Новости

07.09.2021 18:36
Рубрика: Культура

Звук упирается в бюджет?

В рамках Российской креативной недели, прошедшей с 26 по 29 августа в Москве, в парке Горького, на площадке "Музыка и саунд-дизайн" состоялась дискуссионная лекция "Архитектура музыкального пространства". Как новые технологии влияют на создание современных акустических пространств, имеет ли сегодня смысл строить крупные залы, насколько плотно должны сотрудничать архитекторы, звукорежиссеры, композиторы на этапе планировки концертных площадок, а также действительно ли качество звука зависит исключительно от финансовых возможностей, обсудили композитор, продюсер Владимир Матецкий, генеральный директор компании Soundcafe Вадим Решетько, инженер Bose Professional Антон Синяев. Модератором сессии выступил архитектор и преподаватель МГХПА им. Строганова Илья Насонов.
 Фото: предоставлено пресс-службой ZVONKO GROUP  Фото: предоставлено пресс-службой ZVONKO GROUP
Фото: предоставлено пресс-службой ZVONKO GROUP

Долгострой за миллиард

- Мы давно перестали ходить в киноконцертные залы исключительно для того, чтобы послушать музыку или посмотреть фильм, - начал разговор Илья Насонов. - Массовый потребитель приходит туда поесть, сделать покупки и даже покататься на коньках. Таким образом мы пришли к формату торгового центра или многофункционального зала.

Кроме того, многие архитекторы сходятся на том, что возведение филармоний, классических концертных залов превращается в дорогостоящий долгострой. Стройка банально не поспевает за развитием технологий. Причем это общемировой тренд.

По мнению Насонова, в качестве примера достаточно привести Эльбскую филармонию в Гамбурге, которая вместо обещанных трех лет строилась десять, или Парижскую филармонию в парке Ля Виллет Притцкеровского лауреата Жана Нувеля.

Даже знаменитый оперный театр в Сиднее имеет огромное количество недостатков. При этом постройка больших концертных залов по-прежнему выполняет функцию туристического аттрактора. Например, по статистике, количество людей, приходящих в оперный театр на экскурсию, в три раза превосходит публику, посещающую сами концерты.

Тогда возникает резонный вопрос, стоит ли игра свеч и какими особенностями должна обладать современная концертная площадка, чтобы приносить прибыль, привлекать новых посетителей и оставаться культурной институцией.

- Действительно, сегодня меняется не только контент, но и каналы его передачи. Прослушивание музыки в большинстве случаев осуществляется с мобильных устройств через наушники. И это нужно учитывать, - подчеркивает Антон Синяев. - Если раньше композиторы писали музыку под пространство, в котором она исполнялась, более того, эти пространства строились с расчетом на конкретную музыку и конкретных исполнителей, то сегодня концертные залы превращаются скорее в многофункциональные центры. Соответственно, технические требования должны обеспечивать возможность проведения в них как концертов, причем разного ценового сегмента с различным количеством посадочных мест, так и других мероприятий.

По словам Вадима Решетько, формат прослушивания музыки изменился. 50-100 лет назад люди приходили в конкретное место с конкретной задачей - прослушать музыку. Сегодня же это доступно практически везде: музыка помогает отвлечься, стоя в пробке в машине или во время пробежки по парку. При всем при этом у многих остается потребность приходить в специализированные залы, чтобы услышать музыку. То есть мы меняемся, методы меняются, форматы меняются, и это правильно.

Владимир Матецкий поддержал коллег, однако отметил, что по-прежнему есть люди, которые приходят в филармонию, будь то знаменитая Сиднейская или какая бы то ни было другая, не в ресторан, а слушать музыку, есть те, кто предпочитает винил и прослушивание на high end.

Свои и "чужие"

Композитор выразил обеспокоенность тем, что Россия значительно отстает от западного мира как в вопросе технологий, так и в производстве контента.

- Вопрос в том, где место России в этом процессе. Мы исключительно потребители или мы можем выставить архитектора, который сделает проект для Москвы, Екатеринбурга и так далее. Можем ли мы обеспечить качественное звучание в зале, наладить работу звуковой аппаратуры. Все, что касается производства, у нас идет довольно плохо. Даже просто заставки сделаны из чужого контента. Чтобы снять свое, записать музыку, нужны силы, таланты и выстроить рабочую цепочку.

Есть ли у нас сегодня отечественные архитекторы, способные сконструировать и спланировать собственный проект? - задался вопросом Матецкий.

Модератор площадки ответил, что хотя ситуация далека от идеала, но рано списывать нас со счетов.

- Последний крупный российский концертный зал - зал парка "Зарядье" - полностью спроектирован отечественными специалистами под руководством главного архитектора ТПО "Резерв" Владимира Плоткина и главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, - отметил Насонов. - Конечно, для создания акустики был приглашен японский специалист Ясухиса Тойота. Но справедливости ради стоит отметить, что он же занимался Эльбской филармонией и концертным залом Уолта Диснея. Так что приглашать лучших не наша национальная беда.

