1 сентября 2021 г. 12:10

Журнал "Родина" проводит открытый урок Истории

В новом учебном году "Родина" продолжает разговор об исторической памяти наших детей
Фото: РИА Новости

"Сегодняшние школьники не видят принципиальной разницы между Куликовской битвой, Бородинской или Сталинградской. Для них это события одного временного порядка, относящиеся к далекому прошлому. Не знаю, к счастью или к сожалению. Такова данность..." - этому горькому признанию Елены Литвяк, учителю истории из подмосковного села Рождествено, пять лет (интервью в журнале "Родина" № 1 за 2016 год).

С тех пор ситуация, конечно, не могла кардинально измениться. Но хорошо уже то, что дискуссии о преподавании истории в школе не утихают, а споры о качестве учебников и учебных планов вышли за рамки узкокорпоративных. Об остроте проблемы свидетельствуют жесткие слова президента...

До сих пор еще, знаете, открываю некоторые учебники школьные, с удивлением смотрю, что там написано. Как будто не про нас. Кто пишет, кто пропускает такие учебные пособия? Кто пропускает то, что там написано? Там про Сталинградскую битву может быть не сказано...

Президент РФ Владимир Путин в ходе оглашения Послания Федеральному Собранию 21 апреля 2021 года

Открытый урок "Родины" - приглашение к разговору об исторической памяти наших детей. И он касается не только педагогов и чиновников от педагогики - каждого из нас.

Это ведь только кажется, что настоящая история - в шелесте мудрых книг, в музейной пыли.

На самом деле она таится на дне старомодных фибровых чемоданов, давно заброшенных на антресоли.

И в глазах наших бабушек, в которые нам некогда заглянуть.

Игорь Коц,

шеф-редактор журнала "Родина"

Открытый урок Истории ведут: председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин, советский педагог Виктор Сорока-Росинский (1882-1960), нарком просвещения РСФСР Андрей Бубнов (1884-1938), ученые-историки, журналисты.

Председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин: Кого учит история

В высших учебных заведениях России завершилась приемная кампания. Среди сотен тысяч студентов нового призыва немало тех, кто осознанно выбрал для себя историческое образование и рассчитывает в будущем связать жизнь с гуманитарной профессией. Отрадно, что из года в год количество таких молодых людей не снижается, а с недавних пор, напротив, даже растет.
Сергей Нарышкин: "Количество студентов, решивших посвятить себя изучению истории, растет". Фото: Александр Шалгин / пресс-служба РИО

Недавним приказом Минобрнауки России Российское историческое общество и Федеральное архивное агентство были наделены полномочиями "центров ответственности" по Укрупненной группе специальностей и направлений подготовки "История и археология". Таким образом, уже с 2023 года распределение бюджетных мест на исторические специальности будет осуществляться с учетом мнения профессионального исторического сообщества. Отложенные последствия этого решения, на первый взгляд выглядящего сугубо "цеховым", выходят далеко за рамки профессиональной дискуссии. Система высшего исторического образования обеспечивает кадрами десятки академических институтов и высших учебных заведений, сотни музеев и архивов, тысячи библиотек и общественных организаций, которые, в свою очередь, формируют историческую идентичность миллионов россиян. Кроме того, историки работают в средствах массовой информации, трудятся на государственной и муниципальной службе. Талантливые профессионалы, окончившие исторические факультеты, есть и в рядах Службы внешней разведки. Поэтому хотел бы более подробно изложить свои взгляды на современное состояние и перспективы развития высшего исторического образования, обозначив при этом те задачи, которые станут приоритетными для Российского исторического общества.

Михаил Ломоносов приложил руку к созданию кафедры истории первого российского университета. Фото: РИА Новости

Государствообразующее значение высшего исторического образования было впервые осмыслено в середине XVIII века. По утвержденному императрицей Елизаветой Петровной "Проекту организации Московского университета и гимназий", к созданию которого приложил руку Михаил Васильевич Ломоносов, среди предполагаемых к открытию кафедр первого российского вуза называлась и кафедра истории. Университетский устав 1804 года предписывал создание сразу трех исторических кафедр - "Всемирной истории, статистики и географии", "Истории, статистики и географии Российского государства", а также "Теории изящных искусств и археологии". Новая система высшего исторического образования стала приносить плоды уже полвека спустя, когда в России появились первые крупные ученые-историки, такие как Соловьёв и Ключевский, а научный подход к прошлому стал органичной частью национальной культуры.

По мере распространения грамотности потребность в специалистах с историческим образованием лишь росла. Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР "О преподавании гражданской истории в школах СССР" от 16 мая 1934 года были открыты первые исторические факультеты - в Московском и Ленинградском государственных университетах. Этим решением, принятым на самом высоком политическом уровне, был завершен процесс автономизации высшего исторического образования, прежде объединявшегося с филологической, философской или обществоведческой подготовкой.

Петропавловская крепость: уроки истории для питерских школьников. Фото: Photoexpress

На протяжении многих лет исторические факультеты и институты служили главными кузницами кадров для сфер народного образования и культуры Советского Союза. Замечу, что доля студентов, обучающихся на исторических специальностях, в начале 1980-х годов была в два с половиной раза выше, чем сегодня.

Такое снижение вызывает известную обеспокоенность, особенно на фоне массовой "оптимизации" исторических факультетов, которые в большинстве своем вновь вошли в состав более крупных университетских структур - институтов, объединенных факультетов и школ. Не спорю, что вопрос об автономии тех или иных подразделений является прерогативой руководства вузов и, безусловно, в каждом конкретном случае решался с учетом контекста. Однако в целом, как я уже не раз говорил, сложно рассуждать о повышении общественного внимания к истории, наблюдая при этом понижение статуса профильных учебно-научных структур в российских университетах.

Полагаю, что у людей, далеких от исторической науки, с ранних лет формируется неверное представление о том, какими навыками должен обладать выпускник истфака. В отличие от исторического образования в школе, призванного помочь освоить некий "культурный минимум" событий, имен и дат, высшее историческое образование нацелено на развитие аналитических навыков, наработку опыта критического осмысления информации. Будущий специалист-историк несколько лет учится налаживать "диалог" с источником, устанавливать степень его достоверности, выявлять путем сопоставления с другими источниками даже мельчайшие лакуны и неточности. При этом подчеркну, что "источник" в данном случае - своего рода переменная. В разных обстоятельствах на его месте может быть и архивный документ, и археологическая находка, и даже другой человек. Так что, владея навыками "исторической критики", грамотный выпускник истфака сможет добыть необходимые сведения практически в любой ситуации.

Основной целью исторической науки является поиск первопричин тех или иных социальных явлений, исследование их генеалогии. Не секрет, что со временем многие понятия меняют свое значение, а социальные институты приобретают прежде не свойственные им функции. Профессиональный историк способен фиксировать эти изменения, умеет отличать главное от второстепенного, видит движущие силы исторического процесса. С годами у него развивается особая интуиция, способность определять во множестве на первый взгляд случайных событий невидимые глазу закономерности. Такие компетенции нельзя свести к набору прикладных умений. Это особое мировоззрение, уникальная оптика мышления, востребованная в самых ответственных сферах человеческой деятельности.

Разумеется, при необходимости базовое историческое образование может быть "надстроено" более узкопрофильной магистратурой. Поэтому убежден, что бюджетных мест для историков у нас в стране должно быть больше. В перспективе - не меньше, чем выделяется на другие общественно-научные направления подготовки.

30 июня на общем собрании Российского исторического общества было принято решение о создании новой Комиссии РИО по вопросам высшего исторического образования. Ее первое заседание состоялось 30 июля под председательством члена Совета Общества, статс-секретаря - заместителя министра юстиции Российской Федерации Андрея Викторовича Логинова. Основной задачей новой структуры станет содействие Минобрнауки России в распределении контрольных цифр приема.

Здесь стоило бы сделать небольшое отступление от темы, чтобы подробнее рассказать о том, как в настоящее время выстраивается эта работа. После того как Минобрнауки России рассчитывает общий объем контрольных цифр приема на предстоящий учебный год, бюджетные места распределяются между Укрупненными группами специальностей и направлений подготовки (УГСН), то есть широкими предметными областями. На этом этапе свои предложения в установленном порядке вносят "центры ответственности" - как правило, крупные объединения работодателей или профильные федеральные органы исполнительной власти, владеющие информацией о потребностях рынка труда. Затем распределенные между УГСН бюджетные места повторно распределяются уже между субъектами Российской Федерации. Внести свои предложения в процессе формирования региональных квот по каждой УГСН могут не только "центры ответственности", но и руководство регионов.

После того как процесс распределения завершился, Минобрнауки России объявляет конкурс между вузами за распределение бюджетных мест в рамках ранее установленных квот. При оценке поступающих заявок учитывается целый набор показателей, включающий в себя успешность выпускников на рынке труда, публикационную активность преподавателей и научно-исследовательские достижения вуза. По идее такая сбалансированная система должна давать объективные результаты, удовлетворяющие все заинтересованные стороны, однако из-за ее сложности иногда случаются сбои.

Взять, к примеру, так называемые скачки в объеме контрольных цифр приема. Имеются в виду случаи, когда вуз, получавший много бюджетных мест, "внезапно" не получает ни одного, а затем, уже через год, количество мест столь же "внезапно" восстанавливается до прежнего уровня. Нестабильность здесь плоха сама по себе, так как мешает планировать образовательный процесс, рассчитывать нагрузку и даже штатную численность преподавателей. Допускаю, что скачки обусловлены техническими ошибками. Вопрос лишь в том, как устранить этот человеческий фактор, обезопасив от неожиданностей и руководство вузов, и преподавателей, и, разумеется, абитуриентов.

Не менее серьезная проблема обнаруживается при анализе распределения контрольных цифр приема в региональном разрезе. Достаточно сказать, что на сегодняшний день полностью прекращена подготовка историков за счет средств федерального бюджета в Амурской, Брянской, Калужской и Смоленской областях, а также в Еврейской автономной области. Прозвучит громко, но по сути это означает лишь одно: если пустить дело на самотек, то уже в обозримой перспективе там будет некому поддерживать работу музеев, архивов и библиотек, развивать традиции местных научных школ, воспитывать следующие поколения специалистов-гуманитариев. Это серьезная угроза. Полагаю, что в деле обеспечения единства образовательного и культурного пространства России не может быть места узковедомственным или местническим интересам. Для нормализации этой ситуации всем - и федеральным органам исполнительной власти, и руководству регионов, и общественным организациям - необходимо объединить свои усилия.

Преподаватель - ключевая фигура. Ведь из-за дефицита учителей наука о прошлом может остаться без будущего. Фото: РИА Новости

Отдельно следует сказать о кадровом обеспечении школ. Сегодня - во всяком случае, в теории - предполагается, что выпускники вузов по специальности "История" не будут работать учителями. Будущих педагогов-историков готовят в рамках отдельного направления - "Педагогическое образование". Комиссии Российского исторического общества еще предстоит проанализировать ситуацию с региональным распределением контрольных цифр приема по соответствующей УГСН "Образование и педагогические науки", а затем посмотреть, сколько бюджетных мест по решению самих вузов направляется именно на подготовку учителей истории.

