Тамара Гвердцители: О "Спасской башне", о правильном кофе и о том, как лечить Моцартом душу

Фестиваль "Спасская башня" - это прежде всего десять вечерних представлений с 27 августа по 5 сентября на Красной площади. Каждое из которых с известным вокалистом.

На информационных лентах "вокальную часть" этого военно-музыкального праздника подают так: выступят Тамара Гвердцители, хор Турецкого и солист Rammstein.

Все верно, но давайте правильно расставим акценты. Народная артистка России и Грузии Тамара Гвердцители львиную долю нагрузки приняла на себя: семь фестивальных дней из десяти звучит именно ее голос.

Тамара Михайловна, ваш статус - специальный гость фестиваля. Но положа руку на сердце: разве вы гостья? По-моему, на этом балу вы давно уже хозяйка, его талисман. Станете возражать?

Тамара Гвердцители: Спасибо за добрые слова. Да, на "Спасской башне" я выступаю с 2015 года. Мы уже сроднились с фестивалем в музыкальном плане.

Вы недавно сказали интересные слова: площадь надо охватить не только звуком, но и эмоционально. А как это?

Тамара Гвердцители: Это когда ты, артист, объединяешься со зрителем. Когда в едином порыве со своим зрителем тебя в небеса уносит музыка. Это уже не только сила звука, это эмоциональное единение.

Фото: Сергей Михеев/РГ

В прошлом году фестиваль проходил вне Красной площади и в ином формате. Я видел ваше выступление. "Ты же выжил солдат!.." берет за душу, буквально до дрожи. Вы пели без зрителей, но так, словно перед вами были тысячи людей.

Тамара Гвердцители: Да, без зрителей. Но уже спустя несколько тактов понимаешь: все на своем месте. Ты не просто поешь, ты же говоришь что-то очень важное, и тебя слышат.

Ваша коллега Мирей Матье в Москве как-то призналась: она перед каждым выходом на сцену жутко трусит, переживает едва ли не панические атаки. Но этот страх обращает в силу, в страсть… А вы?

Тамара Гвердцители: Все настоящие артисты испытывают страх, это же колоссальная ответственность. Страх тебя охватывает, но это преодолимо. Площадь заполняется музыкой, и ты забываешь, как дрожал пару минут назад. Словно взлетаешь вместе со звуком, а затем ощущение, что ты плывешь волшебной реке. И все: страха больше нет, все заполняет музыка.

К такой необычной сцене, как Красная площадь, можно привыкнуть?

Тамара Гвердцители: К ней привыкнуть невозможно, в ней есть нечто волшебное, сакральное. А еще - магия. Ну и страха немного наводит. Хочу отметить, что успех выступления - он коллективный. Я выступаю с оркестром, и роль каждого музыканта значительна. Думаю, уместен образ: мы вместе создаем нечто важное, и каждый "кирпичик" важен.

1 сентября на Красной площади выступит Хор Турецкого, а 4 и 5 сентября поет фронтмэн "Рамштайн" Тиль Линдеманн. На правах ветерана-вокалиста "Спасской башни" можете дать коллегам пару чисто технических советов. Например, как сохранить голос, если не дай бог пойдет дождь? Вы ведь не раз пели под дождем.

Тамара Гвердцители: Да, не раз. Дождь, ветер. Бывает непросто. Но каждый сам понимает, как донести до зрителя свое произведение. Это потрясающий фестиваль, живая музыка. Совет? Каждый его знает, надо выкладываться на 100 процентов. Когда шел дождь, мне предлагали зонт. Но я не согласилась, это как-то ограничивает твое пространство, а творчество располагает к свободе. К тому же, мне жалко человека, который обязан держать надо мной зонт. Ну, пошел дождь, ну и что? И вообще в жизни все нужно доводить до конца: допевать, доигрывать, доводить до кульминации.

Надо настраиваться на встречу не только с удачей, но и с неудачей тоже. И все в жизни доводить до конца. А лучше - до кульминации

Я собираю список кулинарных секретов: как правильно завтракать, чтобы получить заряд бодрости. Капитан армии Катара поделился своей военной тайной: с утра - чашку чая карак. Qatari tea Karak с молоком и со специями: 2 стакана воды, 2 чайные ложки черного или красного чая, 1/2 чайной ложки измельченного кардамона, два стакана коровьего или растительного молока, корица, шафран, имбирь или гвоздика по вкусу. Думаю, рецепт всем пригодится. А теперь ваша очередь делиться секретами - каким напитком вы "заряжаетесь"?

