13.08.2021 01:55
    Рубрика:

    Перепись нашла в Москве дачи с курами, козами и теплицами

    Домашние перепела, куры и даже козы, живущие в столице, попали в сельскохозяйственную микроперепись-2021. "РГ" вместе с переписчиками нашла подсобные хозяйства в поселениях Новой Москвы, которые до сих просыпаются не под гул машин, а под петушиные песни.
    Аркадий Колыбалов/РГ
    Аркадий Колыбалов/РГ

    Казалось бы, какая живность, какие картошка-овощи на столичном асфальте? Но выяснилось, что по количеству частных хозяйств Москва опережает Сахалин, Мурманскую и Магаданскую области, а также Камчатский край, сообщили "РГ" в пресс-службе Мосстата. За первую неделю кампании переписчики обошли почти 10 тысяч дач - то есть примерно пятую часть столичной "загородки". Дачи в столице еще сохранились на западе и северо-западе, но основной массив огородов - в Новой Москве. "Я с 1958 года живу здесь, в Кленовском, - рассказывает учитель математики Татьяна Могутова, провожая нас на свою "фазенду". - Было время, когда работникам на селе давали землю, с тех пор мы здесь и остались". Наделы распределялись не чета нынешним: в Новой Москве даже участок в 18 соток считается "небольшим". Например, у Татьяны Могутовой одной только картошки - 4 сотки. А плюс - яблоня, рябина, чеснок, огурцы, лук, теплица с помидорами, виноград. "Даже хинкали растут!" - раскрыла свой главный секрет педагог-огородник. "Хинкали" - это собственно сорт томатов, который действительно напоминает по внешнему виду кавказский джигит-пельмень. Такого в магазине не купишь!

    Татьяна Могутова продолжает рассказ об отдаленном, но любимом поселении, но ее воспоминания прерывает звонок по телефону. Это Юлия Егорова - сотрудник местной администрации, которая стала еще и переписчиком. "Это удобно, так как люди больше доверяют знакомым, охотно открывают калитки, - объясняет девушка. - Хотя есть и те, кто через забор разговаривает. И сквозь зубы. Мол, нет ничего на участке, хотя я и с дороги вижу яблони". Татьяна Могутова по сравнению с такими людьми - типичный экстраверт. Но и недовольных понимает. "Опасаются, что потом лишние налоги возьмут за собственный урожай", - суммировала учитель-депутат итоги бесед с соседями. Так к переписи сельский люд относился и в советское время, вспоминают старожилы Кленовского. Яйца и помидоры, конечно, в подушки не зашивали, но и напоказ не выставляли. Впрочем, Юлия Егорова каждому объясняет: перепись - не для налогов, а для понимания - в каком состоянии в стране личные подсобные хозяйства. Вообще есть ли они в период глобального потребительства?

    Оказывается, есть, даже в Москве. В том же Кленовском, говорит Татьяна Могутова, за последние годы количество приезжих выросло в несколько раз. Причем в основном - молодежь. Другое дело, что для современного человека "загородка" - это не пилатес над грядками, а обычный отдых. "Я видела много таких участков: там в основном газон, беседки, мангалы", - поделилась наблюдениями Юлия Егорова. Другое дело - участки старшего поколения. У Татьяны Могутовой едва ли не четверть участка занимает картофельная плантация. Да и остальные делянки не пустуют. На каждый клочок земли свой патиссон найдется. Впрочем, живности в учительском доме нет. Зато в семье самой переписчицы Юлии без птицы - никак! Москвичу из "человейника" не понять этого. За птицей надо ухаживать, комбикорм покупать, прибираться. Но Кленовское, хоть и имеет столичный статус, живет по-простому. К тому же, считает Юлия, все домашнее - полезное. Именно перепелиные яйца помогают восстановиться после коронавируса - это тут проверено многими.

    Все, что есть на участках в Кленовском, Юлия заносит в свой планшет. Его Мосстат выдает каждому переписчику. В нем стоит сим-карта и есть доступ к общей базе. Вопросы в электронной анкете самые простые - сколько живности на фазенде, сколько самих дачников, на какой площади - картошка, на какой - кабачки. И хотя почти каждый в Кленовском Юлию знает, она всегда приходит в форменной одежде переписчика и с удостоверением. А вот с самих дачников никаких бумаг работники госстатистики не просят. Все данные обезличены и вроде как незначительны: что такое небольшое куриное поголовье в сравнении с КФХ-миллионером? Тем не менее, рассказывают в Мосстате, и эта так называемая микроперепись важна: она дает целостное впечатление о жизни российского огородника и его потребностях. Ведь в числе прочего переписчик узнает: подсобное хозяйство - это "для души" или реальная необходимость?

    Микроперепись позволяет узнать о жизни российского огородника и его потребностях

    Для жительницы соседнего Роговского поселения Екатерины Ярцевой, например, земля важна. Как и для многих ее соседей. "В нашей деревне Васюнино вообще нет магазинов, - говорит она. - Приходится ездить за продуктами на машине". Екатерина ездит на работу в Вороновское, она контролер на косметическом производстве, по пути на авто может заехать в сетевой гипермаркет. Кое-кто в Васюнине разводит даже коз. Тем более что рядом есть довольно широкое пастбище - точнее, просто земля, которую никто не обрабатывает. По признанию переписчика Юлии Егоровой, еще не так давно в их поселениях можно было встретить и свиней, и коров. Но теперь старшее поколение в большинстве своем поголовье распродает. А молодым не до сенокосов и надоев: город последние силы выкачивает. Именно поэтому по выходным сюда выстраивается кавалькада иномарок с жаждущими сельского отдыха. Их во время переписи тоже постараются занести в планшеты. Только в графах про сельхозпроизводство будет прочерк - покупной шашлык и зелень не в счет.