Новости

11.08.2021 00:01
Рубрика: Экономика

Как накоптить денег

Углеродный налог готовится захватить весь мир, но России есть что противопоставить

В Азии задумались об экологии, но не готовы отказаться от угля

Одним из путей минимизировать потери российского экспорта от трансграничного углеродного сбора Евросоюза называется перенаправление поставок попадающих под него товаров на восток, в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Но в Азии также набирает силу климатическая повестка, создающая риски для отечественного сырья и товаров.

Для России сейчас важно, когда в странах АТР может заработать система трансуглеродного регулирования (ТУР) и затронет ли она импорт энергоресурсов, металлургию и нефтехимию. Доля этих отраслей в общем объеме поставок российских товаров в страны АТР колеблется от 30 до 75%.Общая же доля АТР в российском экспорте в страны дальнего зарубежья около 30%.

В июле этого года внутреннюю торговлю квотами на выбросы углерода для компаний энергетического сектора начал Китай. Пока в торговле углеродными единицами (ETS - Emission Trading Scheme) участвуют генерирующие компании, в основном государственные, вырабатывающие чуть менее половины всей электроэнергии в стране. Но в дальнейшем планируется расширение действия углеродного регулирования на другие сферы экономики, в том числе металлургию, транспорт и нефтехимию.

С 2015 года система торговли углеродными единицами работает в Южной Корее. Причем, как уточнил руководитель группы операционных рисков и устойчивого развития КПМГ в России и СНГ Игорь Коротецкий, в 2021 году число секторов южнокорейской экономики, вовлеченных в торговлю квотами на выбросы CO2, будет увеличено.

В Японии с 2011 года взимается углеродный налог и работают местные механизмы торговли углеродными единицами.

Эти страны поставили перед собой цели достижения углеродной нейтральности: Китай - к 2060 году, Южная Корея и Япония - к 2050 году. Это не желание следовать модной повестке, а попытка включиться в гонку за лидерство в мировой экономике будущего, считает генеральный директор ИГ "Петромаркет" Иван Хомутов. По его мнению, климатическая повестка сейчас несет за собой серьезную технологическую революцию в мировой экономике, набирая обороты во всех частях света, и страны АТР здесь не исключение.

Единственный крупный покупатель российских товаров в регионе, где пока нет механизма ETS, - Индия, уточняет Коротецкий. Но, учитывая общий тренд и планы по введению углеродного регулирования других стран региона, Индия также придет к этому.

В некоторых сферах азиатские параметры углеродного регулирования могут оказаться даже суровее, чем европейские

Поэтому пусть с некоторым опозданием, но механизмы трансграничного углеродного регулирования (ТУР) появятся и в АТР. Япония уже заявила о том, что прорабатывает возможность введения такого механизма, уточняет Хомутов. Но когда это произойдет, пока неясно. Можно ожидать, что ТУР будет введен в Китае, Южной Корее и Японии ближе к 2030 году - с лагом в 4-5 лет по отношению к ЕС, считает эксперт.

По мнению Коротецкого, дополнительное давление в вопросе введения ТУР в странах АТР возникнет после 2026 года, когда механизм заработает в Европе. По мере развития механизма ТУР в ЕС будет происходить переориентация углеродоемкого экспорта из других стран, в том числе и России, на рынки с менее жестким углеродным регулированием. Это создаст давление на местных производителей, и для их защиты будут вводиться различные ограничения, считает эксперт.

С точки зрения Хомутова, нельзя исключить, что азиатские варианты ТУР сразу будут распространяться на широкий круг продуктов, включая такие ключевые для России экспортные позиции, как нефть и нефтепродукты.

В некоторых сферах параметры углеродного регулирования могут оказаться в странах АТР даже суровее, чем в ЕС, поскольку азиатские страны страдают от экологических проблем и загрязнения атмосферы больше, нежели Европа. Вполне можно предположить, что именно здесь получит максимальное развитие рынок электротранспорта, если удастся с течением времени решить проблему с накопителями энергии, скоростью зарядки и высокой стоимостью электрокаров. В этом случае сильно пострадать может нефтяной экспорт России, поскольку стимулировать расширение использования электротранспорта будут, в том числе, через создание экономических барьеров для эксплуатации машин на двигателях внутреннего сгорания, в том числе подорожание моторного топлива.

С другой стороны, здесь не будет резких решений, свойственных западной цивилизации, когда отказ от угольной генерации в пользу возобновляемых источников энергии (ВИЭ) привел к перегрузке и сбоям энергосистемы в период аномальных холодов или жары, а также резкому подорожанию энергоресурсов, как произошло в том году в Европе.