Полагаю, что в перспективе стоило бы подумать об оптимизации этой модели и, возможно, даже о переходе к подготовке и историков, и учителей истории в рамках одной УГСН. Это могло бы помочь студентам, желающим работать в школах, но не имеющим профильной педагогической подготовки, приобрести необходимые компетенции еще в процессе обучения на историческом факультете, а самим школам - получить дополнительный приток молодых и мотивированных профессионалов высокого класса.

Повторюсь, что планирование контрольных цифр приема на исторические специальности следует увязывать с перспективами трудоустройства выпускников, а кроме того, с качеством их подготовки. Не секрет, что уровень преподавания истории серьезно разнится от вуза к вузу. Устранению наиболее глубоких дисбалансов призвано помочь введение сетевых образовательных программ с участием ведущих столичных университетов и академических институтов. В этом смысле у дистанта, уже успевшего стать новой реальностью большинства российских университетов, помимо известных издержек есть и преимущества.

Считаю правильным и более глубокую интеграцию исторических курсов в смежные направления подготовки, такие как политология или регионоведение. Традиционно регионоведы специализировались на изучении международных отношений, однако сейчас, как мне кажется, пришло время сделать акцент на изучении российских макрорегионов. Всюду - и на государственной службе, и в бизнесе - есть незакрытая потребность в специалистах с комплексным пониманием истории, географии и экономики различных частей нашей страны. Подготовка таких профессионалов должна вестись параллельно с усилением преподавания региональной истории в школе, ее синхронизацией с курсом отечественной истории. Рассчитываю, что эти комплексные усилия принесут хорошие результаты как с позиций улучшения качества регионального управления, так и с точки зрения повышения уровня исторической грамотности наших граждан.

В целом все перечисленные меры, планируемые по линии Российского исторического общества, призваны сделать высшее историческое образование более качественным и равнодоступным во всех регионах страны. Мы руководствуемся тем, что каждый молодой человек, стремящийся стать дипломированным историком, вправе реализовать себя и принести России пользу на этом профессиональном поприще.

ДОСЛОВНО
Валерий Фальков Фото: Александр Корольков / РГ

Министр науки и высшего образования Российской Федерации Валерий Фальков на общем собрании Российского исторического общества:

- Ассоциация "Российское историческое общество" совместно с Минобрнауки России становится центром ответственности по планированию и формированию контрольных цифр приема по укрупненной группе специальностей и направлений подготовки по истории и археологии. Российское историческое общество будет активным образом участвовать не только в планировании цифр приема, но и в их распределении по регионам. Соответствующий приказ уже подписан.

Сегодня, в День знаний, на сайте "РГ" мы публикуем материалы из серии "Открытый урок Родины"

Почему дети не видят разницы между Куликовской битвой и Сталинградской?

Урок истории ведет Елена Литвяк. Фото: Сергей Куксин/РГ

Елена Литвяк, учитель истории из села Рождествено Истринского района Московской области:

"Нет информации о повседневной жизни людей..."

"Вся штука в том, что сегодняшние школьники не видят принципиальной разницы между Куликовской битвой, Бородинской или Сталинградской. Для них это события одного временного порядка, относящиеся к далекому прошлому. Не знаю, к счастью или к сожалению. Такова данность. Ведь даже о советском периоде они могут судить лишь с чужих слов.

Мне не нравится, что почти во всех учебниках нет информации о повседневной жизни людей. А ведь это важно - представлять эпоху на ощупь, знать, чем и как изо дня в день жили люди, причем не обязательно великие. Вообще, думаю, курс истории в школе построен, извините, не с того конца. Ребенку понятен мир, который можно потрогать руками.

Даже в разговоре о двадцатом веке надо без конца растолковывать, что такое конка или дрожки, в чем разница между трактиром и чайной. Кстати, по этой же причине сегодняшние школьники плохо воспринимают классическую литературу, им через слово нужно комментировать, переводя с русского на русский. С ребятами я сначала говорю о будничных вещах, лишь потом расширяющимися кругами мы доходим до политики, экономики, государственного устройства".

("Родина", № 1, 2016)

Ольга Эдельман, кандидат исторических наук, ведущий специалист Государственного архива РФ:

"Надо учиться примирению с прошлым"

"Я противник любой войны с прошлым. Это бессмысленное и даже вредное занятие. Страницы истории всегда надо помнить. И примирению с прошлым тоже надо учиться. Это непростой урок".

("Родина" № 11, 2016)

Евгений Ямбург, заслуженный учитель РФ, академик Российской Академии образования, директор московского центра образования N 109:

"Главная наука - расслышать друг друга"

"Мне забавно наблюдать схватки по поводу единого учебника истории. Люди не могут уяснить очевидного: в сложном, дифференцированном обществе уже никогда не будет единой идеологии. Всё, забыли, проехали. Не может быть общей основы у атеистов и верующих, интеллигентов окуджавского типа и прагматиков олигархического разлива. Про единственную науку, которой стоит обучать детей, хорошо сказал Булат Шалвович, хотя он и не педагог, вернее, был учителем в Калуге, но очень плохим, по его же признанию. Так вот, Окуджава говорил про "святую науку расслышать друг друга".

("Родина" № 9, 2016)

Лев Аннинский, литературовед, обозреватель "Родины":

"Начинать с сочинения про своих дедов-прадедов..."

"Как сделать историю в школе живой? Для начала можно было бы провести урок семьи. Дать ребятам задание написать сочинение о дедах-прадедах. Уверен, большинство почти ничего не знает о них. А так придется расспросить родителей, заполнить пробелы. Глядишь, кто-то заинтересуется, начнет восстанавливать генеалогическое древо рода. Начинать всегда надо с малого".

("Родина", № 4, 2016)

Лариса Арачашвили, учитель русского языка и литературы из Волгограда, "Учитель года-2019":

"Подвиг не только в готовности закрыть амбразуру..."

"Роман "В окопах Сталинграда" Виктора Некрасова не включен в школьную программу. Даже волгоградские школьники о нем не знают. В восьмом классе есть один-единственный свободный час по военной прозе. Я взяла рассказ Андрея Платонова "Возвращение". Это не столько про кровь, сколько про человека.

Не надо современным подросткам в лоб рассказывать о героизме. Подвиг ведь не только в готовности закрыть грудью амбразуру. Искренне так считаю. Покажите судьбу рядового солдата, пусть увидят мужество в его ежедневном поведении..."

("Родина", № 9, 2020)

Андрей Сорокин, научный руководитель Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ):

"Пора переходить от эмоций к первоисточникам"

"Люди, называющие себя историками, с заслуживающей лучшего применения страстью отстаивают собственные теории, которые подчас построены на мифах и легендах. Спорщиков не посещает очевидная мысль - обратиться к первоисточникам. Значит, что-то не в порядке, причем в общественном восприятии в целом.

Настроение общества в нашей стране на протяжении десятилетий формировала историческая публицистика, весьма вольно обращавшаяся с фактами. Нам еще только предстоит научиться опираться не на эмоциональные рассуждения по принципу "нравится - не нравится", а на комплексные исследования".

("Родина" № 6, 2015)

Подготовила Юлия Башарова

"Родина" продолжает разговор об исторической памяти наших детей. Присылайте свои отклики в редакцию по адресу: rodinainfo@rg.ru

Всего семь уроков на 1418 дней войны?!

Текст: Андрей Смирнов (кандидат исторических наук) , Семен Экштут (доктор философских наук)

Семен ЭКШТУТ, доктор философских наук:

"Недавно мне довелось побывать на заседании "круглого стола" "Курс истории России: место и роль в патриотическом воспитании школьников". Много лестных слов там было сказано про неведомый мне ранее ПООП - Примерные основные общеобразовательные программы, разработанные Министерством образования России. Я не сразу поверил услышанному: этот ПООП отвел нашим шести- десятиклассникам на Великую Отечественную войну 7 (семь!) уроков.

Впору не уроки нашей героической истории осмысливать, а проводить урок арифметики.

Великая Отечественная война продолжалась 1418 дней.

Продолжительность школьного урока - 45 минут. Вопрос: о чем учитель истории может рассказать классу за одну минуту? Арифметика нехитрая: в 60 секунд ему надо втиснуть 4-5 дней Великой Отечественной. И, таким образом, на Сталинградскую и Курскую битвы (они продолжались соответственно 200 и 50 дней) несчастному педагогу отведен один (!) урок. На два величайших сражения ХХ века - футбольный тайм".

("Родина" № 2, 2018)

МНЕНИЕ ВОЕННОГО ИСТОРИКА

Андрей СМИРНОВ, кандидат исторических наук:

СЕМЬ ЧАСОВ - ЭТО НЕ ТАК УЖ МАЛО!

Экспертная оценка школьных учебников истории

Сразу оговорим: учебный план и учебник - не резиновые. Увеличить количество часов на одну тему - значит отобрать часы у других тем (а то и у других дисциплин). Надо брать не количеством, а качеством - и за семь часов вложить в сознание ученика максимум возможного.

Что ж, давайте посмотрим на наши школьные учебники (точнее, на их разделы, посвященные Великой Отечественной войне).

Пять учебников и два критерия

Возьмем пять учебников1, которые использовались в последние годы и/или будут использоваться в 2021/22 учебном году.

Их авторами являются:

I. О.В. Волобуев, С.П. Карпачев и П.Н. Романов (далее - "Волобуев");

II. М.М. Горинов, А.А. Данилов и другие (далее - "Горинов");

III. они же в роли авторов учебного пособия (далее - "Горинов-штрих");

IV. В.С. Измозик и С.Н. Рудник (далее - "Измозик") и

V. А.А. Левандовский, Ю.А. Щетинов и С.В. Мироненко (далее - "Левандовский").

И оценим каждый из пяти по двум критериям.

Во-первых, с точки зрения информационного содержания. О чем сказано, о чем не сказано (а надо бы), нет ли фактических ошибок.

Во-вторых, с точки зрения методики преподавания. Как подается информация, как выстраивается рассказ. Помогает ли изложение ученику усвоить материал и удержать его в памяти или нет.

За каждой строкой учебника - славная, трагическая, живая история.

Что хорошо

Что до информационного содержания, то как историк, специализирующийся в том числе и по отечественной военной истории первой половины ХХ века, должен со всей ответственностью заявить: информации о Великой Отечественной в учебниках достаточно.

Достаточно не только для среднего ученика, но и для того, кто серьезно интересуется историей: этот последний получает достаточно отправных точек для самостоятельного изучения темы. А серьезной литературы по истории Великой Отечественной сейчас издано уже немало (достаточно назвать работы В.Н. Замулина, А.В. Исаева, Л.Н. Лопуховского, М.Э. Морозова, А.В. Платонова, Д.Б. Хазанова).

Учебники, в общем, соответствуют правилу, которое сформулировал Александр Твардовский - и которое только и может быть, на наш взгляд, положено в основу преподавания истории:

Одна неправда нам в убыток,

И только правда ко двору!

В учебниках освещен даже дискуссионный вопрос о том, готовился ли СССР в 1941-м напасть на Германию.

Дано довольно полное изложение событий на фронте. Со вполне информативными характеристиками советских полководцев, с именами отличившихся бойцов и командиров/офицеров. Подробно - о партизанском движении.

