не уезжая далеко от дома, пройти первичную диагностику, верифицировать диагноз и отправиться в региональный онкодиспансер, где будет разработана тактика лечения, проведена операция, назначена лекарственная терапия. Затем снова вернутся домой, чтобы получать прописанную химиотерапию в своем ЦАОПе. Химиотерапию, как правило, проводят раз в три недели - удобнее приезжать в ЦАОП, чем в столицу региона. Ну а в случае, если нужно уточнить диагноз, например, если редкая опухоль, если пациент нуждается в высокотехнологичной операции, или у него тяжелые сопутствующие заболевания - его направляют в профильное учреждение федерального уровня. В таких случаях проводят консультации с помощью телемедицинских технологий. Кстати, многие, я слышала, боятся, что к федералам теперь не попадешь. Тоже неправда. Никто не запрещает обращаться в федеральный центр напрямую. Задача нового Порядка сделать так, чтобы онкологический пациент не остался ничейным и не стал жертвой недобросовестных участников рынка. Я бы так сказала: новый порядок накладывает обязательства на медицинские учреждения - не важно - государственные они или коммерческие, а не на пациентов.

В регионах Общество Здоровье Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Челябинская область Челябинск Онкология: как победить рак