Новости

31.07.2021 19:31
Рубрика: Культура

Опасна для жизни

Девушка, у которой нужно вовремя нажать красную кнопку
Так шутники вместо утки подсовывают утятам чучело на веревочке - и утята послушно идут за новой мамой. Новые поколения зрителей и не заметили, как кино из искусства, изучающего человека, стало подобием утилитарных орудий, продающихся в секс-лавках: оно щекочет, трясет и дергает, оно возбуждает, заставляет впасть или выпасть, оно впрыскивает адреналин или психотропное. И безусловно отключает мозг. У многих надолго. У некоторых навсегда.
Девочка Линди с детства всех ненавидит и потом удивляется, отчего ее никто не любит. Фото: kinopoisk.ru Девочка Линди с детства всех ненавидит и потом удивляется, отчего ее никто не любит. Фото: kinopoisk.ru
Девочка Линди с детства всех ненавидит и потом удивляется, отчего ее никто не любит. Фото: kinopoisk.ru

Потому что попутно с мозгами отключаются нормальные цивилизационные координаты, в которых всегда существовало искусство - критерии добра и зла. Они еще сохранились, конечно, в сказках для затянувшегося детства наподобие "Игры престолов", но к человеческому миру уже неприложимы.

С активизацией нового феминизма, с вторжением волны, регулируемой на талантом, а гендерными принадлежностями, мы получаем совсем новое кино, перед которым традиционные творения скромняг в штанах кажутся манной кашкой. Режиссеры-женщины успешно работали и прежде, но теперь можно сбросить чадру и открыть изумленному мужскому миру то, что было прочно укрыто за гламурным макияжем и балахонами от кутюр. Самим содрать покровы с загадок, открытие которых и составляло всегда главный кайф отношений между познающими друг друга людьми.

Фильм "Толчок" (у нас - "Красотка на взводе") - изделие режиссера Тани Векслер, уже отработавшей тему неуправляемой женской ярости в "Коллекторше" и почему-то решившей, что народ хочет еще. Странно, что именно женщина - как утверждалось, носительница и защитница гуманистических и культурных ценностей, в данном случае выступила тараном, пробившим барьеры привычного для кино сквернословия: в этом смысле для травоядных США "Красотку…" можно считать отчаянно смелым экспериментом. Но это еще полбеды: режиссер обрушила на человечество ушаты своих представлений о нем, полных неутоленных комплексов и неориентированной ненависти. Это отчетливо чувствуется в той недетской отчаянности, с которой она реализует на экране самые мрачные фантазии мести обиженного женского мира опостылевшему мужскому.

…Девочка Линди с детства удивляла окружающих внезапными приступами агрессии: в реальности ни с того ни с сего макнет соседку лицом в салат, а в мечтах и убить может - кетчуп льется рекой. "Кто-то пьет, кто-то пишет плохие стихи, а я люблю причинять людям боль", - признается девушка, уже приняв облик сексуальной амазонки Кейт Бекинсейл ("Другой мир"). Она всем вокруг делает больно, всех ненавидит и крайне изумлена, что они в ответ ее боятся - даже ухажеры, поняв ее планы, немедленно сбегают. Она опасна для окружающих, и психиатр доктор Манчин (Стэнли Туччи) придумал для нее род намордника: опутал проводами и снабдил красной кнопкой - нажмешь, и электрический толчок приведет обезумевшую в чувство.

Красотку распирают желания, и вот нашелся наконец бухгалтер Джастин (Джей Кортни), который ее не испугался и даже обещал приготовить ей рыбу. Это и есть суженый - решила Линди, взлетев на романтической волне, - и как раз тут любимого убили. Понятно, что смертоносная красотка оборачивается новым Рэмбо с мускулатурой Халка и темпераментом бензопилы в Техасе. Дальше идет сплошное мочилово, и системы Dolby Atmos в залах исторгают исключительно вопли и стоны сокрушаемых ею мужчин.

Каким образом хрупкая девушка только в силу своей неумеренной ярости вдруг обретает способность ломать дюжих охранников через колено и ходить по потолкам, остается на долю фантастических аспектов этой экшн-комедии (совсем не смешной к тому же). Меня сейчас интересует безбрежность авторской фантазии, которую не ограничивают даже, казалось бы, священные для женщин предметы типа новорожденных младенцев. Плачущими кулечками лихо перебрасываются героиня и гоняющаяся за ней полицейская дама (Лаверн Кокс), и это тоже можно отнести к новациям, прежде для кино невозможным, - представляю, сколько всего выслушал бы режиссер-мужчина, если бы подобное пришло ему в голову. Впрочем, возможно, это такой специфический юмор, коварно вползающий в наш обиход с новой волной "дамского кино". Впрочем, это единственная запоминающаяся - потому что шоковая - сцена фильма, остальное тонет в монотонном мареве: несмотря на присутствие в титрах сценариста Скотта Ваши, снято фактически без сценария. То есть без логически связанных событий, сколько-нибудь интересных характеров, без ассоциаций и метафор - тупо, прямо и примитивно.

Режиссер реализует на экране самые мрачные фантазии чем-то обиженного и очень мстительного женского мира

Фильм стробоскопически ярок, но в каждом кадре видно, что дешев: даже Нью-Йорк там не похож на Нью-Йорк, потому что снят или в Англии или даже в Болгарии. Эта типичная видеостряпня для стримингов, непонятно как угодившая на киноэкраны, способна утолить жажду адреналина подвинутого на видео-экшн подростка, но застрять в этом состоянии - опасно для жизни. В финале Векслер обещает продолжение - и зря: прежде чем провалиться у нас, "Красотка…" провалилась повсеместно.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Кино и театр с Валерием Кичиным Гид-парк