Новости

30.08.2021 07:40
Рубрика: Культура

На экранах драма взросления "Вне зоны доступа"

Шестнадцатилетний Ваня боится высоты. Мы встречаем его на краю платформы для прыжков в бассейн: парень борется с собой, но прыгнуть не в силах. И этот момент слабости будет преследовать его по ночам.
Идеальные герои всегда готовы помочь всякой живности - котенка подобрать, обреченную лошадку спасти... Фото: Наше кино Идеальные герои всегда готовы помочь всякой живности - котенка подобрать, обреченную лошадку спасти... Фото: Наше кино
Идеальные герои всегда готовы помочь всякой живности - котенка подобрать, обреченную лошадку спасти... Фото: Наше кино

Слабость оказалась роковой - суровый отец не взял его в Испанию. Неадекватность расплаты ставит все дальнейшее под сомнение: из-за приступа акрофобии лишить российского подростка обещанной Испании - садизм, на который не каждый папа рискнет. Но Ваня эту сценарную натяжку не замечает и радостно едет коротать лето на даче у тетки с друзьями детства, которых не видел четыре года. За это время Маша вымахала и стала красавицей, а долговязый Кирилл, судя по всему, уже считает ее своей девушкой.

Драматический узел для фильма готов: уже понятно, что нас ждет любовный треугольник с романтическими вечерами у костра, перед которыми поблекнет далекая Испания. На роли молодых необстрелянных приглашены ветераны: 17-летний Олег Чугунов сыграл ролей вдвое больше, чем Олег Стриженов, 17-летняя Маргарита Дьяченкова - больше, чем Любовь Орлова. Это - в кино, не считая тик-тока. И только для тик-токера Власа Кропалова роль Кирилла - дебют. Решающий козырь всех троих - обаяние молодости. То неотразимое щенячье обаяние, которое позволяет юной аудитории восторженно визжать в кинозалах, радостно признавая своих. У всех троих уверенная повадка, все трое перед камерой сохраняют естественность, органично, хотя и несколько принужденно передавая написанные сценаристами диалоги . Что, надо признать, нелегко: и коллизии и диалоги словно взяты из воспитательных фильмов 50-х годов. То есть из принципиально другой эпохи, когда кино было соцреалистическим, там разговаривали правильным литературным языком, и хорошее могло конфликтовать только с "еще более лучшим".

Картина, показанная на фестивале "Окно в Европу" и вышедшая на экраны, - первая режиссерская работа продюсера и драматурга Анны Курбатовой, она же написала сценарий в соавторстве с Анной Соболевской. Получилась машина времени - в фильме даже есть эпизод, где она предстает воочию. Ребята забираются в древний пионерский лагерь, каким-то макаром сохранившийся с советских времен. Бросок в прошлое воспринимается как метафора, ключ к характерам, канувший в Лету лагерь явно жив и в сценаристках, и в их очень правильных экранных детищах. Ваня терпелив, внимателен и безупречно педагогичен к племяннице Ане - здесь он просто Макаренко. Все трое готовы помочь всякой живности - и котенка подобрать, и обреченную лошадь злого фермера отпустить на свободу, где она все равно погибнет, но они о том не думают. Отношения рыцарские. Для Ивана выступить разлучником коварным - порушить лирические чувства друга и подруги - еще мучительнее, чем прыгнуть в бассейн. Но младая кровь, конечно, играет, и мы заранее знаем, как пойдут события. Решающее объяснение состоится, конечно, в лодке - помните: "Милый друг, наконец-то мы вместе, ты плыви, моя лодка, плыви...". Все выдает интонацию авторов, донельзя растроганных тем, что герои еще такие юные, а уже просыпаются в них души прекрасные порывы. Совсем как в кино.

Название картины многозначно. Вне зоны доступа - по первому слою: нервный Ваня утопил мобильник, и друзья из солидарности решают провести лето без связи с миром. Такое мушкетерское соглашение типа "Один за всех, все за одного!". Ну, а о скрытых смыслах названия легко догадаться, наблюдая эту историю о моральном выборе между любовью и дружеским долгом с душераздирающе светло-грустным финалом.

Это редкий теперь фильм, сотворенный по принципу "если реальность несовершенна, надо ее усовершенствовать". Он похож на коллекцию ностальгических воспоминаний о чем-то щемяще-сияющем, выплывшем из тумана юности. Снято в знаменитом Комарово с его чеховскими дачами (о Чехове в фильме обязательно вспомнят). Во дворах соседи устраивают дружеские застолья с песнопениями из "Чайфа" - их нам, как концертный номер, позволят прослушать от начала до конца. Лиризм мемуаристики, переходящий в сладкую умиленность. Нирвана.

По всем канонам молодежного соцреалистического кино должно прийти суровое испытание, когда Ваня самому себе докажет, что он не слабак. Мы в зале это прекрасно знаем из десятков таких же "фильмов взросления", но ждать решающего момента придется долго. Испытание окажется таким же картонным, и все завершится патетической сценой прощания "третьего лишнего" со своей первой в жизни любовью. Так как светлые воспоминания есть даже у младенца, в залах наверняка будут утирать слезы понимания и сочувствия. И я не исключаю, что картина получит Приз зрительских симпатий: залы втайне тоскуют по свету соцреализма, только боятся себе в этом признаться.

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и театр с Валерием Кичиным