В современном мире, тем более если говорить о крупных проектах, есть вещи, которые можно и нужно делать в содружестве, уверен архитектор. И дело не только в цене, но и в том, что в каждом сегменте существуют свои лидеры. Не стоит пытаться изобретать велосипед, когда его можно спокойно купить. Куда перспективнее делать ставку на инновации, создавать нечто такое, чему нет аналогов в других странах.

- При этом мне было бы отрадно услышать не столько, что наши архитекторы проектировали все только у нас, сколько, что в Кёльне или Лос-Анджелесе был построен многофункциональный центр, автором которого стал кто-то из наших соотечественников. У нас есть Борис Уборевич-Боровский, ректор школы МАРШ Евгений Асс и многие другие, - сказал Насонов.

Играем во дворце

Если с филармониями, оперными театрами и другими классическими площадками критерии оценки более-менее понятны, то что делать с пространствами, изначально не предназначенными для прослушивания музыки, где должен пройти какой-то концерт? Клубы, исторические особняки XVII века с лепниной, которая может обвалиться, если врубить звук на полную громкость, - существуют ли универсальные решения, как обеспечить в таких местах хорошее звучание?

- В идеале архитекторы и акустики должны работать рука об руку чуть ли не с самого начала проекта. Если архитектор не заложил грамотную шумоизоляцию, точки монтажа различных систем, то либо мы будем существенно ограничены в наших возможностях при озвучке зала, либо нам придется менять структурные характеристики, что очень долго, дорого, если вообще возможно, - заявил Антон Синяев.

То есть помимо розеток при строительстве ресторана или клуба нужно закладывать так называемую слаботочку, понимать, куда, как и какие системы можно будет подключить, где разместить аппаратуру.

Если же уйти от планировки и говорить об организации мероприятий в не предназначенных для этого помещениях или на открытых пространствах, то это всегда набор компромиссов.

- Можно ли исправить особенности архитектурных недоработок? Конечно. Мобильные пластины, поглощающие шумы, грамотно подобранная аппаратура. Но это дорого, - отмечает Вадим Решетько. - Если же вы хотите мероприятие в историческом особняке, то, когда владелец увидит весь набор техники, он точно не обрадуется. Да и вам как устроителю мероприятия захочется сохранить красивый антураж. Тут и начинается борьба компромиссов. У каждого артиста есть технический райдер, где написано, что все должно быть на своих местах: колонки, пульты, инструменты. Обеспечить звучание, привезти колонки мы можем. Но существует масса нюансов, по которым придется договариваться.

- Это слово не прозвучало, но в конечном итоге все приходит к бюджету, - заметил Владимир Матецкий, - И так было и десять, и двадцать, и 4000 лет назад, когда кто-то с арфой приходил играть для Тутанхамона. Все, что касается музыкальных мероприятий, упирается в бюджет. Повесить и поставить аппаратуру - это большие деньги. Урезание бюджета приводит к урезанию качества. Но это часть первая - техническая. Вторая - люди за пультом. И это тоже проблема. Найти хорошего профессионального звукорежиссера в России - задача нелегкая.

У кого пульт, тот и устраивает музыку

Каждый год производители музыкального оборудования придумывают что-то новое. Но какой бы совершенной ни была придумка, она попадает в руки человека, который должен уметь этим пользоваться и обладать творческим потенциалом. В нашем музыкальном мире слишком много разгильдяйства, к несчастью, - уверен Владимир Матецкий.

По его словам, звукорежиссер - это художник, который должен обладать набором технических знаний.

- Безусловно, сейчас у звукорежиссеров огромное количество возможностей добиться достойного результата. С технической точки зрения в России доступно все то, что и на Западе. Второй фактор - человеческий. Звукорежиссера, как правило, выбирает артист. Здравомыслящий артист отдает себе отчет, что звук в зале - это то, для чего концерт устраивался. Есть ли у нас звукорежиссеры западного уровня? На мой, взгляд, да, есть. Качество продукта, который мы получаем в зале, растет год от года. В этом заслуга как технических нововведений, так и доступности обучения, - считает Вадим Решетько.

- Наша задача не принизить роль этих ребят, а, наоборот, поднять, - убежден Матецкий. - Мне кажется, сейчас легче учиться. Когда я начинал играть в рок-группе, был железный занавес. Сейчас человек со способностями может оплатить себе курс в Америке, Швеции, Англии и получить необходимые скилы. Это надо пройти. В этом мы все заинтересованы.

Дискуссия показала, что нам есть над чем работать, а для организации музыкального пространства нужны не только технологии и большой бюджет, но и люди, способные не просто их осваивать, но и грамотно, ответственно применять на практике.

Ipquorum: Новости интеллектуальной собственности Культура Музыка Культура Арт