Яркое доказательство прагматичного подхода стран АТР к вопросам климата - их позиция в отношении угля. Они не собираются строить новые угольные электростанции, но не отказываются совсем от угольной генерации, понимая, что ее замещение другими источниками энергии потребует громадных вложений, которые в итоге лягут на плечи населения. Например, в проекте новой энергостратегии Японии к 2030 году доля генерации на угле должна снизиться в энергобалансе страны с 26 лишь до 19%. Южная Корея планирует окончательно отказаться от угольной генерации только к 2050 году, а Индия пока больше сосредоточена на минимизации вреда экологии и снижении выбросов угольных электростанций.

В Китае пока под регулирование в рамках национальной системы ETS попала теплоэнергетика (главным образом, угольные станции. - "РГ"), отмечает старший консультант Группы по оказанию услуг в области устойчивого развития компании "Делойт" в СНГ Матвей Астапкович. Ожидается, что со временем список регулируемых отраслей расширится, и в него будут включены, например, производители стали, цемента и азотных удобрений - самых углеродоемких отраслей. Соответственно, эти отрасли, регулируемые в рамках ETS, находятся под риском включения в систему пограничного карбонового налога, считает Астапкович.

По его мнению, альтернативой развития механизмов ТУР может быть глобальный налог на выбросы, согласованный на международном уровне. Такой налог может быть разработан и внедрен в рамках 6-й статьи Парижского соглашения и включать основных эмитентов парниковых газов - Китай, США, ЕС, Россию и Индию. Такой налог может снизить барьеры для мировой торговли, связанные с трансграничным регулированием, уверен он.

При этом некоторые эксперты указывают, что "климатические" планы стран АТР имеют очень удаленный во времени характер, речь идет о 40-50 годах. С точки зрения партнера GКEM Analytica Евгения Гавриленкова, любые теории и модели - это лишь приближение к реальности, а не точное ее описание. Будет ли достигнуто заявленное торможение роста температуры на планете при гипотетическом достижении углеродной нейтральности через 30 лет, надежно оценить сейчас невозможно. Модели построены на основе ограниченного количества наблюдений, исходя из нынешних представлений о климатических процессах, которые со временем могут корректироваться.

Помимо призывов ограничить инвестиции в новые проекты по добыче углеводородов, имеет смысл задуматься и об ограничениях искусственного стимулирования внутреннего спроса и экономического роста в развитых странах. С начала 2000-х годов такая политика стала доминирующей и проявилась она в устойчивом росте общего объема долга - будь то государственный долг, задолженность корпораций или домашних хозяйств. Эта политика приводит к перепроизводству как товаров, так и услуг (в частности, транспортных), что означает прогрессирующее загрязнение природы не только выбросами в атмосферу продуктов горения, но и твердых отходов как в океанах, так и на земле. Ресурсы на планете не бесконечны, поэтому искусственное подстегивание экономического роста на фоне роста долгов представляется основной ошибкой, считает Гавриленков.

Инфографика "РГ" / Александр Чистов / Сергей Тихонов

Во сколько обойдется России новый налог Евросоюза

Суммарные потери российского экспорта от ввода в Евросоюзе трансграничного углеродного налога (ТУН - системы сбора платежей за выбросы углерода при производстве товара) за десять лет, с 2026 по 2035 год, составят 8,8-38 млрд евро. Разброс большой, расчеты сделаны разными компаниями на основе опубликованных Европарламентом предварительных правил пограничного углеродного регулирования (Carbon Border Adjustment Mechanism - CBAM), но все они сходятся в одном - параметры ТУН ниже ожидаемого затронут экспорт из нашей страны. По крайней мере, на первых порах действия механизма трансуглеродного регулирования (ТУР).

Параметры еще могут быть скорректированы, окончательные выводы делать рано, но предварительные уже пора. Пока максимально от действия ТУН пострадают российский экспорт продукции черной и цветной металлургии, производство минеральных удобрений и поставки в Европу электроэнергии. В исследовании компании KPMG указывается, что нагрузка на экспорт продукции черной металлургии может увеличиться с 557 млн евро в 2026 году (когда ТУН должен заработать) до 3,9 млрд евро в 2035 году, на экспорт алюминия и изделий из него - с 43 млн до 385 млн евро, минеральных удобрений - с 1 млн до 483 млн евро.

Менее всего трансуглеродный сбор за 10 лет вырастет для экспорта электроэнергии - с 118 млн до 224 млн евро ежегодно. Суммарное климатическое бремя на экспорт товаров из нашей страны будет увеличиваться с каждым годом с 718 млн в 2026 году до 2,6-5,2 млрд евро в 2035 году. Но как отметил управляющий директор и партнер BCG Антон Косач, решение о включении в CBAM отраслей нефтехимии и нефтепереработки еще не принято, и если эти отрасли попадут под действие ТУН, российские экспортеры будут платить ежегодно в общей сложности около 5,5-11,7 млрд долларов (4,7-9,9 млрд евро) к 2030 году.