Дана исключительно подробная для учебника картина жизни советского тыла. Где

Дни и ночи у мартеновских печей

Не смыкала наша Родина очей, -

и где жили впроголодь, не всегда имея возможность отоварить продовольственные карточки (нормы снабжения по которым приводятся в граммах в месяц). Где жили скученно, подчас деля дом или квартиру (а то и комнату) с "подселенцами" из эвакуированных, где колхозники надрывались на лесо- и торфозаготовках.

Рассказано, что читали и смотрели в военные годы советские граждане - в газетах, в книгах, в кино, в театрах, в "Окнах ТАСС".

Показаны и героизм одних, и коллаборационизм других, и причины коллаборационизма. Снова по Твардовскому: "Тут ни убавить, ни прибавить"... Рассказано и о введении погон, и о выборах патриарха, и о выселении этносов Северного Кавказа, и о формировании антигитлеровской коалиции, и о том, как вырабатывали "Объединенные нации" совместную позицию по вопросам войны и послевоенного устройства...

В то же время информация в учебниках распределена не всегда равномерно. Так, в "Горинове", "Горинове-штрих" и "Измозике" упомянуто (и это можно только приветствовать!) и об эвакопунктах, и о питательных пунктах, и о "подселенцах", и об обучении ополченцев в городских скверах и парках. Но вот о событиях на фронте в 1945 году рассказано слишком кратко, конспективно. Необходимо, на наш взгляд, больше информировать о событиях на фронте - а о "высшей школе в годы войны" и о театре тех лет все-таки меньше...

Минута молчания. Фото: РИА Новости

Что недопустимо

И, к сожалению, в учебниках есть ошибки.

Одни из них вызваны тем, что авторы не всегда учитывают последние достижения исторической науки. Отсюда, в частности, общее для большинства учебников "продление" обороны Брестской крепости. В "Измозике" значится, что гарнизон (под командованием майора П.М. Гаврилова) держался до 20 июля 1941 года; в "Левандовском" - что он (во главе с Гавриловым, И.Н. Зубачевым и Е.М. Фоминым) сковывал немецкую дивизию почти месяц; в новейшем "Горинове-штрих" - что бои врага с защитниками крепости продолжались больше месяца. А ведь еще в 2008 году Р.В. Алиев показал, что организованное сопротивление прекратилось уже 29 июня2; до 20-23 июля держались лишь герои-одиночки. Кроме того, майор Гаврилов руководил не "гарнизоном крепости", а лишь обороной ее Восточного форта.

Численность группировки, окруженной под Сталинградом, составляла не 330 тысяч человек (как значится в "Волобуеве"), а 250-280 тысяч3. Вопреки утверждениям "Левандовского", наступление немцев на Ленинград в сентябре 1941-го прекратилось не потому, что их от Ленинграда отбросил Г.К. Жуков, а потому, что Гитлер приказал тогда лишь тесно обложить город, а не брать его штурмом.

Есть, к сожалению, и ошибки другого рода - вытекающие из незнания твердо установленных, элементарных фактов.

Так, в "Волобуеве" значится, что немцы вышли к Ленинграду 10-11 июля 1941 года (в действительности лишь в начале сентября; правда, при дальнейшем изложении авторы эту ошибку исправляют), что удар по венгерским войскам Красная Армия нанесла в ноябре 1942-го (в действительности - в январе 1943-го), что бои в Берлине вел 1-й Белорусский фронт (в действительности - еще и часть сил 1-го Украинского).

В "Горинове", и в "Горинове-штрих" в разделе "Десять сталинских ударов" освещены лишь удары с первого по восьмой. А о девятом и десятом (о наступлениях в Венгрии, Югославии и Заполярье) говорится в следующем разделе - "Боевые действия в Восточной и Центральной Европе. Освободительная миссия Красной Армии". Получается, что "десять сталинских ударов" - это лишь боевые действия в 1944 году на территории СССР. Что неверно.

Далее в тех же учебниках значится, что в сентябре - октябре 1944-го "38 дивизий противника" были "окружены и уничтожены южнее Риги". Просто нет слов! Не уничтожены и даже не окружены, а прижаты к морю, и не южнее, а западнее Риги - в Курляндии! Где и оборонялись вплоть до 9 мая 1945 года...

Вопреки "Измозику", "наибольший масштаб" среди операций Красной Армии на Правобережной Украине зимой - весной 1944-го имела не Корсунь-Шевченковская, а Проскуровско-Черновицкая, - но это мелочь по сравнению с утверждением того же учебника о том, что "осенью - зимой 1944 г." войска 4-го Украинского фронта "освободили большую часть Венгрии". Не 4-го, а 2-го и 3-го Украинских! 4-й Украинский на территории Венгрии в ее пред- и послевоенных границах (а именно эту территорию и имеют всегда в виду, когда говорят об "освобождении Венгрии") вообще не воевал! Только на территории Закарпатской Украины, аннексированной в 1939 году Венгрией...

Неграмотна фраза "Измозика", согласно которой летом 1944-го советские войска заняли "Львов и Юго-Восточную Польшу, а также Западную Украину". Что же, Львов - это не Западная Украина?

Ни из этой последней, ни из Прибалтики "ранней осенью" 1944-го (как значится в "Левандовском") враг не отступил. Из Западной Украины - в июле - августе, из значительной части Прибалтики - уже в разгар осени (в первой половине октября), а из Курляндии вообще не отступил.

А 2-й Белорусский фронт в 1945-м занял (вопреки "Левандовскому" же) не Силезию, а часть Померании - области в сотнях километров от Силезии!

Понятно, что авторы учебников (а их у каждого от силы десяток) не могут быть абсолютно компетентными абсолютно во всей проблематике того периода, о котором пишут. Но нужно шире привлекать к рецензированию учебников узких специалистов. Не нескольких рецензентов (как сейчас), а десятки, а то и сотни!

Плохо, что у нас еще недостаточно развиты профессиональные сообщества историков: это же в первую очередь именно их задача - давать экспертные оценки.

"Бессмертный полк": когда далекая война становится близкой. Фото: ТАСС

Что легче усвоится

Методический уровень учебников - вещь даже более важная, чем их содержание. Давайте отдадим себе отчет в том, что если школьник не интересуется темой, то его мозг просто не воспримет, отторгнет любой учебник. При любом содержании!

Чтобы он усвоил хоть что-то, надо его заинтересовать. А это можно сделать в том числе и благодаря интересной подаче материала.

Да и заинтересованному будет легче усвоить материал, если этот материал внятно изложить и оптимальным образом структурировать. И четко разъяснить все вновь вводимые понятия и термины.

Бесполезно, например, раз за разом (как это делается в "Горинове" и "Горинове-штрих") перечислять количество дивизий (привлеченных к операции, окруженных, уничтоженных и т.п.), если не объяснить школьнику, что такое дивизия и почему боевые возможности войск Второй мировой определялись именно количеством дивизий.

Бесполезно просто перечислять высшие органы военного и политического руководства - Ставку Верховного Главнокомандования, Генеральный штаб, Государственный комитет обороны. Список названий останется для школьника пустым звуком и быстро вылетит из головы. Надо как в "Волобуеве" - где кратко и четко объяснено, чем занимался каждый из этих органов.

В целом методический уровень учебников примерно одинаковый. Но именно в целом. Где-то голову вытащили, но хвост увяз, где-то наоборот.

В тех же "Волобуеве" и "Измозике" - очень доступный, ясный и четкий стиль изложения. Встречаются прямо-таки афористичные фразы. Вот, например, о наркомах и директорах оборонных заводов времен войны: "Они были приучены не жалеть себя и других ради решения поставленных задач" ("Измозик"). Лучше не скажешь! Смоленское сражение, указано в "Волобуеве", "задержало продвижение гитлеровцев к Москве". Кратко, ясно и точно! А вот бои на Ржевско-Вяземском выступе в 1942-1943 годах: "В народной памяти они остались как одни из самых страшных". Запомнится явно!

В "Горинове" и "Горинове-штрих" стиль изложения более суховатый, более академичный, многовато общих фраз. В "Волобуеве" более внятно изложены события июня - сентября 1941 года (до начала битвы за Москву, в рассказе о которой авторы ухитрились не упомянуть об окружении под Вязьмой). А в "Горинове" и "Горинове-штрих" - битва за Москву, летне-осенняя кампания 1942 года и события зимы, весны и лета 1944 года. А в "Измозике" - наступление Красной Армии в начале 1942-го и причины его неудачи...

"Измозик", однако, временами недоотредактирован: кое-где нет логических переходов, фразы иногда расставлены так, что нарушают логику изложения.

Дискуссионно структурирование в "Измозике" информации о событиях 1941 года: она подается не по хронологическому, а по тематическому принципу. Сначала повествуется сразу обо всей битве за Ленинград - начавшейся в июле 41-го, а закончившейся только в феврале 44-го, - а затем авторы из 44-го возвращаются в 41-й и начинают рассказ о битве за Москву...

Не мешает ли это формированию представления о последовательности событий войны? У меня нет однозначного ответа.

Г. Добров. Рассказ о медалях. Там был ад. 1975 год. Фото: РИА Новости

И личное

Автор этих строк преподавал историю Великой Отечественной в средней школе с 1996 по 2020 год - и всю эту четверть века хуже всего школьники усваивали именно последовательность событий войны в июле - сентябре 1941-го, до начала битвы за Москву! При том, что им показывалась вроде бы облегчающая усвоение логика событий: в июне - июле 41-го главные события развертываются на московском стратегическом направлении, а в августе - сентябре - на ленинградском и киевском (Гитлер решил обеспечить фланги группировки, наступавшей на Москву)...

Так что, может быть, оптимальна как раз структура "Измозика". Она, по крайней мере, помогает сформировать в сознании школьника наглядные представления о важнейших событиях войны. Вот - битва за Ленинград: блокада, голод, смерть, дневник Тани Савичевой, прорванное, наконец, в январе 43-го кольцо, сплошь простреливаемая "дорога Победы"... А вот - битва за Москву: "котел" под Вязьмой, Москва под ударом, подольские курсанты, Жуков, "сибирские дивизии"...

Не будем забывать о совершенно правильной идее, положенной в основу введенного в 2016 году Историко-культурного стандарта, - не набить мозг школьника фактами и их обобщениями, а сформировать в этом мозгу яркие и наглядные образы прошлого. Последовательность и даже названия событий могут стереться в памяти, а вот наглядные образы - остаться. И стать признаками культурного человека.

С этой точки зрения неплохи все пять учебников: в них много конкретных фактов, подробностей, которые помогают сформировать образ войны. Мы просто забыли либо не застали советские учебники (хотя бы начала 1980-х) - изобиловавшие общими фразами и лозунгами, но крайне бедные информацией.

1. Волобуев О.В., Карпачев С.П., Романов П.Н. История России. Начало ХХ - начало XXI века. 10 класс. Учебник. М., 2016; История России. 10 класс. Учебник для общеобразовательных организаций. Под ред. А.В. Торкунова. Ч. 2. М., 2021; История России. 10 класс. Учебное пособие для общеобразовательных организаций. Базовый и углубленный уровни. Под ред. А.В. Торкунова. Ч. 2. 3-е изд. М., 2021; Измозик В.С., Рудник С.Н. История России. 11 класс. Учебник для учащихся общеобразовательных учреждений. Под общей ред. Р.Ш. Ганелина. 2-е изд. М., 2013; Левандовский А.А., Щетинов Ю.А., Мироненко С.В. История России. ХХ - начало XXI века. 11 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. Базовый уровень. Под ред. С.П. Карпова. М., 2013.

