Новости

15.08.2021 22:00
Рубрика: Культура

Почему не всем москвичам понравилась инсталляция швейцарского художника

В Москве на Болотной набережной, напротив Дома культуры "ГЭС-2", устанавливается гигантская инсталляция в виде комков глины. Работа эпатажного швейцарского художника Урса Фишера несколько лет назад находилась на одной из площадей Флоренции, а сейчас переехала в российскую столицу. Она еще до конца не смонтирована, но уже вызывает у москвичей ожесточенные споры.

На самом деле в этом районе появятся две инсталляции. Как сообщили "РГ" в пресс-службе фонда V-A-C, который открывает в этом году обновленную ГЭС-2, установят их на средства фонда. Обе работы современных художников приехали лишь на время, на какое - пока не уточняется. Первую - "Пространство света" Джузеппе Пеноне - разместят во внутреннем дворе, перед березовой рощей. Прежде она выставлялась в Лондоне и Версале. Это разделенный на восемь частей полый ствол дерева, снаружи покрытый отпечатками рук художника, а на его позолоченной внутренней поверхности различим рисунок древесной коры. Работа, по задумке художника, символизирует очевидную и неразрывную связь между человеком и природой.

Вторая инсталляция - "Большая глина N 4" - займет место на набережной, напротив главного входа в ГЭС-2. Она-то как раз и не вызвала восторга у горожан. Это отлитая из алюминия 12-метровая копия комка глины, который автор разминал в руках. Она, объяснили в фонде V-A-C, апеллирует к тому непреодолимому импульсу, который все мы испытывали с детства, сжимая в ладони кусок пластилина. "Монументальная по своим масштабам работа превращается в символ творчества, простоты и действенности человеческого жеста", - отмечают в фонде.

Мнения об инсталляции в социальных сетях разделились. Одни москвичи заявляют, что это один из ярких примеров абстрактного искусства: мол, нужны глубокие мозги, чтобы понять его и осмыслить. Другие, называя работу безвкусной и бессмысленной глыбой, считают, что этому витиеватому чуду авторской мысли не место в центре Москвы. Кто-то сожалеет, что огромный кусок испортит вид на восстановленное здание ГЭС-2, а кто-то призывает фонд в нелегкие "ковидные" времена дать шанс проявить себя российским архитекторам и скульпторам, а не поддерживать странные работы иностранных художников. А у кого-то инсталляция и вовсе ассоциируется с фекалиями.

Ключевой вопрос

Возникает вопрос: почему бы прежде, чем устанавливать арт-объект, не спросить у москвичей: интересен ли он им? Как, например, спросили, когда решали, надо ли ставить на Лубянской площади памятник Александру Невскому? Но современный арт-центр, который обещают скоро открыть в бывшей трамвайной электростанции, частный. Было выкуплено здание семь лет назад специально для того, чтобы знакомить москвичей с тем, что происходит в мировом современном искусстве. Впрочем, флорентийцев спросили - и они дали ответ.

Прямая речь

Николай Шумаков, народный архитектор РФ, президент Союза архитекторов России и Союза московских архитекторов:

- В последнее время, к сожалению, Москве очень не везет на монументальные скульптуры или, как сейчас модно говорить, арт-объекты. В первую очередь я говорю про памятники, которые выполнены абсолютно непрофессионально. Например, памятник Майе Плисецкой на Большой Дмитровке. Ну просто безобразная вещь, в рамках создания которой тандем архитектора и скульптора совершенно не сработал, а может, архитектора там и не было. Не менее, а может, и более ужасная работа - памятник Калашникову на Садовом кольце, вновь вызывающий вопрос вовлечения в работу над его проектированием архитектора. Здравомыслящий архитектор не мог установить такой монумент таким образом и в таком месте. И раз это случилось, вероятно, процесс обошелся без его участия.

Мнения разделились. Одни заявляют: это яркий пример абстрактного искусства. Другие - этому чуду не место в центре столицы

Теперь о "шедевре" на Болотной площади. На мой взгляд, скульптура Урса Фишера стоит в одном ряду с вышеперечисленными. Она нисколько не лучше и не хуже. Есть такое "лихое" направление в скульптуре, которое профессионалы откровенно называют "антиарт". Оно активно поддерживается искусствоведами и пиарщиками только для того, чтобы на волне скандального и сиюминутного интереса публики получить быструю и весьма ощутимую прибыль. "Большая глина № 4", а именно так называется скульптура Фишера - одно из ярких проявлений этого направления. Автор широко декларирует свое увлечение трансформацией материала, из которого создает скульптуры, и предлагает зрителям наблюдать за тем, как самоуничтожаются и разрушаются сотворенные им арт-объекты. Пожалуй, недолговечность "шедевра" - единственный положительный момент во всей этой истории. Хотя надеяться на то, что первый же дождь прекратит его существование, не приходится. В отличие от других работ Фишера, выполненных из воска, фруктов, овощей, хлеба, "глина" сделана из алюминия - любимого мною и весьма достойного материала.

И вот что еще очень удивляет меня как архитектора. Территория ГЭС-2, расположенная в центре столицы, является историческим пространством прежде всего в архитектурном смысле. Почему же именно здесь должна появиться скульптура автора, знаменитого тем, что он создает арт-объекты, которые порой разрушаются уже во время их экспонирования?