Наиболее оптимистичен прогноз ИГ "Петромаркет". В нем потери российских экспортеров за десять лет оцениваются в 760 млрд рублей (8,8 млрд евро). Но подчеркивается, что ТУР вызовет рост цен на продукцию попадающих под его действие отраслей, компенсируя экспортерам, как минимум, 650 млрд рублей (7,5 млрд евро), что покроет 86% потерь от уплаты сбора. Весьма вероятно, что рост цен будет еще более заметным, что вовсе исключит негативный эффект от взимания сбора, считают аналитики.

Максимальные потери по отраслям "Петромаркет" оценивает в среднем в два раза меньше, чем BCG и KPMG, так как считает, что основную опасность для нашей страны представляет не сам ТУН, а риск лишиться Европы как рынка сбыта.

Рост цен на облагаемую углеродным налогом продукцию снизит потери экспортеров на 86%

В BCG полагают, что правительству для минимизации потерь от ТУН следует разработать базу стандартов измерения и отчетности по выбросам парниковых газов, механизмы и цели по снижению выбросов, а также обеспечить прозрачность этой системы для ее участников и наблюдателей. Кроме этого необходимо создать внутренний механизм регулирования "углеродного рынка" и синхронизации его параметров с международными стандартами. А для этого потребуется на первых порах поддержать стратегические отрасли экономики.

Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Сергей Тихонов

Инженеры собрали водородный картридж

Текст: Алексей Юхтанов ("Российская газета", Ульяновск)
В ульяновском наноцентре ULNANOTECH (Роснано) предложили альтернативу хранению водорода в сжатом виде. Речь идет о том, чтобы хранить его в твердой форме: в виде гидрида магния.

"Аккумуляторы водорода и энергосистемы на их основе в ближайшей перспективе займут лидирующие позиции в направлении энергообеспечения как в бытовых, так и промышленных масштабах. Есть примеры коммерческих продуктов и их количество растет", - говорит гендиректор одной из компаний-резидентов наноцентра ООО "ХитЛаб" Дмитрий Новиков.

Инженеры компании собрали работающие прототипы источника питания на топливных элементах - водородного картриджа. Плотность энергии в нем в 2-2,5 раза выше, чем в литий-ионных батареях. Принцип действия - преобразование водорода в электроэнергию на водородных топливных элементах, а уникальность - в хранении водорода в связанной форме. На этой основе могут быть сделаны портативные энергосистемы для беспилотников и робототехники, автономные энергосистемы для удаленных территорий.

Углеродное регулирование создает неравные условия для торговли

Текст: Ольга Пономарева (Научный сотрудник ИМЭФ ВАВТ)
Международная дискуссия по вопросам климатической повестки и трансграничного углеродного регулирования разгорелась с новой силой после того, как Евросоюз опубликовал проект пограничного корректирующего углеродного механизма (Carbon Border Adjustment Mechanism, CBAM).

Импортеры в ЕС должны будут покупать углеродные сертификаты по цене, которая была бы уплачена, если бы импортируемые товары произвели в соответствии с правилами ЕС по ценообразованию на углерод. Ожидается, что первые выплаты начнутся с 2026 года, а сбор информации по углеродному следу с 2023 года.

Согласно расчетам минэкономразвития, СВАМ затронет российские поставки железа и стали, алюминия, труб, электроэнергии и цемента в объеме 7,6 млрд евро в год.

Углеродный налог негативно повлияет не только на импорт из России, но и на компании в ЕС. По оценкам минэкономразвития, совокупная ежегодная дополнительная нагрузка на немецких и французских импортеров составит 220 млн евро по продукции черной металлургии и 526 млн евро по алюминию. Риски удорожания сырья очевидны и для европейских производителей. Представители алюминиевой промышленности ЕС попросили исключить их из действия углеродного механизма.

Риски, связанные с применением углеродного налога, выходят за рамки потерь внешней торговли ЕС с Россией или другими торговыми партнерами. Охват углеродным регулированием только отдельных этапов цепочек создания стоимости создает стимулы для переноса предприятий, связанных с импортом товаров из перечня СВАМ, за пределы ЕС, в страны с более мягкими требованиями по углеродному регулированию. В таких условиях эффективность CBAM в решении проблемы "утечек углерода" снижается.