2. См.: Алиев Р.В. Штурм Брестской крепости. М., 2008. С. 565-702.

3. Великая Отечественная война. Военно-исторические очерки. В 4-х кн. Кн. 2. Перелом. М., 1998. С. 66.

Молчание Мамаева кургана

Текст: Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук, ведущая рубрики "Легенды Родины")

Сотни лет

расходиться широким кругам

по огромной воде молчаливой реки...

Выше всех Эверестов -

Мамаев курган!

Зря об этом в учебниках нет

ни строки.

Роберт Рождественский

Эскиз памятника на Мамаевом кургане. Автор Виктор Некрасов.

Да и сегодня в учебниках истории для старшеклассников, рекомендованных министерством просвещения, Мамаев курган практически не упоминается. Вот единственный абзац - из учебника 10-го класса для углубленного изучения предмета:

"Сентябрь положил начало жестоким уличным боям в Сталинграде <...> Одной из ключевых позиций обороны был Мамаев курган, его вершина, буквально политая кровью, не раз переходила из рук в руки. Защитниками Сталинграда руководили два генерала - В.И. Чуйков и М.С. Шумилов (оба, по их завещанию, похоронены после войны на Мамаевом кургане)"1.

Выходит, тема отдана на откуп учителю?

Генерал-лейтенант Василий Иванович Чуйков (1900-1982).

Конечно, хороший учитель дополнит скупой абзац и объяснит, что на кургане покоятся останки 48 тысяч защитников города; а, может быть, процитирует записку маршала и дважды Героя Советского Союза В.И. Чуйкова в ЦК КПСС: "Чувствуя приближение конца жизни, я в полном сознании обращаюсь с просьбой: после моей смерти прах похороните на Мамаевом кургане в Сталинграде, где был организован мной 12 сентября 1942 года мой командный пункт. ... С того места слышится рев волжских вод, залпы орудий и боль сталинградских руин, там захоронены тысячи бойцов, которыми я командовал...".

Мамаев курган. 1945 год.

Но разве этого достаточно, чтобы осмыслить значение Мамаева кургана - главной высоты эпического сражения, борьба за которую продолжалась 135 из 200 дней и ночей Сталинградской битвы?

А. Щусев. Эскиз Сталинградского мемориала. Январь 1944 года.

Высота 102.0

До войны Мамаев курган - бугор, как его называли местные, был любимым местом отдыха сталинградцев. "Кругом нас - одна зелень. Заберутся люди на самый курган, на Волгу смотрят, песни поют. Хороший воздух у нас, и вода родниковая славилась"2, - вспоминала местная жительница. А вот каким впервые увидел Мамаев курган будущий лауреат Сталинской премии за повесть "В окопах Сталинграда" старший лейтенант Виктор Некрасов летом 1942-го: "Он плоский и некрасивый. Молоденькие деревца, насаженные рядами... Возможно, когда-нибудь здесь и будет красиво, но пока что малопривлекательно. Какие-то водонапорные башни, сухая трава, редкий, колючий кустарник. Но вид отсюда действительно замечательный".

Несколько дней спустя вершина Мамаева бугра станет стратегически важнейшей "Высотой 102.0", а водонапорные башни превратятся в неприступные крепости, при штурме которых погибнут тысячи бойцов с обеих сторон. "Высота, господствующая над городом, ключевая позиция - видимость на десятки километров, на Сталинград, Тракторный, "Красный Октябрь" и за Волгу - до самого горизонта, - писал Некрасов. - Пять месяцев через самую вершину проходила линия фронта, пять месяцев пытались гитлеровцы спихнуть нас в Волгу и, если продвигались, то редко когда больше чем на пять-десять метров"3.

"С Мамаева кургана были хорошо видны и поле боя, и воздушные схватки, - вспоминал командующий 62-й армией В.И. Чуйков. - На наш командный пункт, находившийся на самой вершине Мамаева кургана, ливнем сыпались мины, снаряды и бомбы противника. Противник тоже понимал, что, завладев Мамаевым курганом, он будет господствовать над городом, над заводскими поселками и над Волгой. Для достижения этой цели он не жалел ни сил, ни средств. Мы, в свою очередь, решили во что бы то ни стало удержать Мамаев курган. Здесь были разгромлены многие танковые и пехотные полки и дивизии противника и не одна наша дивизия выдержала жесточайшие бои, бои на истребление, невиданные в истории по своему упорству и жестокости"4.

О плотности огня говорит тот факт, что при разминировании Мамаева кургана было обезврежено около 40 тысяч взрывоопасных предметов, а на каждый квадратный метр приходилось от 500 до 1250 пуль и осколков. Средняя продолжительность жизни здесь в эти роковые 135 дней и ночей не превышала 24 часов.

После окончания Сталинградской битвы на "Высоте 102.0" похоронили 11 450 ее защитников.

Тогда же, в феврале 1943-го, здесь, на могиле командиров 284-й стрелковой дивизии 62-й армии, вырос первый деревянный обелиск, сколоченный саперами по эскизу все того же Некрасова, полкового инженера ("Родина" № 2, 2018).

Б. Иофан. Эскиз памятника в честь Сталинградской битвы. Март 1943 года.

Дорога к Памяти

Архитектурной доминантой возрожденного Сталинграда должен стать грандиозный памятник его защитникам - это не подлежало сомнению. Уже в марте 1943 года И.В. Сталин и В.М. Молотов получили первый эскиз памятника героям-защитникам Сталинграда от одного из самых влиятельных архитекторов эпохи Б.М. Иофана. В январе 1944-го свой проект отправил Сталину создатель Мавзолея академик А.В. Щусев5. А в сентябре был объявлен открытый конкурс на проект центральной площади города с монументом героическим защитникам Сталинграда - о расположении мемориала на Мамаевом кургане тогда еще речи не шло. На конкурс поступили сотни работ - от проектов профессиональных архитекторов до трогательных набросков красноармейцев. Скульптурные группы солдат, башни-гиперболоиды, пирамиды, разномастные фигуры Сталина...

Но и в этом конкурсе, и в следующем (1945/1946) первую премию не получил никто.

Творческие поиски продолжались до конца 1958 года, когда наконец был одобрен эскиз авторского коллектива до главе с Е.В. Вучетичем, создателем мемориала советскому воину-освободителю в берлинском Трептов-парке.

Мамаев курган словно ждал свою Родину-мать.

Родина-мать зовет! Фото: РИА Новости

Последний поклон

В основании памятника были перезахоронены останки 34 505 солдат, найденные на кургане и в городе в ходе восстановительных работ. Сверху, над саркофагом, соорудили восьмиметровую насыпь. По сути, "Родина-мать" - гигантское надгробие крупнейшей в мире братской могилы.

В 1995 году на западном склоне Мамаева кургана открылось Мемориальное воинское кладбище. За 25 лет здесь обрели покой почти две тысячи солдат, найденные поисковиками в черте города.

В апреле 2021 года их ряды пополнили еще 37 бойцов.

Донеси это наши учебники и учителя до каждого школьника - и уже никому и никогда не пришло бы в голову танцевать полуголым у подножия Родины-матери, как это сделал недавно в погоне за лайками юный тиктокер...

1. Волобуев О.В., Карпачев С.П., Романов П.Н. История России. Начало ХХ - начало XXI века. 10-й класс. Учебник. М., 2016. С. 164-165.

2. Долгополова О.В. Солдатки/ Сталинградцы. М., 1950. С. 401.

3. Некрасов В.П. В Сталинграде/ "Литературная газета". 10 августа 1950 г. N 67.

4. Чуйков В.И. Сражение века. М., 1975. С. 127.

5. Письмо Б.М. Иофана И.В. Сталину и В.М. Молотову о строительстве памятника в честь Сталинградской битвы. 31 марта 1943 г; Записка академика А.В. Щусева И.В. Сталину. 7 января 1944 г// "Помнит мир спасенный..." Поздравительные телеграммы и послания советскому народу 1941-1945. М. 2021. С. 260-262.

"Значит, нужные книги ты в детстве читал..."

Текст: Семен Экштут (доктор философских наук)
После битвы при Садовой, кардинально повлиявшей на исход Австро-прусской войны 1866 года, профессор географии из Лейпцига Оскар Пешель изрек фразу, которой было суждено стать крылатой: "Когда пруссаки побили австрийцев, то это была победа прусского учителя над австрийским школьным учителем"1.
Сельская школа в Коломне. 1931 год.

В Российской империи, где школьные программы со времен Николая I рассматривались как важный элемент управления имперским пространством, эта фраза, ошибочно приписанная Бисмарку, приобрела исключительную популярность.

Вот только современные школы об этом забыли...

В. Сварог. И.В. Сталин и члены Политбюро среди детей в ЦПКиО им. Горького. 1939 год.

Учебник для призывника

В Российской империи так и не был создан курс истории, который воспитывал у гимназистов и студентов гордость за свою страну. Движущей силой революции стали образованные люди, считавшие, что всё имперское прошлое - позорно, преступно, постыдно. С такими настроениями можно ниспровергнуть существующий строй, но невозможно его защитить. И хотя в СССР не принято было ссылаться ни на Пешеля, ни на Бисмарка, в предвоенный период верховная власть отлично осознавала: народному образованию предстоит сыграть решающую роль в грядущей большой войне.

Сталин понял это раньше других.

Готовя страну к войне, он занимался не только армией, авиацией и флотом, но и подготовкой школьных учителей и школьных учебников, предназначенных для обучения будущих призывников. Изданный на базе журнала "Родина" и давно уже ставший библиографической редкостью "Вестник Архива Президента Российской Федерации" (2008), посвященный созданию первых советских учебников истории, позволяет постичь логику сталинских действий.

Перелистаем некоторые документы, весьма актуальные и сегодня.

Сборник документов "Историю - в школу: создание первых советских учебников". 2008 год.

Ставка на Паустовского

В конце октября 1931 года вождь отправляет в редакцию журнала "Пролетарская Революция" письмо "О некоторых вопросах истории большевизма", незамедлительно опубликованное еще и в журнале "Большевик". Сталин доходчиво объясняет: с этого момента он намерен лично контролировать не только настоящее, но и прошлое. То самое прошлое, которое, как полагала власть, было разрушено "до основанья" и должно быть как можно скорее забыто.

Потому в средней школе отсутствовал курс истории, а в университетах страны не было исторических факультетов.

5 марта 1934 года по инициативе Сталина Политбюро ЦК ВКП(б) рассматривает вопрос о постановке преподавания гражданской истории в школах. Разработку конкретных предложений Политбюро поручает наркому просвещения РСФСР Андрею Сергеевичу Бубнову (1884-1938), которого Сталин хорошо знал лично. 14 марта нарком направляет на имя генсека проект соответствующего постановления, в котором предлагается, начиная с будущего 1934/35 учебного года, "ввести в качестве самостоятельных курсов курсы всеобщей истории и истории России и СССР"2. На изучение всеобщей истории предусматривается существенное увеличение числа учебных часов за счет соответствующего (на 180 часов!) уменьшения числа уроков обществоведения и труда.