Тамара Гвердцители: Я не представляю утра без волшебного напитка под названием кофе. Я кофеман. Кофе для меня - это все. С утра дома варим, пьем кофе, и только тогда жизнь начинается. А завтрак - он же индивидуален, и у каждого он свой. Для кого-то это обильная трапеза, а кому-то достаточно пары маленьких печенюшек. Лично для меня булочка или круассан с чашкой кофе вполне обеспечивают необходимый заряд энергии и бодрости. Кофе пью раза три за день.

Красная площадь: народная артистка Тамара Гвердцители и Центральный военный оркестр под руководством заслуженного артиста Сергея Дурыгина. Сакральное место, щемящее контральто и безупречное исполнение. Фото: Сергей Михеев

Фирменный кофе "Спасская башня" вам нравится?

Тамара Гвердцители: Да, очень. Как раз вчера меня угощали, он с ореховым вкусом, я в восторге. Хочется петь.

Может, есть кулинарные секреты домашней кухни? Чтобы вкусно и в то же время не навредить фигуре.

Тамара Гвердцители: У нас в семье культ грузинской кухни с элементами одесской кухни. Кулинарные традиции храним и передаем: готовит мама, немного я, и все следующие поколения, я так надеюсь. Только вкусно - это проще, чем не навредить фигуре. Непростое дело. Но профессия требует быть в форме.

Я читал, что вы поете на 12 языках: на русском, грузинском, французском, итальянском, испанском, английском, иврите, украинском, армянском, немецком и других. А на каких говорите?

Тамара Гвердцители: На грузинском, русском, английском, французском. Понимаю испанский и итальянский. Иврит тоже понимаю. Но скажу, что я никогда не стану петь, если в песне не понимаю слов. В каждой конкретной песне понимаю каждое слово.

Да, и хочу еще изучить несколько языков, пока не буду говорить какие.

Фото: Пресс-служба Дирекции Международного военно-музыкального фестиваля "Спасская башня"

Слышал, что ваш сын Сандро хорошо поет, но выбрал карьеру историка. Не передумает?

Тамара Гвердцители: Я не думаю, что передумает. Он перфекционист, ему надо быть лучшим или одним из лучших в профессии, либо не заниматься этим делом. Еще когда был ребенком, мы определили, что у него прекрасный слух, хорошо поет. Учувствовал в школьных театральных постановках, причем в Москве учился в британской школе, и постановки были на английском.

Все получалось, но… Он сказал: "Мама, я никогда не смогу так и столько репетировать, как ты". А без упорных ежедневных репетиций в этой профессии нельзя. Сандро учился на режиссера и понял суть профессии артиста: не только постоянные изнуряющие репетиции, но еще должен быть настроен на встречу не только с удачей, но и с неудачей тоже. И главное: не только он будет выбирать - его будут выбирать: на ведущего, на роль, на главную роль. Потому что артиста выбирают. Я его брала на выступления, а он во время гастролей не гонял мяч или бездельничал. Он наблюдал и уже в юном возрасте очень четко осознал, что стоит за таким выбором: огромный труд, постоянные переезды, в том числе из страны в страну. Мудрый мальчик, все понял и принял решение.

Знаете, а ведь это надо услышать тем, кто мечтает о славе артиста. Я говорю не только об изнурительных репетициях и переездах. Вы сказали важные слова: надо быть готовым к встрече с неудачей. И не ты выбираешь, а тебя выбирают. И если ваш сын это все понял, то он не мальчик. Это решение мужчины, взвешенное и умное.

Тамара Гвердцители: Спасибо. Слышать это радостно для матери.

Фото: Пресс-служба Дирекции Международного военно-музыкального фестиваля "Спасская башня"

О грустном: пандемии пока конца не видно. Строить больницы с "красными зонами" и производить кислородные концентраторы мы вроде научились. Но ученые говорят: даже после окончания пандемии сразу беда не закончится, переболевшие месяцами будут испытывать опустошение, депрессию. А может и годами. Как думаете, музыка достаточно хороший доктор?

Тамара Гвердцители: Хорошая музыка, театр, поэзия, живопись лечат наши души. Я думаю, что без всего этого просто не выжить.

А когда самой бывает грустно - поете, музицируете или слушаете?

Тамара Гвердцители: Слушаю: Моцарт, Скрябин, Рахманинов. Окунешься в этом мир, и сразу настроение другое.

Я знаю руководителей фестиваля, это люди, которые прислушиваются к хорошим советам и идеям. Как вы думаете, кто из российских и зарубежных певцов на грядущих фестивалях хорошо смотрелся бы на Красной площади?

Тамара Гвердцители: Выступать с военным оркестром - это особый дар. Таланты у нас есть. Но конкретные имена выбирать организаторам. Просто скажу, что это время, кровь, пот и слезы, без этого успеха не бывает. Главное, это нести и дальше главную идею фестиваля: музыки без границ. И музыка - она всегда жива. А пока звучит музыка - живы и мы.