Игорь Воскресенский, председатель комиссии по монументальному искусству при Мосгордуме:

- В плане искусства появление такой инсталляции в Москве будет неким вызовом. Но, видимо, к этому и стремятся те, кто привез скульптуру. Острая реакция в обществе, я считаю, точно будет. С другой стороны, данная скульптура - это абстрактное искусство, во всем мире есть известные русские мастера этого стиля, которые стали мировыми знаменитостями. Среди них, например, Наум Габо, один из моих любимых авторов абстрактного искусства в монументальной скульптуре. Не меньшей величины скульптор-абстракционст Генри Мур. Я бы с огромным удовольствием увидел их работы и познакомил с ними наших соотечественников. Но их к нам не привозят. На мой взгляд, произведений звезд первой величины в абстрактном искусстве точно не хватает нашему городу. Что до работы скульптора Фишера, то я бы рекомендовал поставить ее в качестве эксперимента в другое место. Может быть, в парке?

Антон Польский (Мейк), художник-граффитист:

- Вместо того чтобы поддержать или выделить гранты молодым художникам, развивать пространство, фонд, который привез эту скульптуру в Москву, делает вот такие статусные проекты, которые разобщают людей, создают стену между специалистами и обывателями. В итоге они укрепляют мысль, что современное искусство - обязательно что-то очень далекое от понимания нормального человека.

Александр Петлюра, современный художник:

- Можно по-разному относиться к таким произведениям, но ведь прежде все "глину" видели в окружении иностранных домов. Думаю, можно посмотреть и на московской земле. На мой взгляд, в столице очень много слабых памятников. Сколько было споров про памятники Церетели? И чем закончилось? Расплавили хоть один на медь?

Георгий Франгулян, народный художник Российской Федерации, скульптор:

- Во Флоренции, в Нью-Йорке Фишера уже выставляли. Теперь посмотрим мы. Место выбрано самое подходящее - перед будущим музейным пространством. И надо привыкнуть, что здесь могут и дальше появляться подобные скульптуры. Это может кому-то не нравиться, но это возможность увидеть то, что происходит в современном искусстве. В любом случае это очень интересно. Искусство многообразно, в этом и состоит его значимость. Оно должно будоражить глаз, мысль зрителя. Когда я делал проект "Белый город", то надеялся, что дам ход новым работам, новым направлениям искусства в городе. Но прошло несколько лет, и ничего не произошло. Получается, что у нас в городе превалирует новая архитектура, претендующая на скульптурные ассоциации, принимаются нестандартные решения в благоустройстве городского пространства, а скульптура осталась очень далеко позади. Считаю, что нужно давать свободу различным стилям в искусстве. Кто-то смотрит на Генри Мура и ужасается, а ведь он классик! Что же до данной работы, то ее выбрал музей, может быть, это его способ привлечь публику, такой пиар. Я - за подобные эксперименты.

Александр Рукавишников, скульптор, профессор МГАХИ им. В. Сурикова:

- Правы те, кто называет Урса Фишера художником, а не скульптором. Он достаточно известный художник-концептуалист. Я видел его произведения на биеннале в Венеции, с философской точки зрения мне понравилась его идея. Что касается "Глины 4" - это сделано при помощи современных технологий. Скорее это арт-объект, а не скульптура. Глина действительно красива сама по себе. Остроумно придумано - увеличить экспрессивно сложенные куски глины. Я слышал, что выставлено это будет на короткое время на набережной. Думаю, что москвичам и гостям столицы будет полезно и приятно расширить диапазон и увидеть, что городская скульптура может быть разной. На мой взгляд, в этой вещи есть какой-то драйв или кураж. И уж это точно лучше, чем посредственные и аморфные скульптуры, доминирующие во многих наших городах.

Подготовили Сергей Жуков и Ирина Огилько

Тем временем

Флоренция избавилась от шедевра

В последний раз этот монумент Фишера выставлялся в 2017 году во Флоренции на знаменитой площади Синьории, которая справедливо носит название "музея под открытым небом" и по праву считается одним из самых красивых мест в городе. "Творение" швейцарца появилось в рамках биеннале современного искусства InFlorence. Очевидно, по задумке организаторов, в тот период данная конструкция была призвана развлечь местных жителей и туристов, пока шла реставрация фонтана Нептуна на площади. Но вместо умиления и радости "Большая глина № 4" вызвала шквал недовольства со стороны недоумевающей публики. Судя по гневным комментариям флорентийцев в соцсетях, они разглядели в ней не что иное, как груду экстрементов, которой, по их мнению, негоже находиться в двух шагах от Палаццо Векьо, здания городской коммуны. Так, к примеру, известный и ныне покойный искусствовед Филиппе Даверно назвал тогда статую - произведением "достойным мусорного бака". Чтобы погасить страсти, власти Флоренции предложили устроить коллективное обсуждение, чтобы лучше "понять монумент". В итоге победило большинство. Под давлением негодующей общественности через четыре месяца гигантскую скульптуру демонтировали.

Флорентийцы решили, что этой инсталляции не место на площади, в двух шагах от которой расположено здание городской коммуны. Фото: iStock

Подготовила Нива Миракян, Рим

В регионах Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Столица ЦФО Москва РГ-Фото