Наркому нельзя отказать в размахе: к составлению материалов для чтения по истории он предлагает привлечь писателей Юрия Тынянова, Алексея Толстого, Константина Паустовского...

Нарком просвещения РСФСР А.С. Бубнов (1884-1938).

Правка Сталина

Ознакомившись с предложениями Бубнова, Политбюро четырежды (20 марта, 29 марта, 15 апреля и 15 мая 1934 года) анализирует сложившуюся ситуацию и в конечном итоге утверждает проект совместного постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) о преподавании гражданской истории во всех средних школах.

Постановление, опубликованное 16 мая в "Правде", предусматривает:

во-первых, подготовку к июню 1935 года линейки новых учебников - от истории древнего мира до новой истории зависимых и колониальных стран;

во-вторых - утверждает персональный состав руководителей и членов групп историков, которым поручено их написание;

в-третьих - с 1 сентября 1934 года восстанавливает исторические факультеты в Московском и Ленинградском университетах.

7 июля 1934 года Сталин получает от Бубнова конспект будущего учебника "История СССР", внимательно читает его с карандашом в руках и делает принципиально важное замечание: "1) нет истории народов 2) учебник д[олжен] б[ыть] смертным приговором царизму, как поработителю народов"3.

Сталин, ставший в 1917 году первым Народным комиссаром по делам национальностей Советской России, формулирует основополагающее положение философии истории многонациональной страны. История СССР - это не история Руси, а история многочисленных народов, в разное время вошедших в состав Советского Союза. Великая Октябрьская социалистическая революция стала могильщиком Российской империи, которая была поработителем народов и, как отметил Сталин на полях конспекта, "оплотом общеевропейской и российской реакции"4. Все народы Советского Союза находятся в неоплатном долгу у большевиков, потому что руководимая ими революция покончила с вековым рабством угнетенных народов, некогда входивших в состав Российской империи - этой "тюрьмы народов"5, а ныне, благодаря большевикам, получившим не только равные права с русским народом, но и свою государственность в качестве союзных и автономных республик СССР.

Однако авторы учебника не смогли ни постичь мысль вождя, ни последовательно ее обосновать и доходчиво донести до сознания младших школьников. И тогда Сталин, получив 29 марта 1937 года проект постановления жюри конкурса на лучший учебник по истории СССР для начальной школы, лично редактирует один из пунктов, добиваясь предельной прозрачности мысли:

"Авторы не видят никакой положительной роли в действиях Хмельницкого в XVII веке, в его борьбе против оккупации Украины панской Польшей и султанской Турцией. Факт перехода, скажем, Грузии в конце XVIII столетия под протекторат России, и этот факт, так же как факт перехода Украины под власть России, рассматривается авторами как абсолютное зло, вне связи с конкретными историческими условиями того времени. Авторы не видят, что перед Грузией стояла тогда альтернатива - либо быть поглощенной шахской Персией или султанской Турцией, либо перейти под протекторат России, равно как перед Украиной стояла тогда альтернатива - либо быть поглощенной панской Польшей и султанской Турцией, либо перейти под власть России. Они не видят, что вторая перспектива была все же наименьшим злом"6.

Постановление было опубликовано в газете "Правда" 22 августа 1937 года.

О. Эйгес. Плакат. 1939 год.

Оценка Пришвина

Да, с точки зрения вульгарного постреволюционного обществоведения, и Украина, и Грузия, войдя в состав государства Российского, утратили свой суверенитет и стали узниками "тюрьмы народов". Однако то, что было уместно в первые годы после победы Октябрьской революции, не могло быть терпимо после того, как большевики не только упрочили свою власть, но и построили новое государство.

Сталин играл на опережение, предвидя возможность появления коллаборантов, готовых в будущей большой войне сотрудничать с врагами своей родины под знаменем национального возрождения, свободного от коммунистической идеологии. 8 августа 1934 года Сталин, Жданов и Киров так сформулируют главную претензию к авторам концепции будущего учебника:

"В конспекте не даны условия и истоки национально-освободительного движения покоренных царизмом народов России, и, таким образом, Октябрьская революция как революция, освободившая эти народы от национального гнета, остается немотивированной, равно как немотивированным остается создание Союза ССР"7.

Это и другие принципиальные сталинские замечания будут 14 августа 1934 года рассмотрены на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) и одобрены специальным Постановлением № П 12/99, имевшим гриф "Строго секретно". Пройдет полтора года, и 27 января 1936 года "Замечания по поводу конспекта учебника по истории СССР" будут напечатаны в "Правде".

Писатель Михаил Михайлович Пришвин, человек глубоко верующий, лучше многих других современников осознает глубину сталинского замысла и воспримет публикацию "Правды" как важную веху в судьбе страны и в своей собственной биографии, о чем оставит запись в дневнике:

"27 января. - Исторический день. Амнистия исторической личности (постановление о препод[авании] истории) - явление того же порядка, что и стахановское движение, и "жизнь стала веселее". Это значит, конец тому партийному аскетизму, в который когда-то (1904 год) уперлась моя личная жизнь. В сущности, это и было источником моей оппозиции. Теперь стена эта рушится и наступает жизнь, граждански нам еще неведомая, жизнь, которой никогда и не жил русский интеллигент. Таким образом, общество вступает теперь на тот самый путь, который мне лично открылся как выход из тупика: творчество..."8.

А в начале декабря 1936 года Пришвин, чутко уловивший изменение вектора сталинской политики, обращенной в прошлое, сделает вывод: "В агитационном отношении теперь нужен сценарий, поднимающий великорусское национальное самосознание"9. Писатель оказался провидцем. 1 декабря 1938 года выйдет на экраны и заслужит всенародную любовь фильм режиссера Сергея Эйзенштейна "Александр Невский".

Учебник истории СССР А.В. Шестакова (1877-1941) с пометками И.В. Сталина.

Победа профессора Шестакова

27 августа 1937 года Политбюро примет решение N П51/806, подводящее итоги конкурса на написание лучшего учебника истории. Пальму первенства получит профессор Андрей Васильевич Шестаков (1877-1941). Это был первый учебник, в котором подчеркивалась преемственность в развитии Государства Российского, говорилось о победах русского оружия, о выдающихся полководцах и военачальниках, достижениях страны. Учебник воспитывал гордость за историческое прошлое и был запущен в тираж:

А.В. Шестаков

"Ввиду отсутствия какого бы то ни было учебника по истории СССР, составленного в духе марксизма, признать целесообразным преподавание краткого курса истории СССР Шестакова не только в 3-м и 4-м, но и в 5, 6 и 7-м классах, впредь до появления другого более пространного учебника по истории СССР".

За несколько лет до начала мировой войны Сталин получил учебник, который не только приучал гордиться прошлым, но и "объяснял" школьникам настоящее, в том числе причины уже начавшегося в стране Большого террора, и становился для них эффективной идеологической прививкой от инакомыслия.

Вчитаемся в итоговые строки, которые не могли не понравиться вождю:

"Готовя мировую войну, фашисты посылают во все государства своих шпионов. И в Советский Союз проникают фашистские шпионы. В СССР они нашли для себя деятельных помощников в лице сторонников Троцкого и Рыкова. Презренный враг народа, фашистский агент Троцкий и его презренные друзья, Рыков и Бухарин, организовали в СССР банду убийц, вредителей и шпионов. Они злодейски убили пламенного большевика С.М. Кирова. Они готовили убийства и других вождей пролетариата. Фашистские злодеи - троцкисты и рыковцы, устраивали в СССР крушения поездов, взрывы и поджоги шахт и заводов, портили машины, отравляли рабочих, вредили как могли. У этих врагов народа была программа - восстановить в СССР в ярмо капиталистов и помещиков, уничтожить колхозы, отдать немцам Украину, японцам - Дальний Восток, подготовить военное поражение СССР. Бандиты были пойманы и понесли наказание".

Ф. Решетников. Достали "языка". 1945 год.

И далее призыв к детям: "Надо тщательно следить за всеми подозрительными людьми"10.

С позиций сегодняшнего дня - спекуляция партийной власти на чувствах детей. Но через несколько лет эти дети встанут навстречу страшному, непридуманному врагу их народа - и не уступят. Не потому ли, что философия сталинского партийного учебника странным (а таким ли уж странным?) образом перекликается с мыслями русского эмигранта первой волны...

Учебник истории СССР А.В. Шестакова (1877-1941) с пометками И.В. Сталина.

Завещание эмигранта Лукаша

Исторический романист Иван Созонтович Лукаш (1892-1940), сын ефрейтора лейб-гвардии Финляндского полка и постоянный автор парижской газеты "Возрождение", был очень популярен в эмигрантской среде. Сейчас он незаслуженно забыт, а в предвоенный период каждая новая его публикация становилась сенсацией русского зарубежья: своим пером Лукаш в художественной форме воскрешал имперский образ блистательного Санкт-Петербурга и Москвы - Первопрестольной столицы государства Российского. Перечислю лишь некоторые из его произведений: "Граф Калиостро" (1925), "Пожар Москвы" (1930), "Сны Петра. Трилогия в рассказах" (1931).

Мысли эмигранта Ивана Лукаша (1892-1940), считавшего Медного Всадника мистическим образом России, странным образом перекликаются с философией сталинского учебника истории.

До последних дней жизни Лукаш верил в грядущее возрождение страны, которое он понимал именно как имперское возрождение государства Российского.

У исторического романиста были основания для столь неординарного вывода. 22 сентября 1935 года в Красной армии были впервые введены персональные воинские звания, казалось, навсегда отмененные в 1917 году. В стране вновь появились свои маршалы, полковники, капитаны и лейтенанты. 11 апреля 1936 года была воссоздана Академия Генерального штаба. С конца 1938 года изменился тон официальной советской идеологии. Впервые после революции власть вспомнила о славном имперском боевом прошлом государства Российского. Политическое руководство страны фактически приступило к подспудному восстановлению былых имперских ценностей...

"Поворот к России", который можно еще назвать - пусть неуклюже - психологическим русским нэпом, - это единственная живая вода, пробивающаяся сквозь серый язык омертвелой России", - написал Лукаш в 1939 году.

22 марта 1940 года, за полтора месяца до своей смерти, на страницах газеты "Возрождение" он опубликовал эссе "Медный Всадник". Напомним контекст: 13 марта завершилась война СССР с Финляндией.

Взятый штурмом Выборг Лукаш расценил как символ грядущего возрождения империи:

"Но не мертвым монументом на площади был царь Петр. Живой бурей он несся над Россией, когда его и не слышал никто.

Мысли эмигранта Ивана Лукаша (1892-1940), считавшего Медного Всадника мистическим образом России, странным образом перекликаются с философией сталинского учебника истории.

Медный Всадник - мистический образ России. Никогда не замрет бег звонко скачущего коня, грома грохотанье. Это и есть Россия. Иной нет.

...Там, под Выборгом, снова, как при Петре, уходили под лед залива русские солдаты, снова терзал их пушечный огонь.