Нельзя забывать и о рисках для менее развитых стран, возможности форсирования модернизации промышленности которых ограничены, особенно с учетом пандемии и кризиса. В этом случае инструменты климатического регулирования идут вразрез с помощью развивающимся и наименее развитым странам.

В минэкономразвития уже обозначили риски несоответствия CBAM правилам Всемирной торговой организации (ВТО). Во-первых, речь идет об установлении дополнительных сборов сверх уровня связывания тарифных обязательств, который превышать нельзя. Во-вторых, нарушается режим наибольшего благоприятствования в связи с разными условиями CBAM для разных стран-партнеров. Здесь роль играет наличие в странах-партнерах систем торговли квотами на выбросы СО2 или углеродного ценообразования, которые могли бы гарантировать функционирование инструментов, способных предотвратить "утечку углерода" и негативные глобальные эффекты. Наконец, меры ЕС могут сформировать неравные условия для отечественных и импортных товаров, особенно в случае сохранения бесплатных квот для национальных производителей, т.е. нарушение положений национального режима.

Инструменты климатического регулирования могут помешать модернизировать промышленность в развивающихся странах

Помимо этого, ЕС, скорее всего, придется поддерживать национальных производителей и экспортеров, которые столкнутся с удорожанием сырья и компонентов. В этом случае ЕС могут обвинить в нарушении положений Соглашения по субсидиям и компенсационным мерам ВТО.

В ответ на эти претензии ЕС может сослаться на статью ХХ ГАТТ, которая содержит положения по общим исключениям из обязательств ВТО, в частности, в случаях защиты жизни и здоровья людей, животных и растений, а также сохранения природных ресурсов.

Односторонний и радикальный формат мер, подобных углеродному налогу ЕС, несет в себе риски для восстановления мировой экономики и международной торговли на фоне пандемии коронавируса. Неопределенность относительно преодоления последствий пандемии усугубляет прогнозирование условий деятельности компаний. Согласно данным Международного энергетического агентства, в период борьбы с последствиями пандемии возможности инвестиций в сфере "зеленой" энергетики ограничены. В проекты в этой сфере направляется только 2% средств из более чем 16 трлн долларов, которые выделяют на ликвидацию последствий пандемии COVID-19.

Россия выступает за многосторонние форматы взаимодействия в решении климатических вопросов. Речь идет о Рамочной конвенции ООН об изменении климата и Парижском соглашении, площадке ОЭСР, других многосторонних инициативах. Необходимо формирование международных договоренностей с учетом национальных приоритетов, возможностей и особенностей. Германия и Россия договорились продолжить обсуждение климатической повестки и "зеленого" курса ЕС.

Но нам необходимо продвигать более тесное взаимодействие на международном уровне в поиске более гибких договоренностей по климату, в меньшей степени увязанных с международной торговлей, которая должна оставаться важным каналом восстановления глобальной экономики.

Россия нашла ответ на "зеленую" повестку ЕС

Концепция развития водородной энергетики, принятая накануне правительством, не что иное, как собственная программа действий России в мировой климатической повестке. Нам не придется подстраиваться под правила, принятые в Евросоюзе или в других странах, и будет что противопоставить пограничным мерам углеродного регулирования. Но пока наша страна сильно отстает от того же ЕС по темпам интеграции в климатическую повестку.

Европа более десяти лет развивает солнечную и ветровую энергетику. Несмотря на то что делается это под соусом борьбы за экологию, есть здесь и экономические причины. Подавляющее большинство стран ЕС - импортеры энергоресурсов, зависящие от мировой конъюнктуры на рынке. От простой пропаганды возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в ЕС перешли к активным действиям, с 2026 года вводится пограничный углеродный сбор на наиболее углеродоемкие товары, который может сильно затронуть экспорт из России.

Противопоставить этому можно только собственную программу по снижению выбросов CO2. Развитие солнечной и ветряной генерации в нашей стране актуально лишь для некоторых южных и прибрежных районов. В большинстве регионов генерация на основе ВИЭ слишком дорогая по сравнению с традиционным топливом, ее насаждение стало бы бременем для экономики и привело бы к росту тарифов на электричество. Выходом может стать развитие водородной энергетики.

Но для этого России с нуля придется создать новую отрасль - изобрести технологии производства, хранения и транспортировки водорода, а также сформировать спрос на него на внутреннем рынке. Планируется, что уже с 2035 года мы будем экспортировать 2-12 млн тонн водорода, а к 2050 году - 15-50 млн тонн. Отставание от Европы по времени, конечно, значительное, но это лучше, чем не делать ничего и плясать под чужую дудку. Кроме этого, создание новой отрасли загрузит работой производственные предприятия, научные и образовательные учреждения, а это хорошее подспорье для экономического роста.

Экономика Отрасли Энергетика