Селфи
Очаровательная брюнетка всегда предпочтет мне ли, пейзажу или великой архитектуре своих вау-друзей

Селфи

Текст: Юрий Лепский
Девушка была замечательной. Стройная брюнетка с тонкими чертами лица. Впрочем, то, что находилось за ее спиной, вызывало лично у меня не меньший восторг. А за ее спиной располагалось вот что: слева, подле деревни Дедовцы, излучина речки Сороть открывала заросшую кувшинками старицу, за которой обнаруживалась тропинка в высокой траве, ведущая к мельнице и еще дальше - к самому берегу озера Кучане, где виднелась белая купальня усадьбы Петровское. Стройные стены леса возникали на взгорьях и окаймляли поразительное раздолье. Тяжелые снежной белизны облака повисли низко над этой равниной, как корабли пришельцев. Любой, увидевший все это впервые отсюда, с Савкиной горки, замирал на несколько секунд в немом восхищении от торжества прекрасного русского пейзажа.
Луна и горящее в ночи окно, казалось, о чем-то говорили. Фото: Юрий Лепский/РГ

Однако симпатичная брюнетка стояла к пейзажу спиной. Она была занята важным делом: в правой руке у нее находился лопатник смартфона, пальцами левой она прикасалась к подбородку, изображая задумчивость. Брюнетка делала селфи. Для несведущих - это род автопортрета. Он отличается от настоящего автопортрета (Брюллова или Рембрандта, например), как автобиография брюнетки, написанная для отдела кадров отличается от автобиографии Бунина в "Жизни Арсеньева" или Набокова, изложенной в "Других берегах".

Барсик со своим другом - историком Соколовым в Тригорском. Фото: Юрий Лепский/РГ

Чудная девушка, завершив самозапечатление, поправила прическу и эффектно удалилась по тропинке, ведущей к деревне Савкино. Она даже не оглянулась на то, что оставалось у нее за спиной. Даже не оглянулась.

Честно говоря, я поймал себя на том, что мне стало обидно за этот пейзаж. Я сидел и зло размышлял, на черта она сюда приехала. Ведь наверняка издалека. Ну, неужели чтобы лишний раз взглянуть на свою неземную красоту? И почему акт самозапечатления все замечательные красотки предпочитают производить в самых красивых местах на Земле? Вот они несколько дней добираются до какого-нибудь Ниагарского водопада близ канадского Торонто, покупают билет на катерок, подходящий к самой стене воды и… вытаскивают из сумочки смартфон.

На озере Алтун. Фото: Юрий Лепский/РГ

Хотя, если бы я внимательнее понаблюдал за действиями брюнетки на Савкиной горке, то получил бы внятный ответ на свое "зачем?". После производства "селфи" брюнетка еще некоторое время тыкала пальчиком в клавиатуру и лишь затем продефилировала по тропе, ведущей в местную деревню. Скорей всего она отправляла свое новоиспеченное изображение в какую-то социальную сеть, сопроводив послание нехитрым "я была здесь". И ее виртуальные подружки конечно же немедленно откликнутся на ее объявление многочисленными лайками, "вау!", "прикольно!" и "круто!". И всё? И всё. И ради вот этого стоило сюда ехать? Ну а чё? Прикольно же.

Приехали и прилетели Фото: Юрий Лепский/РГ

Лет сорок назад социальная сеть нашей эффектной брюнетки называлась бы забором, где пилкой для ногтей можно было бы нацарапать: "Анжела была здесь". Теперь у брюнетки есть смартфон и виртуальная соцсеть с сообществом таких же, как она, подружек.

Ну а в чем, собственно, проблема? Кому наша красивая брюнетка помешала? Чей покой нарушила? Чьи высокие чувства оскорбила? У меня есть к ней какие-то конструктивные претензии? Нет у меня таких претензий. Ну а если нет - так отстань от нее и не изображай из себя шибко умного. Лучше бы пригласил ее пообедать, коль она тебе так понравилась.

Туман на Ворониче. Фото: Юрий Лепский/РГ

А что? Почему бы и нет. Я представил себе, как пригласил эту замечательную девушку пройти до ближайшего кафе "Березка", что в Михайловском, как мы уселись за столиком прямо под раскидистым деревом и как я начал рассказывать ей про Михайловское, его нынешних и прошлых обитателях, указывая на гостевой домик и домик директора заповедника. Потом я обернулся к ней, чтобы увидеть, какое впечатление произвел на нее мой вдохновенный рассказ и увидел, как с замечательной улыбкой на устах она что-то пишет в своем смартфоне своим виртуальным подружкам, может на этот раз про меня? Так что вы говорили? - спрашивает она, очаровательно улыбаясь…

Моя претензия в том, что очаровательная брюнетка всегда предпочтет мне ли, пейзажу или великой архитектуре своих вау-друзей. Они ей дороже и уже привычнее, с ними ей легче.

Тот самый пейзаж. Фото: Юрий Лепский/РГ

Но чтобы выглядеть объективным и справедливым, мне надобно признаться, что и я сам снимаю селфи. Только без своей физиономии (куда мне до брюнетки). Я снимаю то, что мне кажется красивым, а возможно, и прекрасным. Я снимаю то, что помогает мне понять жизнь, которой я живу. И мне тоже важно поделиться этим со знакомыми и незнакомыми людьми. Зачем? Я хотел бы, чтобы в моих пейзажах и портретах люди чувствовали мое отношение к тому, что я увидел и снял. То, что я чувствовал в момент нажатия кнопки - это и есть я сам или мое селфи.

Однажды в Тригорском я случайно увидел, как луна выходит из-за вершин елей, но когда стал рассматривать снимок, то обнаружил в правом нижнем углу светящееся в ночи окошко деревенской избы. Я понял, что этот снимок может о чем-то рассказать. Потом луна стала купаться в облаках, как в волнах озера. И это тоже может стать повествованием. Как и портрет историка Соколова со своим котом Барсиком в окне старого деревянного дома. Как и деревянная церковь в городище Воронич, окутанная утренним туманом. Как изящная белая цапля, замершая у маленького озерца. Как аисты по-хозяйски разглядывающие остановившийся на обочине автомобиль. Как тот самый пейзаж, так и не увиденный красавицей брюнеткой. Как чудное озеро Алтун с незнакомой девочкой на мостках. Как мой временный приют в Тригорском, окутанный утренним туманом…

Не обижайтесь, но мне не так уж важно, что скажут обо всем этом люди в соцсетях. Для меня важнее то, что я сам понял и почувствовал. Ведь селфи - это всегда "я", а не "мы" и уж тем более - не "они". В том-то и прикол.

Цапля в Тригорском. Фото: Юрий Лепский/РГ

Еще материалы