И что же, за коминтерны, за Маркса, за коммунизм они умирали? Все это сгинет, как безводные облака и мглы. В Москве будет переворот, будет Петрово преображение России...

И русские солдаты умирали за него одного - за Медного Всадника, и он простирал над ними руку в вышине, обещая, что его недовершенная Россия будет довершена..."

1. Всемирная история: В 6 т. / гл. ред. А.О. Чубарьян. Т. 5: Мир в XIX веке: На пути к индустриальной цивилизации. М.: Наука, 2019. С. 256.

2. Историю - в школу: создание первых советских учебников // Вестник Архива Президента Российской Федерации. М., 2008. С. 32.

3. Там же. С. 74.

4. Там же. С. 78.

5. Там же. С. 122.

6. Там же. С. 245, 264.

7. Там же. С. 122.

8. Пришвин M.М. Дневники. 1936-1937 / Подгот. текста Я.3. Гришиной, А.В. Киселевой; Статья, коммент. Я.3. Гришиной. СПб.: Росток, 2010. С. 14-15. Символический смысл имеет уже заглавие романа. "Кащеева цепь" у М.М. Пришвина - это, во-первых, собирательный образ социального зла, а во-вторых, условное обозначение всего дряблого, слабого, безвольного, что таится в душе человека и мешает ему выявить свое "я". В соответствии с философской концепцией романа автор называет его части звеньями той злой "Кащеевой цепи", которые Курымушка-Алпатов на своем пути к свободе должен разорвать. "Из своего детства, отрочества и раннего юношества я сделал сказку, которая еще не совсем пережилась мной, радует меня", - писал М.М. Пришвин в 1925 году в "Автобиографии" // http://prishvin.lit-info.ru/prishvin/proza/kascheeva-cep/chuvakov-vmesto-preambuly.htm

9. Там же. С. 388.

10. Историю - в школу: создание первых советских учебников // Вестник Архива Президента Российской Федерации. С. 10; Краткий курс истории СССР. Учебник для 4-го класса / под ред. проф. А.В. Шестакова. М. 1937. С. 207.

Виктор Сорока-Росинский: Оживить в душе школьника древнее чувство героизма...

Текст: Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук)
Виктор Николаевич Сорока-Росинский (1882-1960), выпускник историко-филологического факультета Санкт-Петербургского Императорского университета, слушатель Психоневрологического института и ученик В.М. Бехтерева, блестящий психолог и педагог-новатор известен не иначе как Викниксор - президент "Республики ШКИД" из одноименной бессмертной повести Г. Белых и Л. Пантелеева (1927).
Виктор Николаевич Сорока-Росинский (1882-1960), автор многих педагогических трудов.

Юные выпускники Школы-коммуны имени Ф.М. Достоевского, воспевшие своего наставника, невольно сослужили ему недобрую службу: повесть стоила создателю ШКИДы карьеры. Н.К. Крупская обозвала школу "бурсой (семинарией) с карцером", началась многолетняя травля, и лишь в 1936 году 54-летнему Сороке-Росинскому разрешили продолжить его "педагогическую поэму" - рядовым учителем словесности в средней школе. Ученики его обожали, коллеги почитали за чудака. Виктор Николаевич умер в 1960 году в безвестности, многочисленные рукописи, найденные в его комнате, соседи сдали в макулатуру...

Виктор Николаевич Сорока-Росинский (1882-1960), автор многих педагогических трудов.

Признание пришло значительно позже - воистину "большое видится на расстояньи". В 1991 году сохранившиеся сочинения педагога вышли небольшим томом: в нем и рассказ о ШКИДе, и дореволюционные работы молодого учителя истории и словесности. Особенно интересна статья 1915 года "Национальное и героическое в воспитании": знаток детской психологии Сорока-Росинский призывает преподавать историю, апеллируя к чувствам ученика. Ведь это предмет, как никакой другой, способен, возбудив "древнее чувство героизма", стать средством воспитания Гражданина.

Публикуется с сокращениями. Подзаголовки расставлены редакцией.

Кадр из фильма "Рес-публика ШКИД". В центре - Викниксор (актер Сергей Юрский). Фото: РИА Новости

СЛАДЕНЬКУЮ СЕНТИМЕНТАЛЬНОСТЬ УЧЕНИК УЖЕ НЕ МОЖЕТ СЛЫШАТЬ БЕЗ ЛЕГКОГО ЧУВСТВА ТОШНОТЫ

О бедном второкласснике

- Чем отличаются коллегии Петра Великого от приказов Московской Руси?

В глазах маленького взъерошенного второклассника мелькнул испуг; мальчик мучительно заметался, заискал чего-то в памяти, губами и пальцами даже шевеля от напряжения и, наконец, каким-то чужим голосом, словно испорченный автомат, отвечает; и что хуже всего, отвечает совершенно правильно, насколько вообще способен правильно ответить на подобные вопросы мальчуган двенадцати лет, добросовестно вызубривший Острогорского.

"Зайца можно выучить играть на барабане, а кошку есть огурцы", - вспоминается откуда-то из Чехова при такой, столь обычной сценке.

А между тем этот самый мальчик может рассказать, да еще как - совсем иным, звонким голосом, с блеском в глазах, захлебываясь, и о том, как учился и жил Ломоносов, как защищали Севастополь, как замерзали на Шипке... и много еще другого расскажет он с увлечением, как сказку, где он сам живет вместе с героями. Просто диву иной раз даешься, как это такой малыш умудрился все это прочесть и зачастую даже под запретом родителей. Для этого нужно было только, чтобы книжка захватила мальчика за сердце, подняла бы в нем волны чувств и стала бы этим ему понятной и близкой: ведь в детском возрасте понять равняется перечувствовать, пережить (а не только лишь воспринять); поэтому-то школьник, способный в один вечер, не отрываясь от стола, проглотить целую книгу, приходит в ужас от двух страниц сухого и лаконичного учебника, как бы они ни были разъяснены преподавателем.

Г. Белых Л. Пантелеев. Республика ШКИД. 1927 год.

О наглядности

Педагогика давным-давно уже признала, что быть полезным, т.е. восприниматься и перерабатываться, может лишь наглядное, и весь секрет преподавателя, особенно в младших классах, и состоит в умении делать наглядным все преподаваемое, иначе оно либо вовсе не будет воспринято, либо, вторгнувшись в психику ребенка вопреки ее сопротивлению, все-таки будет выброшено, в лучшем случае бесследно; разве только цепкая память ребенка удержит кое-какие крохи из этого бесполезного и ненужного.

Добиться искомой наглядности можно различными способами. Можно изучаемый предмет показать ученику, дать ему в руки, чтобы тот поглядел, потрогал, понюхал, - словом, воспринял его всеми органами чувств. Такого рода наглядность, наглядность восприятия, широко применяется с помощью различного рода коллекций, рисунков, таблиц, схем, а также "волшебного фонаря" и, за последнее время, кинематографа.

Но наглядным может быть не только восприятие: всякое непосредственно переживаемое чувствование так же реально, живо, а поэтому и наглядно, как и ощущение; в силу этого можно сделать наглядным предмет, вызвав в душе ребенка соответственное чувствование и создав далее необходимые ассоциационные нити между таким чувствованием и изучаемым предметом<...>

Школа имени Достоевского для трудновоспитуемых размещалась в доме 19 на Старо-Петергофском проспекте в Петрограде.

О жажде подвига

Героизм - вот что образует центр той сферы чувствований, в которой может оперировать преподаватель младших классов и вне которой он напрасно будет стучаться в душу ребенка; чувства эти переживаются в школьном возрасте со свежестью и полнотою, никогда более не повторяющимися, захватывают психику иногда без остатка, делая ее удивительно цельной, а все чувства ребенка так мило непосредственными; чувства эти могучи, так как они являются не продуктом личного опыта, а бьют из глубины бессознательного, созданы опытом длинного, в глубь веков уходящего ряда предков, всосаны с молоком матерей; в этом тяготении к героичному, в жажде подвига, в тоске по сильной, энергичной личности ребенок живет чувствами давно минувшего прошлого, он сливается с давно затихшей жизнью предков, родного народа и всего человечества<...>

Но касаться этой стороны детской психики надо с большой осторожностью, иначе можно неумелым обращением приучить ученика к пошлости, а тем навредить ему на всю жизнь.

О чувствах

Талантливый педагог сам, без особых указаний методики, почувствует, как в каждом отдельном случае ему следует поступить, чтобы оживить в душе школьника древнее чувство героизма, выработанное еще в те времена, когда человек умел безропотно всю свою душу, всю свою жизнь приносить в жертву своему роду, племени или государству, когда евангельская заповедь самопожертвования была лишь простой, не вызывавшей удивления привычкой. Оживив же это чувство, связав его с надлежащими понятиями из прошлой и современной жизни родного народа, будет нетрудно, положив в основу гражданского воспитания это чувство, развить его далее в способность глубоко проникаться общественными интересами и живо отзываться на них, жертвуя своими мелкими эгоистическими интересами и чувствованьицами <...>

Кадр из фильма "Республика ШКИД". Фото: РИА Новости

О морализировании

Словесное морализирование не безвредно, так как постоянно воспринимаемая в известных случаях дешевенькая мораль и сладенькая сентиментальность накопляет в результате такую массу нудных ассоциаций с высокими темами, что потом ученик их не может уже слышать без легкого чувства тошноты; это чувство становится для ученика противоядием, оберегая его от пошлости, так как он начинает слушать лишь поверхностно, не думая и не впуская в свою душу пошлых слов; в результате от него скучное морализирование среднего преподавателя отскакивает, как горох от стены, и всё в конце концов для обеих сторон проходит благополучно. <...>

Вред, и серьезный вред, может получиться, когда преподаватель при всех своих хороших качествах принадлежит к типу людей не горячих и не холодных, а так - тепленьких; такие не могут создать своим словом в душе слушателя настолько сильных чувств, чтобы они требовали выхода, стремились к реализации и могли вылиться в действие...

О патриотических декламациях

Что, действительно, может быть хуже в педагогическом отношении тех патриотических декламаций, когда одиннадцатилетняя девочка, еще поигрывающая в куклы, начинает неестественно громко и очень выразительно вещать всем на послушание о чувствах, которых еще и не осознает, или когда мальчуган, вчера еще здорово подравшийся во время пускания корабликов в луже, вдруг с ужасно мрачным видом бормочет какое-нибудь патриотическое в славянофильском прежних времен духе стихотворение?

Шалва Амонашвили. Разговор с сыном о главном

Текст: Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук, ведущая рубрики "Открытый урок Родины")
В наступившем году сотни российских школ вновь подписались на наш журнал. "Родина" давно стала дополнительным и незаменимым учебным пособием для учителей истории и литературы. Мы продолжаем публикации рубрики "Открытый урок", где даем слово лучшим российским педагогам и мыслителям прошлого и настоящего.
Шалва Александрович Амонашвили: по-прежнему в строю. Фото: РИА Новости

8 марта исполнилось 90 лет патриарху отечественной педагогики, доктору психологических наук, профессору, академику Российской академии образования Шалве Александровичу Амонашвили. 60 лет назад молодой грузинский педагог-новатор начал продвигать новую - гуманную - концепцию образования. Шалва Александрович и сегодня продолжает сеять разумное, доброе, вечное. Свою педагогическую карьеру он начинал учителем истории в простой тбилисской школе. И почти полвека назад дал незабываемый урок истории своему сыну. Урок гражданственности, человечности и любви к Родине.

Этот урок не имеет срока давности.

"Ты станешь свидетелем откликов этой войны..."*

Ты изучаешь события, которые решали судьбу нашей страны, а вернее - судьбу всего мира тридцать пять, сорок лет тому назад. Меня тревожат твои уроки. Ты выписываешь в специальную тетрадь даты, хронологические события, названия городов, имена маршалов. Ты прекрасно знаешь все это. А на уроке тебя и твоих товарищей по классу по порядку вызывает учитель. Вы ему рассказываете изученное, показываете на карте, без запинки вспоминаете даты и имена. И ждете своих отметок. Вы пересказываете своему учителю содержание параграфов "от и до", а в это время по улицам проходят старики, сопровождая своих внуков и правнуков в детские сады, ведя их в школу и неся их портфели, таща сумки с продовольствием для семьи. В свои семьдесят, восемьдесят, девяносто лет они боятся толпы на улице, боятся переходить улицу, движутся медленно.

Но ведь они, эта оставшаяся часть солдат, творящая историю, а теперь доживающая старческие годы своей жизни, и есть живая история!

Как может юноша зубрить историю по книге, не прикасаясь к живым героям этой истории?

Я спрашиваю: плакали ли вы на уроках истории тридцатипятилетней давности, говоря об Освенциме, о Ленинградской блокаде, о Сталинграде, о Хатыни? Нет?

Вас знакомят в классе с какими-то цитатами и высказываниями о войне, но ведь в каждой семье есть еще и необработанный фронтовой архив: это письма из окопов, с переднего края огня. Они писались под натиском смерти, и многие из них, запятнанные кровью, матери и жены получали вместе с извещениями о героической гибели сына и мужа. В каждой семье можно найти драгоценнейшие реликвии для семейного музея славы. Это ордена и медали Великой Отечественной, последние снимки в окопах, полевая сумка, продырявленные пулей солдатская пилотка и солдатская шинель, до сих пор еще не утратившие запаха пороха.

Я спрашиваю: приносили ли вы на уроки эти письма и читали ли их вслух? Приносили ли вы эти семейные реликвии на урок, восстанавливали ли события, связанные с ними? Выражали ли вы на уроках чувства высочайшей гордости за своих дедов? Нет?!

Так что это за педагогика пересказывания? Разве можно заучить историю Великой Отечественной, не прочувствовав ее?

Я не могу с этим примириться. Не могу примириться с тем, чтобы реликвии нашего семейного музея славы, фронтовые письма и ордена твоих дедушек спокойно лежали у нас в ящике, а ты рядом, за своим рабочим столом, бубнил по страницам учебника.

Тридцать пять, сорок лет - много ли это? Может быть, все уже оплакано и забыто?

Ты сейчас проверишь это сам. Ты станешь свидетелем откликов этой войны.

- Паата, попроси, пожалуйста, бабушку, чтобы она открыла свой ящик с письмами от деда и прочла их тебе сама! Это тебе необходимо!

Дедушка, мамин отец, сражался на передовой, прошел всю войну, вернулся с многими ранениями. Затем трудился, не жалея сил, и скончался неожиданно за два года до рождения внука. Он не любил рассказывать о себе, но привез с собой ордена Александра Невского, Отечественной войны первой и второй степеней, Красного Знамени, медали.

С. Бессонов. Душа солдата. 2015 год.

Бабушка не хотела доставать письма. А когда Паата начал просить, чтобы она сама их прочла, она долго сопротивлялась. Наконец, она уселась на диван и положила ящик с письмами и орденами на колени. Раскрыла первое треугольное письмо, написанное химическим карандашом. Слезы бабушки, капавшие на него много лет тому назад, растворили чернила и оставили на бумаге следы ее тогдашних радостей и переживаний. Бабушка мужественно прочла первое письмо, но не хотела читать другое и третье. Затем сама увлеклась их чтением, и вдруг по морщинистым щекам потекли слезы. Она плакала, она рыдала.

- Бабуля, что с тобой? Бабуля, родная моя, не плачь!

Ты ласкал ее, целовал, успокаивал, а поток слез на ее щеках все усиливался. Увидев это, заплакала и мама. Ты забрал письма и ордена и приступил к их изучению. На следующий день я послал тебя к моей матери:

- Попроси ее, пусть она достанет свое старинное портмоне и прочтет тебе письма от дедушки, покажет телеграмму из военной части!

Мой отец, Александр, работал в типографии, и я часто бывал у него на работе. Мы вместе обедали в рабочей столовой типографии. Его друзья знали меня и баловали. Там я знакомился с тем, как печатаются газеты, книги, журналы. Однажды вечером папу привезли домой на машине скорой помощи. У него была перевязана правая рука. Мы узнали, что огромный станок, который прессовал матрицы, придавил отцу кисть правой руки. Месяца через два повязку сняли, но мы обнаружили, что пальцы перестали сгибаться.

Шалва Амонашвили: "Разве можно заучить историю Великой Отечественной, не прочувствовав ее?"

Мой отец ушел на войну добровольцем и ухитрился скрыть от врачебной комиссии свою инвалидность. Некоторое время он проходил курсы военной подготовки в здании школы, где учился я, а затем там устроили казарму. Я каждый день поджидал отца, который вместе со своей частью выходил из здания школы в час дня и направлялся куда-то. "Папа, папа!" - кричал я и пытался тоже идти в ногу вместе с солдатами. Папа улыбался, махал мне рукой, посылал воздушные поцелуи: "Иди, сынок, домой, присмотри за мамой и сестренкой... Учись хорошо!" А однажды он разбудил нас всех в полночь и навсегда попрощался с нами. Спустя несколько месяцев мы получили телеграмму из его части.

И вот я направляю тебя к другой бабушке. Она достала свое старое портмоне с письмами. Она читала их медленно. Это те же самые треугольные письма, написанные химическим карандашом, со множеством крупных чернильных разводов радости и горя. Вскоре задрожал голос бабушки, а затем последовали слезы, обильные слезы. И тебе пришлось долго ее успокаивать, ласкать, целовать:

- Не плачь, любимая бабуля ты моя! - Ты забрал письма с телеграммой и принялся их изучать.

И когда ты закончил чтение всех этих писем, я спросил тебя:

- Ну что, страшно? Понял, что значит война? Каково было твоим бабушкам воскрешать те события, ведь до сих пор так жива их боль, их горе.

Были у нас и мужские разговоры по этим проблемам, и я замечал, каким более чутким и нежным становился ты по отношению к своим бабушкам. И еще я заметил: ты начал приводить домой своих одноклассников и показывать им ордена и медали своих дедушек, читать некоторые письма. Бабушки доверили их тебе, передали на вечное хранение. Эти письма и ордена, эти неожиданные слезы и вспыхнувшее затаенное горе бабушек, эта история почти сорокалетней давности отныне стали участниками воспитания в тебе благородных чувств. Деды, которым не удалось увидеть своего внука, вошли в твою жизнь как твои добрые наставники и воспитатели. Мой отец, который до сих пор не перестает воспитывать и напутствовать меня, хотя его давно уже нет в живых и я уже давно обогнал его в возрасте, начал помогать мне в созидании Человека.

*Отрывок из книги "Созидая человека" М., 1982

Французское кино и немцы

Текст: Владимир Чуров (почетный член Российского военно-исторического общества)
10 сентября 1942 года, во время тяжелейших оборонительных боев в Сталинграде, в Госполитиздате было подписано к печати новое издание книги академика Евгения Тарле "Наполеон". Авторское введение посвящено сравнению "ничтожного пигмея с гигантом" - Гитлера с Наполеоном:
В публикации использованы иллюстрации (почтовые марки, афиши, репродукции) из архива автора и его предков. Полный текст войдет в качестве главы в новую книгу автора.

"Как известно, не только сам Гитлер, но и вся его шайка (в особенности Геббельс, Фрик, Дитрих и вообще те из них, кто "по письменной части") довольно настойчиво любят проводить параллель между "фюрером" и... Наполеоном. Они очень хвалят Наполеона "за объединение континента против Англии" и за попытку покончить с Россией...

Таким образом, "фюрер" призван возобновить и победоносно завершить дело великого императора. Этой скромной мыслью объясняется вся демонстративная, театральная шумиха, давно уже производимая гитлеровской бандой вокруг имени Наполеона. Этим объясняется и помпа с военным парадом при торжественном перенесении гроба сына Наполеона из Вены в Париж. Этим объясняется и то, что Гитлер, приехав в Париж, отправился прямо с вокзала поклониться праху Наполеона к саркофагу во Дворце инвалидов, и другие комедиантские выходки в том же духе".

Но, разумеется, во введении советского историка Тарле нет ни слова о скромном вкладе самой Франции в борьбу с нацизмом. С начала наступления немцев 10 мая 1940 года прошло чуть более месяца, когда Третья французская республика капитулировала.

5000 франков. Банкнота "Победа" 1939 года. В обращении - до 4 июня 1945 года.

Деньги не пахнут

Две трети территории метрополии с Атлантическим побережьем на севере и западе, Бордо, Нантом, Брестом, Шербуром, Парижем и другими городами вошли в зону оккупации. Вечное "яблоко раздора", Эльзас и Лотарингию, немцы просто присоединили к Рейху. В июле на "свободном" юге образовалось коллаборационистское правительство маршала Франции Филиппа Петена (1856-1951) со столицей в Виши (и было признано на короткое время Советским Союзом и США). Формально власть режима Виши, "Французского государства", распространялась на все заморские территории и колонии.

Сотни тысяч мужчин вернулись из германских лагерей. Осмотревшись, французы решили, что жизнь налаживается, и занялись обычными делами. Были, конечно, определенные неудобства. Сохранялась трудовая повинность на немецких предприятиях. Нужно было получать пропуска для пересечения линии разграничения оккупированной и "свободной" зон. Вывоз продовольствия в Германию постепенно привел к нормированию продуктов, а жесткий лимит горючего заставил приделывать к автомобилям (в основном сзади) работающие на дровах или угле газогенераторы.

Но зато денежное обращение оставалось, в основном, прежним: ходили билеты Банка Франции номиналом от 5 до 5000 франков как довоенного дизайна, так и новых типов. А немцы выпускали для оккупированных территорий рейхсмарки, которые первоначально обменивались по курсу 1 рейхсмарка на 20 франков. И богатые французы по-прежнему вкладывали крупные купюры в кожаные бумажники, величиною сходные с дореволюционными русскими "лопатниками". При этом государственные служащие в большинстве своем остались на своих местах после капитуляции Франции.

И что более странно для советских людей, - после освобождения страны от фашистов.

Даже награждение высшим петеновским орденом Франциски не помешало Франсуа Миттерану впоследствии стать президентом Франции, а Антуану Пине (сенатор от Луары голосовал за маршала Петена и до декабря 1941 года входил в состав Национального Совета Виши) и Морису Кув де Мюрвилю (служил до 1943 г. в финансовом ведомстве Виши) - премьер-министрами.

Просто после войны они, как и многие, слегка подправили свои биографии.

Немецкая оккупация Парижа.

Аншлаги на Больших Бульварах

Мне неизвестны художественные фильмы, снятые во время войны на временно оккупированных территориях Советского Союза.

Кинематографисты в оккупированной Франции работали не покладая рук, выпуская ежегодно десятки прошедших немецкую или вишистскую цензуру картин - исторических костюмных лент, комедий, семейных и криминальных драм, триллеров. Кинотеатры, от самых роскошных на парижских Больших Бульварах, до скромных зальчиков на окраинах, не пустовали. Французы доставали из кошельков мятые франки, покупая за них полтора или два часа отдохновения от повседневных забот.

Посещали их и немецкие военнослужащие под ручку с француженками, о чем свидетельствуют фотографии. Но никто кинотеатры в оккупированном Париже не взрывал, это не вполне нормальный режиссер Квентин Тарантино потом придумал и снял "для интересу" такую сцену в "Бесславных ублюдках".

Это в Порхове, на временно оккупированной псковской земле, в 8 часов вечера 13 ноября 1943 года партизаны взорвали кинотеатр, полный пришедших посмотреть музыкальный фильм про артистов цирка гитлеровцев. Так то ведь русские, а не французы.

Французские кинокритики теперь называют время оккупации "Мрачными годами" и выделяют картины, в которых авторы якобы скрыто сочувствуют Сопротивлению. Но это уже из разряда историй о том, сколько сотен человек помогало Ленину нести бревно в Кремле на "субботнике" 1 мая 1920 года. А реально 16 января 1942 года на французские экраны вышла сентиментальная историческая мелодрама "Мамзель Бонапарт" вполне лояльного новой власти режиссера Мориса Турнера, где главной героиней стала знаменитая куртизанка, или, как тогда говорили, "дама полусвета" Кора Перл. Режиссер явно ориентировался на немецких бюргеров, к тому же постарался угодить патриархальным вкусам престарелого маршала Петена...

Фильм слезливый и весьма средний. По мне, поражение и оккупация Франции творчеству не способствовали...

Афиша фильма "Мамзель Бонапарт".

Блицкриг потомков Наполеона

Вернемся к упоминавшемуся Тарле красноречивому эпизоду: торжественному перенесению останков 21-летнего сына императора - Наполеона Франсуа Жозефа Шарля Бонапарта, "Орленка", из Вены в Париж по распоряжению Гитлера. Подробностями церемонии я поинтересовался во французских газетах того времени, хранящихся в Национальной библиотеке Франции. Подробности удивительны...

...В 21 час 14 декабря 1940 года к платформе Восточного вокзала в оккупированном Париже подошел специальный поезд из Вены. Составленная из солдат вермахта команда вынесла из декорированного под часовню вагона бронзовый саркофаг c телом "Орленка" в мундире полковника австрийской армии. Кортеж в сопровождении бронеавтомобилей и мотоциклистов проехал до Дома Инвалидов практически через весь Париж. На ступенях собора в две шеренги выстроились пешие гвардейцы Парижа с факелами. Саркофаг сопровождал Отто Абец, личный представитель Иоахима Риббентропа...

Именно Отто Абец, немецкий "посол" во Франции, придумал церемонию, призванную растопить сердца французов и вызвать симпатию к оккупантам. Он же "угощал" парижан концертами Берлинского филармонического оркестра под управлением великого Герберта фон Караяна. А в свободное от помпезных мероприятий время занимался черновой работой - например, участвовал в депортации евреев, за что получил генеральский чин бригадефюрера СС. В 1945 году Абеца арестовали, в 1949 году военный суд в Париже приговорил его к 20 годам тюремного заключения, но он вышел на свободу уже в 1954 году - только для того, чтобы через четыре года погибнуть в автомобильной катастрофе, вряд ли случайной...

Между прочим, советская пропаганда тоже сравнивала Наполеона с Гитлером, но, конечно, в другом контексте: вторжение обоих в Россию заканчивалось крахом. Дополним публикации советских газет статистикой об участии в походе на восток потомков Наполеона.

Кукрыниксы. Плакат. 1941 год.

Французский легион добровольцев (638-й пехотный полк вермахта) наступал в 1941 году на Москву, 33-я добровольческая дивизия СС "Шарлемань" (1-я французская) обороняла Берлин до 2 мая 1945 года - через Восточный фронт прошли десятки тысяч французов (почти 30 тысяч оказались в советском плену). Французские военные заводы работали на Германию, поставляя автомобили, самолеты (истребители "Девуатин D.520" для учебных частей люфтваффе и союзников Германии собирали до июня 1944 года!), пушки, боеприпасы. Швейные фабрики изготавливали форму и солдатское нижнее белье, неплохо на этом зарабатывая. Кожа шла на амуницию и обувь для немецкой армии.

А начался набор во Французский легион добровольцев против большевиков (La Lеgion des Volontaires Francais contre le Bolchevisme) уже летом 1941 года, сразу после нападения фашистской Германии на СССР. С разрешения оккупационных властей первый призывной пункт открылся в центре Парижа на улице Обер, рядом с Гранд-опера. Затем такие пункты появились по всей Франции. 18 июля 1941 года легион был официально создан. В него записалось более 13 тысяч добровольцев, но первоначально зачислили, одели в немецкую военную форму с нашивкой "FRANCE" и распределили по трем батальонам около 6 тысяч отъявленных негодяев. Командовать добровольцами в немецкой армии под французским трехцветным знаменем взялся 60-летний полковник Роже Лабонн (1881-1966), прежде служивший в Марокко и Тунисе, но считавшийся знатоком России, поскольку его родной брат Эрик (1888-1971), дипломат, в 1940-1941 годах был послом в СССР и дружил с Молотовым.

За участие в боях легионеры награждались немецкими орденами, в том числе - Железными Крестами, но и деревянных получили на русской земле немало. Войну французские добровольцы, увы, среди них были и русские эмигранты, закончили вместе с фашистами прочих наций, в войсках СС - в основном в качестве смердящих трупов среди развалин Кольберга (Колобжег), Готенхафена (Гдыни) и Берлина.

Сцепка из четырех марок и центрального купона "Дань уважения генералу де Голлю". На купоне - символ "Свободной Франции". 1971 год.

Честь де Голля и "Нормандии - Неман"

6 июня 1944 года союзники высадились в Нормандии, наконец открыв полноценный "Второй фронт" в Европе. 15 августа 7-я американская и французская армия "Б" (будущая 1-я) высадились на юге Франции в Провансе.

Если бы не выдающийся гражданин своей страны генерал де Голль со "Свободной Францией" (с 1942 года - "Сражающейся Францией"), не истребительный авиаполк "Нормандия - Неман", не собранная "с бору по сосенке" из колониальных частей 1-я дивизия свободных французов генерала Кёнига, не 2-я бронетанковая дивизия генерала Леклерка и отряды "Маки", партизаны внутреннего "Сопротивления", послевоенная судьба Франции могла сложиться много печальнее. Например, ее представителей не пригласили бы ни в Карлхорст на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Германии, ни на борт линкора "Миссури" для подписи под актом о капитуляции Японии. Страну могли обязать выплатить свою долю репараций пропорционально объему поставленной Германии военной техники и снаряжения. Военных преступников могли бы выявить поболе и наказать суровее...

Французский одномоторный истребитель 2-й мировой войны Dewoitine D.520 производства SNCAM в Тулузе. Фото: Кадры из к/ф "Нормандия-Неман", снятые во Франции.

Часто ли вспоминают об этом современные французские политики?

В начале 1960-х годов, во времена моего счастливого ленинградского детства, все мальчишки знали о французских летчиках, воевавших на самолетах "Як" против фашистов, - потому что посмотрели первый совместный франко-советский художественный фильм "Нормандия - Неман". Пожалуй, единственным его недостатком стали съемки учебно-тренировочных истребителей Як-11 вместо истребителей Як-1б, Як-9 и Як-3 - силуэты самолетов отличались радикально. Конечно, некоторые нюансы происходившего на экране оставались для нас тогда "за кадром". Простые "классовые" противоречия между летчиками-аристократами и выходцами из рабочих и крестьян были советским детям понятны. А вот почему некоторые французские пилоты сначала воевали против союзников в Африке и Индокитае и лишь позднее приехали в Советский Союз для пополнения понесшей потери эскадрильи и ее развертывания в полк, нам не рассказывали, и историю режима Виши мы еще не изучали.

Легкий двухмоторный пассажирский самолет SNCAC NC 701 "Martinet" - "Стриж", копия германского "Зибеля", выпускавшаяся в Бурже. Фото: Кадры из к/ф "Нормандия-Неман", снятые во Франции.

В 1944 году приказом Сталина полк получил почетное наименование "Неманский". Последним командиром на советском фронте стал майор Луи Дельфино (1912-1968), под начальством которого 20 июня 1945 года летчики вылетели на родину на подаренных Советским Союзом истребителях Як-3. На счету французов - 273 подтвержденных сбитых немецких самолетов, 36 вероятно сбитых и от 50 до 80 поврежденных. Собственные потери - 42 летчика.

Останки шести французских летчиков первоначально были захоронены в Москве на Введенском (Немецком) кладбище. Позднее их прах был перенесен во Францию, но скромный памятник черного гранита остался. Он стоит совсем недалеко от крохотного участка с могилами моего деда генерал-майора артиллерии Владимира Иосифовича Брежнева, его жены, младшей дочери, зятя и тещи...

Б. Ефимов. Плакат. 1943 год.

Разные отцы Победы

Большинство французских офицеров до захвата союзниками Французской Северной Африки вполне добросовестно служило Петену. Летчики сбивали английские самолеты, артиллеристы стреляли по американским (не очень точно) и британским (прицельно) кораблям, моряки пытались их топить. Военная полиция старательно арестовывала сторонников Сопротивления, как в любимом мной фильме "Касабланка".

Но, как известно, у Победы много отцов...

Достигшая численности 250 тысяч человек, 1-я французская армия повела наступление на территорию Рейха от Кольмара, форсировала Рейн южнее Страсбурга и остановилась у истоков Дуная в Шварцвальде. Оттого на ее эмблеме появился девиз "Рейн - Дунай".

В ночь с 8 на 9 мая 1945 года в берлинском пригороде Карлсхорст в здании инженерного училища генерал, командующий армией, де Латтр де Тассиньи поставил подпись под Актом о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. 6 июня 1945 года де Латтр стал кавалером советского ордена Суворова 1-й степени.

А 2 сентября 1945 года в Токийском заливе на борту американского линкора "Миссури" поставил подпись под текстом Акта о капитуляции Японии генерал, командующий корпусом, Жан Филипп Леклерк де Отклок.

Маршалами Франции оба стали посмертно.

Примерно до конца 1970-х годов во Франции свято чтили память о Сопротивлении и Освобождении, не забывая, между прочим, какому государству французы обязаны местом за столом Великих держав.

Визит генерала де Голля в Москву. 1944 год.

2 декабря 1944 года де Голль прибыл в Москву. Из Баку через Сталинград генерал ехал на специальном поезде, бывшем поезде Ставки Главнокомандующего великого князя Николая Николаевича-младшего в годы Первой мировой войны.

10 декабря в Кремле был подписан советско-французский договор о союзе и взаимной помощи.